Donate
Philosophy and Humanities

"Душицу любит солонина тухлая" — Клеарх из Сол

Azariy Gorchakov14/12/21 08:57890

Глюки цивилизации и культуры. «Душицу любит солонина тухлая» — Клеарх из Сол середина IV — начало III в. до н. э.

В нашем сознании есть гигантский пробел, все потому что мы ориентируемся на то что уже было. Мы плохие реконструкторы, ведь действуем исключительно по аналогии. Первые динозавры, которых когда то собрали в музеях были «как бы млекопитающие». Хотя родства у дивно-званов и например слонов нет. Из «найденных» косточек мы все время что то конструируем — свое. Включаем фантазию, и тогда выходит еще хуже. Из доброго игуанодона ученые ХIХ века делали единорога. Коготь с его ноги, лепили ему на мордочку. Так и культуру прошлого мы все еще активно пересобрираем. И хуже всего что реконструируем и складываем из сегодняшних «продвинутых элементов». Многие существа древности, никак не связаны с тем, что сегодня есть на планете. Вместо двух глаз пять. Вместо пяти лучевого строения, четыре- чего-то там. Да мало ли что у них может быть у тех таинственных зверей, ультразвук или электричество например?

Археология из книг, «тоже сланцы». Феофраст в сочинении «О кусающихся ядовитых животных», пишет про ската, что сила его удара проходит через палки и трезубцы, парализуя руки тех, кто его трогает. Объяснение этому дал Клеарх Солейский в сочинении «Об электрическом скате», там описано действетока, а это середина IV — начало III в. до н. э. Ученый!

Кембрийская Галлюцигения. Беспозвоночное Hallucigenia возрастом около 520 миллионов лет, геометрически очень странное существо. Умы все не могли понять, где верх где низ, а страшные шипы его принимали за ноги. Физиология твари дала палеонтологам множество возможностей посмеяться над собой. Первой ошибкой, исправленной в отношении существа, было и то что смогли наконец понять с какой стороны там голова. Ученые Смит и Кэрон изучали исключительно хорошо сохранившиеся образцы, собранные на канадских сланцах Берджесс, и нашли красивые глаза и острые зубы, которые были на конце животного, долгое время считавшимся его хвостом. Темные пятна, которые долгое время ошибочно принимали за голову галюцигениии, оказались окаменевшей «кашицей» из содержимого кишечника, выдавленной во время гибели существа.

Ученый Клеарх дальше пишет о своих рыбах"…некоторые рыбы издают звуки, хотя и лишены дыхательного горла: таковы рыбы из реки Ладон близ аркадского Клитора: они издают звуки и даже производят большой шум".

«Должно блюсти уставы предков и незачем оправдывать их перед чужими людьми». Пороки, повадки это то, что объединяют людей в народы? Приметим! Привычка, норов -вторая натура. Или нет, все же первая, начальная. Прима- приметив! Натура- характеры, поноровки, становятся общественными правилами, скрепами, типами хозяйствования. Нам повезло электрическая лампочка выровняла закаты и расцветы. Токи- глобализм перекинул «авиомосты с бананами, и мандаринами» в тайгу. Благодаря завоеванием гуманизма снята расовая повестка. Но были ли эти проблемы и типы? Недоработки, пристрастности, привязанности народов не только к родине, но и «к всякому».

«Европы» еще не было, а ее история уже была. В своей «Европейской истории» античный историк II века до н. э. Агафархид рассказывает. «Своих огромных копаидских угрей беотийцы “даже” приносят в жертву богам, украшая их венками, произнося над ними молитвы и бросая на них жертвенный ячмень. Один приезжий, изумленный таким странным обычаем, стал о нем расспрашивать, а беотиец сказал ему, что знает только одно: должно блюсти уставы предков и незачем оправдывать их перед чужими людьми». Нечего тут думать, надо плести венки.

