Donate
Prose

Обычная гейская утопия

Света Кузбас30/10/23 16:12310

Зосим Афоньевич Драмнбасов проснулся в 12 часов дня. Комнату освещали белые пронизывающие солнечные лучи. Спалось ему не очень хорошо от того, что его анализ Геевичности упал вчера на три пункта.

Он встал, ополоснул лицо водой и, глядя на стекающие с носа капли, сквозь зубы проговорил: «надо подниматься». «Сегодня родилось 512 новообращённых геев, — думалось ему — но почему не я? Почему я не могу снова вкусить ту свежесть и молодость, то ликование и свободу от ментальной опричнины, которые обретает каждый, кто впервые узнаёт о своей Геевичности? Когда он выходит в свет, в общество, отравленное пороком и гнусной дисциплинарной провинностью, он — Великий Гей, Новорождённый Гей, человек с железным метафорическим анусом, властелин Любовного Всея, противостоятель Духовной Хвори и Оскуднения, он — Заслуженный Гей России.

Читатель: Извините, а можно вопрос?

Света Кузбас: Да.

Читатель: А фто это у вас тут происходит? Геи какие-то. Разве так можно?

Света Кузбас: нужно.

Читатель: Ясно.

Протекали дни, вершились недели. Заполнялись и высыхали моря и океаны. Рождался огонь, лёд, пламя и молния, и прочие стихии. Но человечество наблюдало другое. Человечество волновало другое. Человечество наблюдало всё это через призму Другого, Великого…

Читатель: Чего? Чего? Чего человечество ожидало?

Света Кузбас: Да подождите, дайте я дорасскажу.

Читатель: Ну ладно.

Шёл 2132 год. Человечество пережило международную напряжённость, частичную ядерную катастрофу и период восстановления.

Изменения начались сразу же после бури, после военного коллапса. До Катастрофы ценности псевдогуманистического общества были традиционны: деньги, успех, счастье, признание, популярность, любовь, гедония. Чтобы изменить этот устоявшийся расклад, должно было произойти нечто ломающее быт, жизненный обиход.

Это случилось после первых нескольких ядерных ударов, разрушивших торговые цепочки цивилизации. Наступила экономическая бедность и неэкономическая бедность.

Экономическая бедность была проста: перестала течь вода из крана, люди начали тратить бо́льшее количество времени на удовлетворение базовых потребностей.

Неэкономическая бедность была сложна: стало непонятно, как жить дальше.

Сначала в ходу стал первобытный образ жизни и первобытный облик быка-осеменителя: грубый, физически сильный мужчина и выносливая, неприхотливая самка-прородительница. Однако через несколько десятилетий, после восстановления небольшого бытового комфорта и массового производства, перед людьми стал другой вопрос: как неповторить?

Известный до Катаклизма в России лозунг «можем повторить!» сменился на международный «можем не повторить!» созвучный с «никогда больше», но обредший новую форму после прошествия времени. Ретро-композицию певицы Zivert изложили в новом DJ Kataclism ремиксе:

Его глаза как свет

Дальних планет

Его любовь — это миг

Как не повторить? О-о

Затем наступил логичный и ожидаемый поиск Нового Духовенства. Мощная конкуренция традиционных религий и новых течений: Православные, Мусульмане, Буддисты, Растафариане, Выживальщики, Ядерные Самогонщики-Эскаписты, Зоомудрецы, Орден Тяжёлой Воды и бесчисленное множество иных культур.

В тот момент никто не мог предсказать, что духовность развернётся в сторону поиска Внутренней Вторичной Геевичности. Такого понятия долгое время даже не существовало в словаре.

Всё началось с того, что молодой киберунтер-офицер интернет гвардии «Наши» Виктор Штрудель обрёл божественное провидение. Его работа состояла в том, чтобы продвигать в интернете пропаганду устаревшей идеалогии военной экспансии и Цифрового Средневековья, которая брала корни то ли с самого Средневековья, то ли с Всеволода Мидасе́вича. Мидасевич правил Россией с 2015 по 2045 год, пока его не свергли и не посадили на кол его же сторонники. Сам он считал себя носителем блага Всерусского и Освободителем, поэтому взял себе псевдоним, созвучный с именем царя Мидаса. Однако в народе он был известен скорее как разрушитель, ибо именно вскоре послее его правления произошла ядерная военная эскалация и захват власти радикалами. В народе так его и прозвали: Всеволод Говневич, то есть человек, способный из людой благородной идеи реализовать пыль.

Таким образом, основное занятие Виктора Штруделя считалось ретроградным и неразумным, во многом сродни теориям заговора и Предзаданного Божественного Апокалипсиса цивилизации Майя. Хотя насчёт второго никто не был так категоричен после случившегося.

