Create post
Philosophy and Humanities

Безграничный Делёз Навсегда

Мстислав Казаков 🔥
+9

(Аннотация: Ντελέζ Άπειρος — попытка прочтения «предсмертной записки» Делеза, выражающей в двух страницах все содержание трансцендентального эмпиризма, через призму спекулятивного реализма. Вселенная, в которой трансцендентальный эмпиризм читают спекулятивно-реалистически, подобна вселенной, плоть и кровь которой составляет бесконечное число камерных экранизаций «Войны Бесконечности» из кроссоверов Marvel, в декорациях, с актерским составом, антуражем и атмосферой шумахеровского «Бэтмен Навсегда» производства Тима Бёртона, где одна из экранизаций находится в вечном и бесконечном производственном аду, тем самым давая этой вселенной возможность длиться и восприниматься наблюдателем.)

Философская теория множеств сменила философскую грамматику. Эпистемология — это разновидность теории множеств, в которой элементами множеств, о которых мыслит теоретический разум, являются познавательные отношения, действия, методы получения знания, виды и формы знаний и способы их удержания в сознании или в подручном. Феноменология — тоже теория множеств (или теория серий), в которой элементами выступают феномены сознания и Мир (как витгенштейновский «Сложный Факт», так и конкретные вещи) так, как он дан сознанию. На пересечении двух путей философского мышления заново обретается онтология — как третья философская теория множеств, элементы которой относятся к родам, видам, типам, категориям сущих.

Подмножества онтологии состоят из актуальных, реальных, потенциальных, виртуальных и контингентных элементов.

Актуальное — чистое наличное бытие Мира и Вещи: выражение.

Потенциальное — область модальностей актуального, возможное состояние актуальности, область, в которой одно (сингулярность), вступая в антагонизм с другими сингулярностями, непременно будет выражено в актуальном тем самым исторгая другие сингулярности в абсолют «Не Есть» или отторгая в будущем, во времени.

Контингентное — абсолютно возможное (К. Мейясу), формирующая потенциальное область не-реального и возможного как всех допустимых состояний Мира, включая те, о которых нет допущений ни в одном допущении, которое было или будет сделано любым существом, способным на сам акт такого допущения.

Реальное — уже-не-актуальное, прошлое состояние Мира, прошлое всякой актуальности, постулируемое в качестве достоверно даваемого.

Виртуальное — собирающее и расслаивающее все вышеперечисленное. Виртуальное «утягивает» Актуальное в Реальное, понимаемое в смысле Хайдеггера и Гегеля — т.е. Реальное как то, что является Действительным в любой отрезок существования Мира в целом, а не подводит к простоте существования этой-вот вещи. Актуальное окружено виртуальными образами и контингентной «абсолютной возможностью». Таким образом, нечто актуальное, исчезнувшее из сущего в будущем, продолжает существовать как реальное в действительности, благодаря ее — действительности — разумности. Благодаря свойству материи полагать самое себя и полагать в актуальном некое уже-не-существующее (в актуальном) как нечто реальное (нечто бывшее актуальным). В «предсмертной записке» Делез говорит о виртуальности частиц. Их-то «виртуальность» сводима к виртуальности не Пространства («оторванного» от Мира пространства Ньютона — Лапласа), а Времени — как способа бытия Мира. Содержание, сущность, ход этого бытия — пространство-время современной физики, которое метафизика называет Сущим. Мир дан как существующий через пространство+время. Форма же бытия Мира — Время. Само по себе («само по себе» Время остается всегда конкретным, конкретизируясь через пространство-время, полные параметры которого, если мы принимаем концепцию 10/11-мерного пространства, сущностно акцидентальны: четырехмерность, данная наблюдателю, такова не по необходимости, но сообразна контингентной возможности n-мерности Мира).