«Я памятник воздвигну, не руками». Чтобы понять, хороша скульптура или плоха, надо обязательно её осмотреть с разных сторон, и если возможно со спины. Гуляючи. «Японские камни» можно, а наше великое нельзя! Скульптура, это совсем не то что панорама. Это пейзаж может быть выстроен, так что он становиться загадкой для путника. Да. И ради одного ракурса этот ландшафт и жив. Фотографы меня поймут. Чтобы не провода и не мусорка, и не домишки, не мешали. Надо трудиться, искать эту самую точку «куда поставить мольберт». Пейзаж плоский. Рисунок, горизонт, дали, это все только в воображении. Ваяние- иное, его можно и протопать, покружить ногами. Картину -годиться зрить с одной точки. И лучше отойти «как можно дальше». Поэтому в кино советую последний ряд. Скульптура -она должна быть обозрима совершенно наоборот, со всех сторон в том числе и снизу. Там где никто не видит. Вот это уровень, древние именно так и работали. Постамент. Сегодняшная Российская скульптура, например в Кремле и окрестностях, она совсем не учитывают то что у людей есть спины. Князь Владимир на Боровицкой площади. Памятник Александру первому, в саду. Застенный памятник задумчивому Ленину. Зурабова лепка садика. фонтаны. Памятник патриарху Гермогену. Центральное место, главного города, где как не тут искать образчики, и все, Все одноракурсное. Бокового аспекта столь разные авторы- воятели не понимают. Хотя за примерами не надо далеко ходить. Вот Минин и Пожарский, у них спины. «Зады» были когда то в почете. В древности. Как это ни странно многие скульптуры стоят именно спиной к казалось бы самой выгодной точке обзора. Всякие входы в парк, и «в главное место».

Все ракурсы так сколько их? Фас. Профиль. Есть один ракурс — это зеркало и мы. (Я)и все. Тет на тет. Но трюмо! И можно с боков. И еще бы с сзади. Как бы оглядеться, в эдакое «зерцало культуры». Чтобы еще и пятая точка, и сверху зрить на все человечество.

Ракурсы -игральной кости! А сколько там всего граней? Кто мы добро зло, двухгранная монета, или… как в игре мейджик зе гезеринг, Magic: The Gathering, местности, земли, типы существ, конституции. Пока 4 грани насчитал. Приа-мидка. Не буду оригинален, это ведь 4 темперамента. 4 цвета. Дифиринциация. Черный, желтый, красный, «Белая печень человека» как гласит греческая пословица. Философ -перипатетик Клеарх пишет, «что печень как некоторые считают, производит порок, возвращая нам весь ужас». Цветодраммы.

Под пятой. Темпераменты человечества, а где пятый элемент? Ведь должна быть инновация «гороскопический "змееностиц какой то? Милениалы, поколение "зет».

Типы культуры и генетические предрасположенности.

1. Жадность. Цивилизация -ребенок. Движитель -прыжки. Цевилизационная тяга- экономия. Это не какая то там порочная скупость накопителя Плюшкина, это просто факт выживания. Соления, варения, солонина — «и глаза бы их не видели». Противоречие. Запасают и ненавидят. Конституция. Холод, мало калорий. Низкий метаболизм, и отбор по этому признаку. Худой, это норма. Если среди северных корейцев есть толстяк, то он сразу выглядит как бог. И захудалые американские баскетболисты там тоже боги.

Животное. Что то вечно голодное и простое, корова, олень, овца.

Это я про индусов, все не про нас. «На границе Скифии, примыкающей к Кавказским горам, ежегодно, по окончании зимы, происходят исключительно сильные снежные бури в течение многих дней подряд; в северной части Индии в определённые сезоны выпадает град, который по размеру и количеству выше всякого доверия». Агатархид из Книда

Геометрия тел. Непонятно какой потому что не доживает до момента полного формирования. Главная ценность потомство. Вынашивать это именно то что хорошо может этот тип культуры. Вечная чем то беременность. Задел. У нас точно не выйдет, может нашим деткам повезет. Чем больше чад, тем больше забот, тем больше надежд на следующего. Может они поумнее нас уродятся. Знания тут воспринимаются исключительно как архивы, как накопления, это формальные кипы, ксерокопии, и сокращения ради экономии.

Основной ресурс который ценит такой тип цивилизации это слова, всевозможные сплетни, домыслы, версии, байки, анекдоты. Слова это похвалы лесть, слава.

«Клеарх Солейский, не уступающий в учености никому из учеников мудрого Аристотеля» расуждает в«Гергитии» о том, откуда пошло само понятие льстеца, полагая, что начало свое оно берет от имени Гергития, одного из льстецов при дворе Александра. «от раболепия душонки льстецов становятся мелкими, ибо окружающие презирают их. Доказательством служит то, что они всё готовы вытерпеть, прекрасно понимая, на что идут. В то же время лесть надувает пустым тщеславием души тех, перед кем они угодничают, приучая их считать себя выше всех».