В связи с этим, сам Виктор Штруделя чувствовал пустоту духовной утраты, тяжесть уходящего вдаль величия и хайпа, прощание с глубокими духовными корнями. Именно в этот день он увидел сон, в котором царило Светлое Будущее. Все люди там были грамотными, разговаривали друг с другом только на вы, пространство между их силуэтами было залито ярким белым светом. Сами люди были плохо различимы, но видно было одно: их невероятная доброта и благородство. Всё, к чему они прикасались расцветало, умирающие обретали вторую жизнь, птицы начинали щебетать песни, вода становилась чистой, как доядерная лёгкая роса, неотягощённая лишними нейтронами. Именно тогда Виктор впервые пробормотал во сне сочетание, с которым люди спустя пару десятилетий будут умирать на устах, отмечать свадьбы и рождение, смерть и прощание: Заслуженный Гей России.

Говорить о своём понимании Виктор начал неуверенно и робко, как бы сам не веря в возможность сказанного. Суть его предложения была проста: нужно создать образ человека простого и лёгкого, который сможет уживаться в гармонии с любыми вещами и создавать эту гармонию. Он сможет преодолеть кризис Ядерной Кончины и обратить всех хейтеров в лаверов, либо просто равнодушних прохожих. Иными словами, он избавит мир от беспричинной агрессии.

Было ясно одно: необходимо отказаться от работы в отделе Цифрового Средневековья и построить что-то совершенно иное, на новых основаниях. Но он бы никогда не смог сделать этого, если бы однажды ночью, во время просмотра Ятуба не наткнулся на ролик о Производстве Внутренней Геевичности. Один учёный спорил с религиозным представителем о природе гомосексуалов. Ролик носил больше развлекательный характер, поскольку природа гомосексуалов в целом была известна достаточно давно, и сейчас эта тема особенно не была акуальной. Однако Штруделя заинтересовало другое: он услышал что-то наподобие расовой теории, где рассказывалось об успешности людей с таким параметром как «геевичность». Содержание этого понятия казалось Виктору настолько смутным и неясным, что он даже не мог сформулировать вопрос. Он написал в комментариях: «Боже, что я только что посмотрел?», но на этом его мысль не остановилась. Он стал погружаться в тему. Учёный и его коллеги утверждали твёрдо: большинство́ успешных людей обладали и будут обладать повышенной геевичностью. Махатма Ганди, Исаак Ньютон, Фреди Меркюри, Скарлет Йохансон — список практически не имел завершения, и каждый день в него попали всё новые знаменитости прошлого и настоящего.

«В чём состоит суть геевичности?», «Как поднять геевичность?», «Как измерить геевичность?», Виктор набирал новые запросы в Бумгле снова и снова. В результате скурпулёзных поисков он выяснил несколько вещей. Во-первых, ему показались убедительными несколько теорий происхождения G-фактора.

Первое. Физическая теория. Проведя измерения на нескольких коллайдерах при столкновении частиц, учёным удалось выявить новое квантовое число: гей-спин. Оно было присуще некоторым бозонам, а также малому числу фермионов. Содержание G-спиновых частиц в организме успешного человека было повышено на 20-30%. Этого было достаточно, чтобы жизнь человека начинала вращаться вокруг G-вещей.

Например, если изначально человек явно входил в неблагополучные слои населения: занимался преступностью, вёл себя грубо, агрессивно, употреблял алкоголь или наркотики, вёл нездоровый образ жизни и прочее, то после повышения G-фактора его жизнь начинала меняться на глазах: он становился галантным, вежливым, его поступки всё больше опирались на рациональное, либо иррационально-элегантное начало. Он начинал крутиться вокруг денежных, доходных занятий, либо того, что приносило в общество красоту и порядок. Подобное изменение поведения бихевиористы назвали: G-трансформация.

Достаточно было зайти в спектральный анализатор, как учёный мог точно скказать: насколько высок уровень геевичности у данного человека в данный момент.

