Donate
Poetry

Елизар Проханов. Евангельск

ПРО ЭТО12/12/23 20:02879
Источник: Wikipedia
Источник: Wikipedia

<Песня на народный мотив, куплет первый>


Мало кто знает, но городище Евангельск,

Которое нафантазировал Иван Проханов —

Один из идеаторов христианской трудовой кооперации, —

Было в полноте своей материально!


Эта информация остается потаённой:

Почти все документы были истреблены

Персонально Сталиным, окровавленным администратором,

Он питал мистическую симпатию к жителям Евангельска

И к их городу, сияющему, как победное солнце.


Сталин мечтал спасать Евангельск от коварных чекистов,

Которые устроили социалистическое соревнование

По тому,

Кто настреляет больше невинных граждан 

(У них было подобие олимпиады по коварству

С медалями, линиями и цвенками,

Это преданная историками страна нашего прошлого).


Сталин знал, что на местах происходят злые употребления,

И уже не мог заставить их не происходить,

Хотя бы какое-то время.

Но он хотел оборонять ангеловидный Евангельск,

Землю свободных хлебопашцев и иных хозяйственно-культурных элементов.


Тогда Сталин лично приказал палить все архивы,

Все бумаги и грамоты о святославном Евангельске, 

А потом он лично настрелял архивистов

И (на случай) их потомков до пятого колена.


Далее он отпустил славу, что город должны были строить

В Алтайском крае, на слиянии Бии и Катуни,

Но в результате так и не смогли построить

Из-за разгромного выступления Политбюро и Наркомзема.


Конечно, всё это было сплетня и мистификация.


В самом деле образцовый Евангельск 

Проявился уже в девятьсот семнадцатом году.

Первый камень заложил субъективно Сталин,

Он же провел символическую высадку американского клёна.


Город рубили три дня и три года,

Лучшие супрематисты сконструировали его дома и ограды,

Лично Мейерхольд заведовал открытием Дворца Ответов,

Кручёных поучал граждан общаться стихами и приговорами

И устраивал летние воркшопы по обращению в языки

На берегу Великой сухой реки. 


Когда Евангельск навели-навели,

Первые жители боялись центра этой земли,

Мужчины причитали от красот усадеб и святилищ,

Старухи крестились, глядя на рубиновые палисады,

И лишь дети с усмешкой вошли в великую калитку

И расселились по улицам и многоэтажкам.


Да, от начала то был мегаполис детей!

Да, городище грядущего, не стеснённое никаким рассужденьем!


Девочка по имени Эля озаглавила Губернаторство подземного моря,

И народы Евангельска не узнали горя.


Впрочем, вскорости взрослые тоже шагнули туда, 

Но дети продолжили ими управлять без труда,

И старшие были при них лишь советами и секретарями

(Генеральным секретарем стал, конечно, Иван Проханов). 


Так и явился душеполезный посёлок Евангельск 

Уже тысячи недель и гекатондады месяцев.

Годы ходят, десятилетия пошевеливаются,

И нет на красном свете места счастнее и похорошее. 


А мир тем временем лежит в огне, 

Мир горит во льду и стынет в ядерном закате.

Гнев!

Всё не будет инаковым.

Гнев!


Теперь главный секрет.

Многие допускали,

Что Евангельск на теле является материальным, 

Искали его от речки Сикася до озера Бала, 

От гор Кордильеры до Адыгейского котла,

А иные даже в областях Луганска, Донбасса.


Несообразные, они не знали всей правоты правдоподобности.


На самом деле 

Сталин — талантливый секретарь! — и его помощница по фамилии

Что-то вроде «Не можно»

Затаили Евангельск там, где его не найдут никогда,

А поимённо — в самом центре Москвы,

Под землёй Кремля.


Представляете?


Он лежит там тихонечко, как мышка, 

Под сердцем власти, сохранный, как психика богатыря, 

Мерцает тихим святом. 


Долго-долго жители Евангельска бежали взгляда,

Горю мира оставались посторонними,

Но отныне они не могут смириться, как выделывается зло,

Простые этрусские люди —

Их руки печальны!

Всё это влияет на их письмо,

Не складываются, как раны, слова в песнопение,

Остановилось освободительное движение по синонимическому ряду.


Тогда горожане сказали мне: секретарь Елизар, нужно же что-то поделать!


И вот я вышел к вам, скрепив центр темпа — 

Как Христос, только лучше, ведь я не хочу умирать,

Я очень умственный!

Я почти не мужчина!


Логичным образом, 

Я пришёл к вам с проектом,

С предложением тысячи рук и сердец, 

Я говорю вам: пора подписать договор о принятии,

Водночас аффилировать Россию в Евангельск!


Представляете, как будет тогда хорошенько?


Вообще всё у вас и у нас станет Евангельском!

Каждое дерево, куст и даже птица и бомба в небе.

Мы вместе сойдём на тепло солёного поля,

Мы отличим вещи первого беспорядка

От вещей второго сорта,

Мы будем плясать танец национальной безопасности

Вокруг священного частокола.


Вам понравится жить в Евангельске, 

Ведь у нас благодарность,

Мы так любим людей, мы их почти обожаем!

И особенно маленьких сладких младенцев,

Для нас они в сущности — сахарные принцы мира,

Мягкие короли ненасилия. 


Вместе с ними мы перевернём заскорузлую скуку старости-боли. 


Но конечно, пред тем у нас есть одна условность для вас.

Это мелочь, вы можете смотреть на неё как на рядовую

Инициацию. 


Хотя, как точно сказал Александр Скидан, движение языка омертвело

(Мы там тоже читаем фэйсбук, следим за развитием референта),

Я думаю нам всё же придется 

Провести ещё один окончательный семинар или воркшоп, или

Практику телесного-земляного свойства,

Магический ритуал или же

Форум, 

Иными словами комиссию, 

Нет, заседание всех существ наделённых волей к грядущему.


В общем,

Собор по

Окончательному выводу строя из ваших слов.


Коллоквиум-плач

По обречению. 

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About