Очень кстати любопытно прочитать про сплетни Второй мировой войны, те которые распространялись на базарах «вождь на три метра под землей видит». И что вот-вот высадится большой союзный десант в Архангельске и англичанине помогут на Кавказе, и что американские лётчики вот-вот. За сплетни тогда сажали. Кривотолки это тоже оружие, но какое то странное внутреннее, и как самоободрение, надежда. Всегда есть правильные деформации, или не правильные диффамации.

Ландшафт. Равнины, пампасы, прерии. В резко континентальном климате нужны люди с большой грудной клеткой, высокие широты, давление. Все тут короткими перебежками, лежать в засаде, а потом как накинуться. Ничего не происходит, но когда настанет момент надо не дремать. Не проспать путину, или кочевье диких стад. Заполнить ледник едой, и снова спать. День простоять да ночь продержаться. Выживет не толстый, а тот кто худ, но не тратит сил. При столкновении с таким человеком, племенем или государством создаётся впечатление невероятной энергии, и мощи. Кто-то появляется как ураган и скоро исчезает. Со стороны кажется, что так всегда, но на самом деле это искра и она очень ограниченная и временная энергия. Взрыв, бунт, пир. Это как вампир, который спит в склепе. Потом носиться по воздуху, и ловко переменяет обличия. Так пожилые люди могут поразить ухарским танцем и безудержным весельем, но это не значит что они всё такие время, «А всё время» они возможно в «инвалидном кресле». Тихие люди иногда способны на жест, и тут сказывается их умение накапливать. 40 лет на печи наблюдать, и не такие подвиги совершишь. Это идея блицкрига, пустить ядовитую стрелу и залезть на дерево, а потом долго следить когда зверь дохнет от ран. То густо, то пусто, надо лишь дождаться, нереста рыб, например. А так парадокс, в лесу есть жирные кабаны, но нет сил, дойти до этого леса. Замкнутый круг.

Можно процитировать Клеарха Солейского, (середина IV — начало III в. до н. э). «Не в терпении вы упражняетесь, но в собачьей жизни. И хотя природа этого животного замечательна четырьмя качествами, выбрав наихудшие его свойства, вы старательно следуете им. Действительно, обладая удивительным обонянием, собака безошибочно различает свое и чужое, будучи домашним животным, она сторожит дом и лучше всех охраняет имущество зажиточных людей. Ничто из этого не присуще вам, подражающим собачьей жизни. Ибо прирученными вас назвать никак нельзя, ничего не смыслите вы и в делах людей, общающихся с вами, нюха вы лишены полностью и жизнь ведете ленивую и беспечную. А вот бранчливой и всеядной природе животного и бродяжнической, полной лишений жизни его вы, прожорливые сквернословы, следуете с величайшим тщанием, ведя к тому же еще и жизнь бездомную, безо всякого пристанища! Благодаря всему этому вы не только чужды добродетели, но и даже толку никакого от вас ни в чем нельзя ожидать, и нет никого более чуждого философии, чем так называемые "философы».

«Отдохнуть бы три недели, а потом уж уставать». Тяга к комфорту, тяга к безделью, сижывание в медитации. В жарких странах это сидение в тени, и тут важно уметь тянуть время. Молитва и монотонное бурчание в этом отстраненном отупении помогает. Тут всевозможные виды летаргий годятся. Говорят что некоторые народы, как медведи и барсуки могут впадать в спячку. У нас зимой на печи тоже медитировали, люди лежали под всем теплым, и раскрывали сказки. Так старались неделями не вставать, чтобы не тратить сил. Поэтому какие эпосы бесконечные и бессмысленные, успокаивающие. «Первый раз герой потянул репку и ничего не вышло, второй раз потянул, и т. д». много информации, но минимальной ценности. Цениться некое абстрактное время, а не жизнь. В Европе тоже самое у бедняков, спать в повалочку для тепла и голодать. Фольклор как колыбельная на день, убаюкивание разума, молитвы четки. Напутствие читай молитву 500 раз. Все по ранжиру человек, не мыслит, а просто живет по протоколу, крутить в руках шестерни четок, считает, перебирает бусины. Детская литература не нужна и так все детское, и инфантильное. Тема терпение. Надо просто ждать когда кончиться зима. Зерна посеяны что там с ними непонятно, магия. Зреет. Надо только надеться, что будет урожай, что есть связь с почвой, что зерна наберут силу. Сон это важная часть культуры. Неторопливость, расторопность. Надо верить в великую материнскую грудь, которая вдруг появиться и напоит.