Вторая теория, которая запомнилась Виктору Штруделю, была социально-эволюционная. В ней учёные пытались объяснить то, почему максимальные показатели геевичности наблюдались именно у гомосексуалов. Поначалу такое открытие повергло учёное сообщество в недоумение. И лишь спустя годы кто-то отважился выразить биологическое объяснение. Предполагается, что влияние общества сформировало и без того редкую мутацию в новый уровень социально-биологического витка. Дело в том, что гомосексуалы, подвергавшиеся гонениям в течении столетий были вынуждены адаптироваться в своём поведении под крайне жёсткие общественные условия. Но исхода из того, что именно те хромосомы, которые отвечали за проявление любви, нежности, ласки и эмпатии подвергались самой жёсткой неконструктивной критике и гонениям, у геев сформировалась и поведенчески закрепилась хромосомная мозоль, подобно мозоли, образованной от давления неудобного ботинка. Их стремление к выражению чувства любви достигло апогея, максимальной точки напряжения, но поскольку оно не могло выйти непосредственно, то оно изливалось в крайне изощрённых социально-одобряемых формах, что носило характер мощнейшей фрейдистской сублимации. Следствием такой хромосомной мозоли было создание огромного количества новых вещей. Таким образом чувство первобытного влечения фактически перешло в изобретательство и инновации.

Читатель: Но разве у человечества было недостаточно научно-технического прогресса до этого?

Света Кузбас: Хз. Сейчас спросим у Виктора.

Действительно, Виктор Штрудель обратил внимание на то, что прогрессивность никогда не приводила человечесво к хорошему, а, к сожалению, лишь к постядерной пыли. Поэтому учёные выделяли ещё три значимые черты геевичности: чрезвычайное сожительство, толерантность и контркультурность.

Сожительство позволяло людям уживаться даже в условиях жесточайшего психологического давления, толерантность делало это сожительство благородным, то есть не оно не считалось неуспешным. Контркультурность позволяла сохранять внутреннее понимание реальности и свободу, образуя жёсткую сознательную оболочку, критическое понимание общепринятого нечто. Таким образом гомосексуалы могли жить в обществе и оставаться счастливыми, при этом кардинально расходясь во взглядах с большинством. Эта триада стойкость-благородность-самостность создавало мощнейший импульст индивидуально-общественного развития. Таким образом геевичность позволяла человеку развиваться, не вступая в столкновение с обществом, другими людьми, что полностью исключало милитаризм.

Этот невероятный вывод пришёл к Виктору настолько внезапно и остро, что он пукнул. После этого он собрался. И снова пукнул. Далее события развивались стремительно.

Виктор вышел в интернет и начал обсуждать своё понимание идеалогии Заслуженных Геев России со всеми, кто попадался ему на пути. На форумах, видеохостингах и соцсетях. Имея опыт работы в гос. пропаганде, он моментально облачал своё понимание в лозунги: «Даёшь геев тем, у кого в душе прострел!» или «ядерной зимой гей согреет с головой!». В целом было очевидно, что лозунги — это не его сильная сторона, но структура его Новой Пропагадны была проста: нужно противопоставить достижения современной науки милитаризму. Обратить известный принцип «занимайся любовью, а не войной» в новую форму, мощную, а главное — прагматичную, чтобы изменить существующий общественный порядок в сторону настоящего порядка и добыться устойчивого неповторения.

Конечно, первые успехи Виктора были скромны: в его движение вступало совсем немного людей. Все были разрознены, растеряны, не хватало информации. Он стал искать поддержки в более крупных государственных и общественных медиа, чтобы движение обрело настоящую силу. Он обращался на радио и телевидение, Ятуб-каналы и мессенджеры. На последние деньги размещал рекламу в пабликах: всё было направлено на Великое Неповторение.

Прошло двадцать лет. Премьер-секретарка Российской Постимперии Влада Анисовна Ци вручала награду Заслуженного Гея России, сокращённо именуемую ЗаГР, Зосиме Афоньевичу Драмнбасову — обычному сварщику с Самарского Адамантиевого Завода, который открыл в себе божественную искру и встал на путь изменения. Мать Зосимы недоумевала: «Господи, он же у меня всегда обычный был такой, средний. В школе на тройки учился, потом в училище пошёл. Нежности особой от него не видели. А тут такое! Начал обмазываться подсолнечным маслом, с мужиками танцевать, с голым торсом. Сначала в гараже, а потом и на сцене. Я сначала недоумевала: что это? Неужели умом тронулся, али случилось чего? Потом только соседка сказала мне: сейчас так все делают, кто хочет успеха добиться, продвинуться по службе, особенно если в Москву едут. И действительно, это было невероятно: начал мой Зосима сооружать разные вещи для завода, вносил предложения по классической японской системе Кайдзен, писал в государственные приёмные обращения о защите прав сварщиков, организовал несколько стачек, забастовок. И вот результат: абсолютно другой город у нас стал. Всё облагородилось как-то. Олигархов повыгоняли. Дышать сейчас легче. Даже денег в семьях прибавилось. Соседи все ходят, не нарадуются, говорят: нам бы такого Гея себе! А я говорю: нет, он мой! Мой Гей! И не просто Гей, а теперь и вот: Заслуженный Гей России. Господи, неужели и нас благодать посетила! Я не верю…» Мать не сдержала слёз и закрыла лицо платком.

