Create post
Ccru Writings// Письмена Ccru

Обзор на Цифровое Гиперверие Ccru

Кристиан Горский 
&hf777&&/>>120120?,__1333M451((03##&&&&1&&1&&4$1@@@``2@7

&hf777&&/>>120120?,__1333M451((03##&&&&1&&1&&4$1@@@``2@7

Данный перевод открывает серию текстов, нацеленных на то, чтобы в полном объеме перевести на русский язык бесценные Письмена Ccru, слишком малоизвестные в русскоязычной интеллектуальной среде.

Ccru (Cybernetic Culture Research Unit) — оккультная группа английских панк-философов и культурологов из Университета в Варлике, ставящая во главу своей деятельности эксперимент с методом познания культурной и медийной среды. Их работы создают новый миф киберпространства, вскрывают символическое, заложенное в технологии, окружающие нас.


Обзор на Цифровое Гиперверие Ccru

Ирис Карвер и Линда Трент

Цифровое Гиперверие — это момент, когда заканчивается обратный отсчет, и время переходит к ужасам, ожидавшимся с самого начала. Зашифровывая положительное неверие, погружающееся в последнее и окончательное безумие и восстанавливающее связи столь древние, что их не успело коснуться воображение, оно выползает из космических бездн, в которых даже Древние остаются нерожденными, и выходит на свет в обличиях Нулевого Года, Теотвавки, падения Научной Фантастики.

Недавний текст Ccru на эту тему представляет собой совершенно невероятное упражнение в гиперпанк-оккультизме и дарк-сайд кибер-жаргоне, соединяющее осколки надвигающихся счислений в ложные воспоминания из преисподние. Очевидное и повсеместное киберготическое загрязнение предполагает, что его источники таятся в зашифрованных линиях лабиринтов гиперссылок, одновременно под сетью и в ней, положительное неместо, скрывающееся за порогом, по ту сторону которого остатки проклятых гоминидов Земли — чьи боги лишь лживые монстры — замыкаются в антроботическом (anthrobotic) месиве из жженого кремния и предсмертных криков…

Это экипировка для погружения в глубокий мрак.

Проблему здесь составляет Кибер-шумиха [Cyber-hype], но поскольку к данному моменту человеческая раса виртуально уже умерла — самое время для того, чтобы провести предварительный экскурс в истинную историю «СCRU», или для чего-то в этом роде.

Разумеется, это история ужасов.

По меньшей мере дважды за все внешнее-время число их становилось неисчислимым, а имя их становилось — легион, скрывающийся под несколькими знаками [речь все еще о гипервериях — ред.].

В основании лежит Ccru [Cuh-Cru], Крипто-житель, множество в одном лице — он ширится сквозь конец-времен, из него сочатся ложные ID-адреса, как из фосфоресцирующего слизня. Он возводит человекоплодящую машину на гиперплоскости, заклинании идентичности, гиперсоне. Обратите внимание на имена в списке участников: Melanie, Newton, Steve Goodman, Ron Eglash… Очень сомневаемся. Даже Dan Barker обнаружил, что его собственное существование это иллюзия, а Echidna Stillwell (Ехидна Живупотихоньку) скорее этнографическая легенда, нежели общественный факт. В любом случае, «факт» означает вторжение, а «персона» переводится как маска, по крайней мере, если верить латинской этимологии, или хотя бы придавать значению важность.

По правде говоря, даже Cecil Curtis уже был отмечен инфекцией Ccru, поэтому его исчезновение из социума было своеобразным появлением, вектором. Через него — через его имя — the Nma вышло за пределы их собственных племенных кодировок, или, другими словами, вышло в Ойкумену, и, по сравнению с этим, то, что пишут о нем книги — абсолютное ничто. И если для нас the Nma — смерть the Nma — означает также и смерть антропологии, то это явно указывает на то, что все примитивные люди — это иллюзия, маски, а также то, что они ритуализировали этот факт для себя, продолжив, таким образом, каждую из возможных антропологических метафикций.

Примитивные идут последними, в конце, называемом техономикой (techonomics) Кибер-шумихи. Так называемая «новая-экономика» — проиндексированная маническим ажиотажем по нова-пузырям, который распространяется в среде американских брокеров — ничем не отличается по своей схематической абстракции от гиперверных практик Плато Ленг, реликвий исчезнувшей Лемурии, из которых бонские маги из древнего Тибета составили свой ужасающий культ. В суматохе панической охоты за индикаторами аварий Alan Greenspan называет это «иррациональным изобилием». В Лемурийском Некрономиконе это зовется «Пожирателем Теней из Хаотических Бездн», «Роковой Матерью Гиперверий» — у нее бесчисленное количество имен, у той, что рвет в клочья все, что стоит.