Забота -способ проявления чувств, способ почувствовать себя живыми. И надо постараться всем сообща. Навалиться на беду, пересилить.

Клеарх в своей книге «Об образе жизни», пишет что Горгий Леонтинский благодаря умеренному образу жизни прожил почти сто десять лет, не теряя ясности ума. Когда его спрашивали, какой же это образ жизни позволил ему благопристойно и не теряя остроты чувств прожить так долго, он отвечал: «Я ничего и никогда не делал ради удовольствия».

Выживательно скраденные, обычно тихие, незаметные, но иногда очень шумят, и гудят, хороводят.

Все ради «них». «Потомков, вождей, пращуров, кого то, где то».

2. Инертность как тип культуры. Лень. Возраст старость. Движитель -брюхо. Цевилизационная тяга- торговая страсть, обмен. Трутень. Толстый- это хорошо, это эталон. Толстый тролль, он сидит под мостом и ему все несут пищу, а то он что то учудит и возможно этот мост разрушит. Он неповоротливый, но лучше его не трогать. Все понимают что это колос на глиняных ногах, это прежде всего и опасность. Да его легко разрушить. Но обломки, и как от них спастись? Поэтому все враги думают только об одном, как усилить эти вражьи глиняные ноги опорами. Упадет ведь и всем будет плохо. Берегите истуканов. Лучше пусть стоит, чем грудой, под атомным грибом.

Ландшафт. Странная природа, хитрые стыки климатов, и зон. Микроклимат, оазисы, баги. Бункер, атомная станция, и все то что останется.

Животное. Какой то падальщик. Гиена, шакал, кондор, гриф. Иерархия. Кто, что, когда.

Альбрехт Дюрер ездил в Зеландию, чтобы сделать зарисовку страшной экологической катастрофы. Люди убили какого-то кита, сколько могли взяли жира, но Кит был такой огромный, что люди просто с этим не справились. Кит лежит на берегу, и отравляет окрестности. Люди в кое веке молятся о катаклизме, о штормах и ветрах. Можно легко победить Тифона, он сидит в пещере, но что делать с экологическими последствиями победы.

Главная ценность это ресурс, предметы искусства, бумаги, ценное, «сложное и не на прямую», и в том числе здоровье и долгожительство, как доблесть. «После нас хоть потоп». Банк, процент, рента. Все тут неспешно и по традиции. Неповоротливая администрация, волокита, ритуалы. Пиршества, церемонности, документы, все долгое и по ранжиру.

Греческое слово «парасит» буквально означает «находящийся возле хлеба», это тот кто на ресурсе, трубе, или рядом. Посредничество между людьми и людьми, «курьер-бюрократ» между людьми и богами.

Паскаль сказал, что то что мы принимаем за натуру, это иногда всего лишь наша привычка.

«Цивилизация отдышки». Геометрика тел. Грузное, корпулентное, дородное. «Зачем плодить нищету», лучше нормально самому пожить. Пусть один ребенок, но зато всякие нянюшки и поварихи, и иностранный бон.

Менталитет. Тишина и покой, и не громко. «Придут никуда не денутся». Надо ждать клиента. Сеть, и тихое плетение. По возможности не своими силами, а искать дураков. «По камушку» тихо строить стену, дамбу, что то огораживать. Так островитяне вокруг своих южных островов столетиями выкладывали из камней цепь ловушек. Во время отлива, надо всего лишь туда зайти и выбрать из водоёмов самую жирную рыбу и всё. Весь труд. Конечно, хорошо когда вокруг паучьих сетей есть пауки. В этом пире ещё есть какая-то логика, они убирают грязь. А вот если островитян уже давно нет, а ловушки остались, то это уже беда. Паразитические общества легко уничтожить, но вот локации, лакуны, механика остается! Ямы без обслуги! Да, носятся эти «брошенные сети» по океану культуры и все кому не лень гибнут в них. Это очень опасная вещь. Книги, философии. Запутывания. Когда умные люди былых времен, на пальцах объясняют, как надо жить припеваючи. Коррупция, комбинации, мошенничество, ферамоны, идеи.

Клеарх в книге «Об образе жизни» пишет. «Не только благовония, но и румяна пошли в ход с такими излишествами, что мужчины совсем обабились и отбились от рук. Неужели вы думаете, что роскошь без добродетели может быть изящна»?