В тот день в России родилось 380 новообращённых Геев, и 12 Заслуженных.

Рождение Гея представляло собой сложный обряд инициации: что-то среднее между экзаменом на краповый берет и эзотерической службой. Сначала нужно было пробежать 1832 метра по чистому снегу босяком. Именно столько метров прошёл первый ЗаГР Виктор Штрудель в 2117 году, когда после пулевого ранения алая кровь стекала по его рукам, но ему нужно было добраться до госпиталя через чистое русское поле, куда бандиты гомофобные вывезли Виктора прощаться с жизнью. Хотя Виктор и никогда не был геем в традиционном понимании, но само это наименование: Заслуженный Гей России вводило гомофобов в ужас, это представлялось им ночным кошмаром и преисподней содомии. По этой причине Виктор Штрудель был схвачен и похищен на пороге собственного подъезда.

Читатель: Разве Виктор тогда уже не был знаменит, чтобы нанимать охранное нечто?

Света Кузбас: Слуфайте дальфе.

Виктор конечно, был известен в узких кругах, но как принципиально новый некто, он жил жизнью обычного гражданского. Ходил туда же, куда и все. И ел то же самое. Сама идея классового разделения была противна ему. Похоже, в дуще он всё-таки стремился к абсолютному коммунизму. Но он никогда не боялся смерти, поскольку понимал её важность в эволюции живых существ. Так и отвечал он обычно: «если бы люди не умирали, подобно букашкам, то и Геев бы не было, и жили бы мы все в ядерном пепелище». Таков был Виктор, ставший ребёнком собственной пропаганды: мудрый, красивый и совершенно обычный в быту Гей. Потому и схватили его супостаты бандитские прамо на пороге собственного жилища, да увезли на казнь лютую.

Читатель: Ясн.

Света Кузбас: Прекрасн.

С того момента и повелось проходить обряд инициации по снегу голому ногами босыми. Это тропа Викторская была. Победная. Потому как даже умирая Виктор всегда благо вокруг себя давал. Так и сказал он перед смертью: «ну, братцы, с Миром». Так и пронзила его пуля бандитская. Да только у Виктора адамантиевая пластина в черепе была от того, что он в детстве на сноуборде упал сурово. Так от него пуля отрикошетила мягко и вышла. И дальше он путь свой держал. Так по следу кровавому тот норматив и вычислили: 1832 метра.

Дальше в обряде Геевичности нужно сдать экзамен по всем наукам сразу. Это делается просто: дают человеку Бумгл, и список вопросов. Если сможет ответить — значить есть в нём искра божая.

Дальше последняя часть идёт, главная. Смотрят: что человек в жизни сделать смог. Для этого ставят под язык энтропийный градусник. Если энтропию понижал в обществе, то пропускают в Русло Гейское. Если повышал или средний показатель давал — отправляют своей дорогой.

Так наш Зосим Афоньевич и сдал экзамен свой, на радость своей матушке. На том и сказочке конец. А то, что он потом переживал по поводу снижения своей геевичности — это натуральный процесс. Нельзя всегда Геем оставаться на одинаковом уровне.

Читатель: Расскажите, как защищали Геи Россию-матушку от повторения ужасного?

Света Кузбас: Ну лан.

Геевичность всегда коренным образом разрушала милитаризм, примерно, как тепло растапливает лёд. Поскольку само начало военное шло из идеалов культурных, маскулинных. И не давало оно покоя войнам великим, которых раньше прославляли серьёзно, в том числе и Виктор, в свои молодые годы. А затем, когда в мейстрим Гейское начало вошло — это стало сначала не модным, а затем и преступным — вести дела боевыми действиями. Был издан указ Всемирной Гей Епархии «О недопустимости нарушения лобызаний». Там указано было чётко: с мужиками обниматься только можно — воевать нельзя. Затем этот указ ратифицировали основные государственные лидеры. С тех пор полномочия на введение войск упразднили — и не могли больше правительства боевые действия начинать. Так и армии упразднили постепенно — за ненадобностью. Только местная полиция осталась — от хулиганов защищала прохожих. На всех саммитах основных так лозунг и звучал: «вводите нам свой пенис, а не войска». И все политики подписи ставили и руки жали. Таков рассказ.

Читатель: А Виктор Штрудель потом выжил или умер?

Света Кузбас: Виктор Штрудель то ли выжил, а то ли умер, но дело его жило.

Читатель: А вдруг потом Геев свергнут и снова война начнётся, что тогда?

Света Кузбас: Тогда скорее всего всем пиздос.

Читатель: Ясн.

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About