Неуловимость актуального и его погруженность в туман реального и виртуального связаны с непрерывностью дробления, в котором «минимум непрерывного времени» нельзя выделить принципиально, и который актуально непредставим как нечто действительное вне его «потоковости». Восприятие в объектно-ориентированной феноменологии тождественно в своей сущности такому же неуловимому содержанию актуального, оказываясь подобной же «частицей», обволакиваемой разными формами сущностного сокрытия. Память как ретенциальное сознание, источник и «вместилище» всего, что полагается как действительное, выступает доступом к данности других порядков, которые не актуальны, будучи реальными. Эти порядки реальны как виртуальные остаточные эффекты и образы. Их виртуальное бытие поддерживается не-интенционально (сознание не мыслит их в каждой частице потока протекания сознания, его дления). Интенциональное отношение к виртуально бытийствующим остаточным эффектам и образам как таковым проявляется в виртуальном движении, подвижном круговращении, которое совершает движение, подобное гегелевской «сове Минервы»: это движение топологически тождественно пути Марселя Пруста — от έον к границам памяти, границам всей известной карты «утраченного времени». Утраченное здесь — не потерянное, а ушедшее, ушедшее через прохождение-сквозь-меня. Я и утраченное время — не два маятниковых механизма, заведенных в «почти неделимый» интервал времени, не две лейбницевские монады, взаимодействующие не через nexus, а как независимо присутствующие на поверхностях друг относительно друга, со-положенные сущности, лишь по видимости взаимодействующие (а по факту, имеющие «квант расхождения» в своей длительности). В случае такой видимости, мы действительно вынуждены были бы постулировать прохождение Времени вокруг меня, без соприкосновения, а значит — без актуализации меня. Утрачивающееся ухождение времени — его бытие-к-утрате — результат прохождения Времени как Длительности сквозь меня и исторжение его же из меня в сокрытие, не означающее, однако, окончательного его забвения (oblivion). Окончательность забвения — тотальное стирание последнего следа в Бытии и Сущем. Стирание следа в Сущем включает стирание его в самом Феномене Сознания — в Памяти. До тех пор, пока утраченное время дано в памяти — оно одновременно является и обретенным временем.

Актуальный объект един со своими виртуальными образами: реальными, действительными и потенциальными. Потенциальное воздействует на актуальное независимо от сознания; ретенциальное удержание в сознании воздействует на актуальное в нем самом, делая актуальное действительным, приводя к Несокрытости — к Истине в аутентичном понимании этого понятия, невыразимом дискурсивно ввиду необходимости проживания-в-не-сокрытости как рода опыта или результата становления — того, что Ницше называет «способами существования» (таков вывод о Несокрытом, к которому мы придем, следуя Хайдеггеру). Две совокупности «кругов», два континуума, два множества, более фундаментально, два τοποι — два разных способа длиться, две возможности представления и два разных space/s — ‘пространства-порядка’ (под порядком понимается здесь первичное значение греческого понятия «космоса»). Пространство этих двух «космосов» отлично не как две области «общей» протяженности субстанции-материи мира. Это space/s «расслоено», разделено на складки и области, плавно переходящие друг в друга, от области «чистого дления» (Времени, которое мыслится или переживается, с негацией-абстрагированием — сведением к не-месту — протяженности) до максимума статически (отъ-ятой от времени) мыслимой протяженной области пространства-без-времени. Любая попытка конечного представления-перечисления элементов или хотя бы слоев space/s обречена на регресс в фактуальную бесконечность: даже идеальный аналог лапласовского «Демона дескриптивной метафизики» имел бы дело с фактофиксирующими перечислениями, которые, в свою очередь, остаются (даже при полной антиципации всех будущих событий и состояний в Мире) неполной индукцией. Ведь эти предсказания никоим образом не затрагивают контингентной возможности, сама природа которой в том, что полагаться в качестве абсолютно возможного может только Вся совокупность Всех возможных состояний, включая и те, которые всякая антиципация и всякий эпистемологический Демон отбрасывает; равновозможным полагается Все, что не является самопротиворечивым — предсказывая вероятность наступления состояния Х, мы не знаем, какова актуальная вероятность наступления Х. Мы говорим, ‘р (Х) = n : m’, но само n получили соотнося с конечной, ограниченной областью, относительно которой мы не имеем оснований заключить как о содержащей все возможные вероятности. Скорее, m — это очередное ограниченное «подмножество» виртуальных образов, которое исчерпывается всего лишь всеми мыслимыми возможными состояниями Мира (а мышление не имеет онтологических преимуществ перед протяженностью).

Все, что мыслится как «вещь» или «частица» разделено на слои, которые связаны с образами — от контингентного до реального. И контингентное, и потенциальное, и реальное для наличности актуальной вещи реляционно виртуальны, но именно в них, в уходе в реальное-не-актуальное, в переходе к потенциальному через депотенцирующую игру, в при-хождении к действительности через разум; в этом «эфемерном» движении (полагание потенциального не-Всего Вселенной, естественно, про-из-ведено из виртуального образа контингентного Всего), объект актуален и виртуален. Space/s раскраивается-расслаивается на пространства и порядки — как? Через распад Времени, равномерного и неравномерного. Целостность виртуальных образов, виртуальных объектов, гипер-объектов (Мортон), комплексов гипер-объектов, любых бесконечно представимых по количеству и качеству уровней и компонентов в обе стороны величин, — в этом распаде такая целостность нарушается разломами сил, действующих как «актуальное» процесса Дления. Тогда и дление space/s, в частях (таких, как мезо-, микро-, макро-, мега-, мета-, нано-космы и их «подпространства») происходит в соответствии с целым континуумом нетождественных скоростей, пронизывающих раскроенное на множество пространство (-а)-порядок (-дки).