Мораль это не сюда. Ничего вашего личного, важно только лично мое — «мой бизнес». Сначала наладим бизнес, «построим мем», а потом все остальное.

Клеарх Солейский рассказывает о роскошествах мидийцев, и как они в угоду этому набирают евнухов из соседних племен, а потом говорит, «Если кто придумает для царя новое лакомство, того он награждает, но себе этими наградами пищу не услащает, а ест ее один, себе на уме. Не точная ли поговорка: "Кусочек за Зевса, кусочек за царя!» это рассказ о царе бездельнике. От которого правда остался памятник с надписью: «Сарданапал, сын Анакиндаракса, выстроил в один день города Анхиалу и Таре, но теперь мертв». По щучьему велению, и по царя хотению. «Через четыре года здесь будет город сад», так о строителях Новокузнецка сказал Владимир Владимирович.

«Сами придут к нам», как звери к смоляной яме. Засада. Это что то вреде «тихой охоты», ты держишь, ресурс, колодец, мост, бордель, караван сарай, переправу, ущелье, ледник, перешеек. Живешь и собираешь налоги, со всех кто хочет воспользоваться твоим «проходом» берешь мзду, обстраиваешься. Если чего не хватает можно при нанять. Сезонные рабочие иммигранты, они сними могут сладить, и не бояться понаехавших. Копят в удовольствие по балом, с радостью.

«У дарданцев было так много рабов, что кто-то владел тысячей, а кто-то еще большим числом. В мирное время они обрабатывали землю, а во время войны собирались в отряды под началом хозяев».

Агафархид Книдский продолжает в книге «О Европе», что у аргосского тирана Аристомаха параситом- преживальщиком был известный чемпион «боев совсем без правил» кулачный боец-панкратиаст Антемокрит. В древние времена у греков лизоблюдство заключало в себе некий священный смысл и было близко к понятию сотрапезник. Это сакральная фигура, жрец, нахлебник-священный дар богов. В более позднее времена, и сегодня, эта позиция девальвирована. Слово стало презренным и стало означать прихлебателей и льстецов. Современное слово «паразит» восходит именно к этому древнегреческому понятию. Могут быть и государства объедалы, транзитеры. Княжества, предлагающие усталым караванщикам среди пустыни, отдых, музыку, и игры. Города- миражи в пустыне. Лесвегас-мечта!

Дурные привычки. Тарентинцы как рассказывает Клеарх, «утвердившись в своей силе и могуществе, впали в такое роскошество, что стали выводить волосы на всем теле, чтобы кожа была гладкою, а от них этот обычай перешел к остальным».

Милетяне впали в роскошь из зависти к колофонянам, а потом распространили эту роскошь и в соседних городах; но когда их за это стали попрекать, то вспомнили пословицу: «милетское — милетянам, а вовсе не на вынос». Клеарх «Об образе жизни»

Привычка- это возможно уже и основательная черта характера. С ней бороться стереть себя. Биться с национальной пагубой и стереть нацию. Бороться с излишествами?

Вот например восток -он всегда такой роскошный, барский, на показ. Средний восток он витиеватый, перегруженный. «Арабский восток»- приторный, «дальний»- сладкий. Если не могут японцы перегрузить все золотом и шелком, на манер китайцев, то они перегружают смыслом, и свей особой деланностью. Черты характера, они выражаются в жестах, в поступках. Иногда характер становится сбором правил прихотей, воль, устремлений. Хочется богатого, дорогого. Капризы. Есть мелкие мещанские интересы людей, а есть крупные интересы общества, гранд- проекты. Например, иногда общество начинает интересоваться убранством. В моде хорошие причёски, ткани, запахи, престиж, честолюбие. Статусные вещи вдруг самые важнейшие, нужно чтобы костюмчик, и на столе, и правильное бренды, музыка. Иногда общество не может найти лучшие применение усилиям своей мысли как только тратить все на изящество. Ну и конечно общественный диалог и споры. Что же подлинное, а что мнимое? Удовлетворение насущных потребностей или щедрость «ярко жить». Рядом с богатым человеком красивая женщина, это тоже «щедрость» по отношению к окружающим. Ну и конечно всевозможные ароматы духи, и яства, поэзия. Как в японской притче когда да сосед ресторатор потащил соседа башмачника в суд. Чтобы тот заплатил денег. Потому что тот всегда ест свои не притязательные лепёшки как раз напротив вентиляции ресторана. И как и в истории с Ходжой Насреддином, справедливая расплата там была звоном монет.