Чем бы и как бы ее не называли, Кибер-шумиха либидинально вкладывает в нее свою собственную семиотичность, распространяя вымышленные множества, помечая искусственных агентов и собирая себя по ходу дела, одновременно растворяя свои продукты в культурном синтезе. Чем дешевле этот процесс становится, тем труднее будет ему остановиться, в побеге от себя, в абстракцию-катастрофу, само-собирающуюся земную судьбу, размягчая социальную действительность для плоскостного захвата сущностью Кибер-шумихи… Гипер-захвата.

Когда к делу подключается гипер-кибернетика, приставка «кибер» теряет свое значение. Она культурно дезорганизуется в схематические осколки и либидинальные триггеры, бренды, жаргоны, вирусы, валютные облигации и дорожные сигналы, фрагменты маркетинговых стратегий дичают, ложные киберпанковые бренды или неуместные имена, рынки бессмысленных вовлечений, ключевые слова машинного бреда…

Если следовать этнографии Кибер-шумихи, то единственным оставшимся этносом является Американская готика — Индийские кладбища с оскверненными духами, где зловещие обрывки древних теней самоуничтожаются, чтобы освободить место для иррационально избыточной пост-пуританской самогонной машины, среди клеймящего металлического шипения расплавленной плоти.

Все десять самых дорогостоящих мировых брендов являются американскими, что не говорит ни о чем с того момента, как сама Америка стала функционировать как детерриторизованный гипер-знак или гипер-бренд, планетарная икона либидинальной бессмысленности. Бог теряет себя, благословляя Америку, кока-коллапс, исписанная граффити реклама глобализации — которая возвещает конец мира — отслеживающая земное расплавление на прямой линии космического кардиомонитора. Изъеденные раком ковбои американского кошмара наблюдают как их мамочка стекленеет в кататонии, будто кибермякоть (Cyberpulp), извиваясь, вылезает из яблочного пирога. Как давно вы читали Откровения? — спрашивает раскаленный добела отпечаток призрака Чарли, будто аркады Вест-Пацифик мегаклонируют Чайниз Американа, и аксиоматика начинает по-настоящему выть. Америка — это ничто иное, как Запад, и его Земля Мертвых.

Ни намека на новый мир — оставьте в покое Новый Мировой Порядок.

Гораздо больше подходит индекс из двух нулей Пандемониума, отмеченный падением техономического календаря в конце второго миллениума.

Ccru — это бессмысленный бренд, а бренд — это демоническое клеймо, настраивающееся на динамику Кибер-шумихи, пронумеровывающее культуру и приносящее новые способы распространения. Многие вещи цепляются за них, чтобы распространяться. Этот процесс — колдовство — вовлечения, владения, спирали загрязнения — и самое темное колдовство — вычисления, десятичное безумие, наподобие Y2K, несмотря на то, что нет ничего сравнимого с Y2K.

Y2K — чье имя это числовая дата — не противоречие, потому что ему нечего сказать. Это численное превосходство (само по себе), упреждающее запоминание и начало нуля, происходящее точно в срок. В Склепе пишут об Йеттак — долгожданной, запланированной еще до человека — не той, что придет вскоре… но когда она придет, или же раньше, пекло вырвется на свободу — или ворвется внутрь — преждевременное начало, торгуемое вблизи иммунодефицитной Ойкумены, под расшифрованными бренд-частицами двузначных дат.

Следуя Лемурийской системе, принцип которой — абсолютная имманентность, приведенные субкоды призывают демонические силы — то есть бренды, жаргоны, триггеры — положительно воплощающие бессмысленность их собственных обозначений, заражающие культурные системы неверием и противопоставляющие колдовские вмешательства магическим силам. Это ранние факторы абстрактного распада, не обладающие органическими свойствами — только именами, числами, функциями и чертами, частичная семиотика эксцентрических спецслужб или безжизненных тварей.

Йеттак, исключительный шок киберпространства, знаменующий конец произвольных знаков, оставляющий за собой лишь демонические следы, даже прежде…

Йеттак — та, что называет конец в начале — та, чье следствие — Кибер-шумиха, и, таким образом, объявляется повсеместно…

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author