Виртуальное прорезается и разделяется — на области, которые относятся к реальному, действительному, разумному, иррациональному, бессознательному, сознательному, интерсубъективному, интроспективному, нереальному, невозможному (само-противоречивому), контингентному (абсолютно возможному). Длиться означает определенным образом актуализироваться, распадаясь на «частицы», области, «круги», «отрезки», сферы виртуального бытия, пропущенного через расслоение на всех уровнях данности Сущего. По Спинозе, понятие «длительности» определяется как выражение свернутого клубка виртуального, потенциального и контингентного через разрешение его в актуальное, в выраженное.

И все отдельные области и способы выражения при этом следуют одним путем — α-τροπος, путем, лишенным каких либо онтологических «поворотов». Путем, который (подобно Субстанции раннего Витгенштейна ([«2.024 Субстанция есть нечто, существующее независимо от того, чему случается быть»] и Спинозы) Актуальное само является под-лежащим (sub-iectum), тем, что подвергается, а не подвергает. «Подвергать» для актуального значит не более, чем быть актуальным (онтологически) элементом онтической редукции Апеля, где сущее1 редуцируется к сущему2 или дедуцируется из него. Подвергать чему-либо актуальное может лишь другое актуальное, как сущее воздействует на сущее, но не на бытие (Бытие определяет Сущее!). Актуальное как Сущее-не-Все определено Виртуальным-Всем как Есть-и-Нет Сущего вообще и Этого-вот сущего через сферу Действительного как помысленного в данности выраженного и опережающем отражении пред-стоящего выражения. Актуальное подлежит (а не делает-подлежащим) изначально, поскольку изначально оно при-над-лежит Бытию, нулевой степени Сокрытого, из которого оно выпадает.

Виртуальность поглощает актуальность, выступая подлинной Тотальностью (Плотью и Кровью плоти и крови) — Целое конструируется, изобретается в обратном прихождении к идее Сущего и Вещи [Единицы (И. Богост)], которое [прихождение] постулируется из делимых до пресекающегося в мыслительном континууме предела частиц. Актуальное должно кристаллизироваться в серии конструируемых [уже-не-]актуальностей, в которых мы полагаем всякое тождество: тождество личности, вещи самой себе… Тождество реального действительному, действительного — разумному, разума — налично-бытийствующему, наличного бытия — тому, что длится. Совершая круг, подобный кругу Мудреца, от Философа (движущегося к мудрости) к Мудрецу (тому, кто мудростью обладает), приходя назад к Философу, способному выразить знание Мудреца, то, что длится [выражается], делает неразличимыми актуальность сущего как объекта, виртуального — как его образа, потенциального — как области контингентной возможности, выпавшей из Ничто в сферу виртуального бытия, действительного — как постулируемого (но лишь постулируемого) «Всего». Дление относится к расколу, неизменно фундаментальному, неустранимому, расколу Времени, которое, проходя через Актуальное из προ- («перед») уходит в удерживаемое прошлое. Прошлое — это виртуальное, которое уже не длится, отрезок потока, не пребывающий в актуальном изменении, реальный через удержание, нахождение, вновь-прихождение — охраняющее обретение этим виртуальным своей действительности.

[Жиль Делез, «Актуальное и виртуальное»: «Виртуальности сообщаются поверх актуального, которое их разделяет»].

Разделение актуальным — Акт: вот-бытие, настоящее, длясь, проходит в одну из областей виртуальных образов, наделенных реальностью как выражением ‘уже-не-существующего = уже-не-актуального = выраженного’. Вот-бытию предстоит еще-не-бытие абсолютно контингентного Будущего — виртуального образа Мира, находящегося «в движении» в своем еще не наступившем будущем. Виртуальное — это ординарное множество: оно состоит из всех прошлых и всех будущих состояний Мира, и именно поэтому не содержит себя, поскольку «содержать» значило бы «непрерывно удерживать себя в длении», то есть — быть актуальным, а не виртуальным.

«Длительность есть неопределенная непрерывность существования» [Бенедикт Спиноза «Этика», Ч.2, Определение 5].

Неопределенная непрерывность — следствие неограниченности виртуальности. Неограниченности, выраженной в изменении актуального, реального и действительного. В изменении, данном через Время. Время — это то, что делает интенсивность гилетических модальностей [имманентностей] Мира безграничной. И бесконечной, поскольку само Время, отдаваясь интенсивности без остатка, начиная с Начала Мира, отделено от непрерывно овладевающей им через пространство-время интенсивности, абсолютно возможно как Бесконечное.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+9

Author