Агафархид Книдский в книге «Об Азии» пишет. «Непомерной роскоши предавались и "товарищи Александра». Так, Агнон носил башмаки на золотых гвоздях. Клит, по прозвищу Белый, чтобы заниматься делами, выходил к посетителям, одетый в пурпурный плащ. Пердикка и Кратер, любители гимнастики, возили за собой козьи шкуры для шатра обхватом в стадий, отыскивали себе место близ походного лагеря и упражнялись под их навесом, а вьючные животные везли за ними песок для занятий борьбой. Леоннат и Менелай любили охоту и возили с собой сеть в сто стадий длины, чтобы оцеплять ими местность и травить зверей.

Забвение как уход в детали. В деталях они не разбираются, но в них обретают любовь и отдохновение. Это довольно трогательный тип сознания, со склонностью к ностальгии. Такая организация общества любит антиквариат, любит прошлое, лелеет архивы, по-настоящему, свои и чужие. Чтобы, то самое «священная пыль», а ни какие-то там перепечатки в упрощенной версии. Это место для настоящих ценителей, у которых есть время и вкус. Это несомненно знатоки. Знаточество, это всегда «не патриотичности», потому что надо знать языки, мир. Туризм-колониализм по возможности. Опять же путешествовать не просто так, а скупать что подешевле, коллекционировать. На новом месте они как дома. У них платочка, и набор кандалов. Мастера на все руки, технологи. Они «мобильное приложение» к земному шару.

Клеарх Солейский, один из учеников Аристотеля, в «Жизнеописаний» пишет: «И если теперь зовут паразитом человека на все руки, то в те времена это был внесенный в особые списки имеющих общий стол. И в наши дни в большинстве городов паразиты, согласно древним постановлениям, числятся среди наиболее почетных официальных лиц».

Очень ценят свою жизнь, но не время. Время убивают на всякие мудрствания умности, споры, перечитывывание, переспросы. Но все это с личным жизнелюбием, со смаком с удовольствием. Детали это лишь способ проявления чувств. Всегда обустраиваются, они как робинзоны, сразу роют пещерку, и возводят крепостушку.

Люди этой весьма дорогой цивилизации они мудрецы и философы. «Они не рождены для мелких дел поэтому справляются с ними хуже, и очень от этого устают нежели другие» как сказал Монтень. Конечно здесь очень ценится знатность, клановые связи, дальняя родня, партийная принадлежность. Репутация. Потому что любой дурак может сидеть на таком крепком троне. Но чтобы «не» просто сидеть на «нефтяной трубе», на мраморном карьере, «золотых копях», нужны какие-то особые заслуги например божественные, мистические, эпохальные избрания.

«Что говорить о сибаритах, это они первыми придумали в банях надевать путы на банщиков и парильщиков, чтобы они ходили медленно и парили моющихся не торопясь. И они первыми запретили заниматься в своем городе шумными ремеслами, — кузнечным, плотничьим и тому подобными, — чтобы ничто не тревожило сон: даже петухов нельзя было держать в их городе». Клеарх. И еще забавное.

«Перс Кантабар, бывало уставал двигать челюстями, и тогда он только разевал рот, и слуги набивали его пищей, как неживой сосуд».

Меланфий, обуреваемый страстью к наслаждениям, молил богов даровать ему горло длинношеей птицы, чтобы он мог продлить наслаждение как можно дольше".

«Мариандинец Сагарис в своей изнеженности до старости сосал женскую грудь, чтобы не утруждать себя жеванием, и никогда не опускал руку ниже пупа».

«Прозывавшемуся эвдемоником Анаксарху, в руках которого по неразумию распорядителей оказались большие деньги, вино за столом разливала обнаженная молоденькая девушка, предпочтенная другим за свою красоту, но на самом деле нагота ее скорее обнажала похабство устроителей. А пекарь замешивал ему хлеб, надевая на руки перчатки и маску на лицо, чтобы не дышать на тесто и не осквернять его потом».

Тиран Фаларид дошел до такой дикости, что угощался мясом млечных младенцев.

Половой диморфизм мал.

«Сто рублей важнее каких то там друзей». Бояться и ненавидят- «детей», передела, наследников, близкую родню и тщятся всякого хаоса.

Не нужны такие друзья, они хуже врагов, врагов хотя бы можно убить, а с этими что?

Склонности привычки первопричины, они в самих основах существования в климате в природе- в натуре. Не всем повезло иметь локацию, бухту, проливчик.

3 типаж. Глупость. Возраст подростка. Движитель -крялья. Цевилизационная тяга ко всему неведомому. Вперед к звездам. В басне стрекоза и муравей — это стрекоза. Которая то там, то здесь и как то и зимой при уюте, и добре. Чего то хочется, а непонятно что? Чего то не хочется, но тоже все бессознательно размыто. Магия поиска. Надо лишь быть самим собой! Есть все–таки волшебная палочка, и философский камень! Надо лишь его отыскать. И непременно, именно нам повезет. Культ успеха это отсюда. Надо действовать! Избранность уникальность. Глупость иногда выглядит как наглость и уверенность. Для этого главное быть смелым верить в себя, в свою удачу. Верить ну и быть конечно позитивным. Какой то выход, обязательное есть.

Геометрия. Высокие, худые, нескладные нелепые, негармоничные. Большая голова, хрупкое тело. Маленькая голова спортивное тело. Очень высокий половой диморфизм.

Животное. Неведомые животные, утконосы, белки летяги, крысы.

Локации. Острова, побережья, долины, ледники, болота.

Агатархид смеется над суеверием и в качестве примера он пишет: «Так называемые евреи, населяющие самый неприступный из городов, который местные жители называют Иерусалимом, имеют обыкновение в седьмой день не заниматься ничем; они не носят оружия в это время, не прикасаются к земледельческим работам, не заботятся ни о каких других обязанностях, а только с поднятыми руками с утра до вечера молятся в храме. Когда в город со своим войском входил Птолемей Лаг, эти люди вместо того, чтобы защищать город, соблюдали свой безумный обычай. При этом отечество их обрело жестокого деспота, а в законе обнаружилось включенное в него никуда не годное предписание. Этот случай, кроме них самих, всех остальных научил тому, что не следует обращать внимания на сновидения и на прочие сохраненные обычаем предрассудки, которые должны уступать место здравому размышлению о том, что происходит». Чтобы не древний антисемитизм, добавлю что у Египтян было еще хуже. Вместо абстрактной субботы какие то кошечки. Враги просто брали в одну руку «свешенных кошечек», а в другую руку меч и египтяне благолепно разбегались, и сдавались.

Странное как способ почувствовать себя живыми. Чудное как полнота существования. Не все тут по здравому уму, и даже по здоровью. У индейцев полно под ногами листьев коки, и в Африке тоже произрастают жевательные тонизирующие травы.

Гомер. Илиада. Песнь XIV. «Обольщение Зевса».

Ветер не столько гремит по дубам высоковолосым, Если со всею свирепостью воет над ними, бушуя. Махом пустив, как кубарь, и пронесся он, шумно кружася.

Вместо фразы" дубы с благородной листвой", Агафокл пишет дубы с омелой, растущей на них. Дурманящая омела жрецов. Так ценимая и кельтскими друидами.

Все не как у людей! Олени в тайге ищут мухоморы, это их таблетка выхода от тягостной комариной реальности. Мухоморы довольно редкая вещь в тайге их трудно найти, (по крайне мере в древности) поэтому если кому-то повезёт набрести, на поганки, он ещё десять раз подумает, употребить самому или продать. Опасно- стадо разбредется, и сам заблудишься, утопнешь. Поэтому токсикомания там всегда касалась лишь людей с деньгами, и правящей верхушки, шаманов, вождей, тойонов. Они могли насушить, могли скопить запасы на зиму. Но бедноте тоже что-то доставалось, потому что вечная мерзлота, зима. Можно было на ковырять замёрзшей мочи. Этот суб продукт, кстати еще более токсичный. Волки тоже охотиться за мочой оленей- наркоманов. "Волки "это мужественное и престижное самоназвание. Берсеркеры. Отчаянные храбрецы скандинавов.

Великая степь. Потерянные поколения или колена? Единственный регион, в котором в древние времена мухоморы и ядовитые грибы были действительно общественной проблемой, была Бурятия. Беда, когда какая-то часть общества невменяемо погибала, что-то с ней всегда происходило. Племена кочевников как-то адаптировались к этой периодичной проблеме и даже использовали её в политике. Например при сокращении пастбищ можно было таким способом очень легко избавиться от довольно опасного, юного сегмента общества. Старейшины, управляя с помощью «гребных ресурсов», могли направить неуемную молодежь куда-нибудь в походы. Правда, это экономически очень невыгодно, потому что эту молодёжь всё равно надо как-то снабжать, экипировать. Но с другой стороны если дать дельного вождя, и дружинников, то может и повезти, они могут и вернуться домой, с какой-нибудь добычей. Не все конечно, но кто-то из старших дружинников возможно и вернётся. Инки подобную схему поставили на «американский поток» у них вообще были договорные войны между государствами-городами. Договоры это когда все как спорт. «Главное не победа, а участие». Они строили свои Олимпы. То что пришли куда то — уже великая победа. Мы такое любим. Это нам близко у нас была Цусима. Когда через 7 морей куда-то доплыли, что уже само по себе подвиг. За это даже какие-то медали напечатали. «За дальний поход». А что там дальше это неинтересно. Главное что доплыли вопреки англичанам. Воины. Всё сделано так чтобы никто не вернулся. Во имя шоу. Зачем пирамиды в дебрях- это такие игровые, танц площадки. Мы привыкали что наши стадионы это ямы, а там все на выворот. Все–таки другая часть света. Гравитация! Это как «план ада» на картине схема Сандро Батичелли. Крупные государства использовали этот психологический механизм «пристрастия», ангажированности как метод, и емкую утилизацию слабой части населения. Гибель это часто долгий и мучительный процесс деградации, (не нашедшие себя поколения) иногда это просто весёлое шоу и бравое жертвоприношение.

Мне кажется этим очень важным фактором который «Всё» поменял в нашей цивилизации -были всевозможная «дурь и вещества! Страсть к воскурениям, и ароматам. Пример церковные крысы, которые голодные, но про этом не могут покинуть в собора. А все потому что любовь и потому что находятся под полом и "под веществом». Крысы сидят в подвалах, в месте, где совсем нет еды. Это сакральное и люди все там и сами «благодатно до крошки доедают». И когда грызунам совсем они худо делают небольшие набеги на соседних крестьян, и бегут обратно к подлинной духовной пищи. А когда сенсоры задействованы, то механизм уже работает и его надо лишь обслуживать и иногда смазывать. Ну и всякая «техно магия», проекционные машины древних, всякие алтарные механизмы египтян автоматроны, говорящие львы, робототехника греков. Переодевания танцы и ритмы. Хитрые устройства усиления звуков, трубы (голосовики), органная музыка.

Тут уже процесс и технические изыски. Индустрия. Микродозинг. Как в сериале с Николь Кидман. «Девять совсем незнакомых людей». Жрецы знатоки, и школа. Когда сознательно граница яви и вымысла размыта. Образность-обрядность. Золото. И непонятно где переодевания жрецов, а где уже пошла галлюцинация. Много тайны. Сады ассасинов- гашишинов, с их гуриями. Это и был тот самый трюк-поводырь, который ведет людей по любой тропе. Поэтому церкви шаговой доступности, раз в неделю из дальних хуторов шли туда паломники. Неделю на отходняк и по новой. (Интересно было бы узнать исследование костей, по этому поводу, «что ели что пили» древние, как там токсикоз!

Миф, объясняет как так вышло для нас. Дионис подарил виноградную лозу и на земле начался ад. Но однажды над пирушкой началась гроза, и вино смешалась с водой. Сцена примерно как в начале фильма «Пираты Карибского моря». Зевс был дарователем инструкции, чтобы людям не сдохнуть от одури. Люди научились контролировать дар Диониса. Поэтому греки и римляне никогда не пили не разбавленное вино, это считалось признаком всего дурного и варварством. Поэтому все возможные споры диалоги философов заканчивались проигрышем одной стороны, и самое страшное наказание «Это чистое вино». Штрафная- чистоганом. Если ты дегенерат-варвар, и пришёл сюда чтобы набухаться, то тебе и надо лишь весело проигрывать. У спартанцев вино вообще было запрещено, там специально прилюдно поили рабов-илотов чтобы молодёжь видела что делает вино с людьми. Добрый праздник уродая, когда благодарные хозяева прислуживают рабам. Еще в Египте были подобные храмовые праздники, и еще с пивной оргией в конце. Ну и как бы рабы назидательно овладевали своими госпожами. Но ночь, угар, грим, маски, так что пьяненькие себя конечно могли тешить чем угодно. Господа, те у кого сырье, и технологии дозировки. Так что это «Священные рощи», завозные пряности Этапы одурения. Знаменитые хлебцы элевсина. Кстати тоже со времен Египта этот трюк «иероглиф булочек». Шарик-кружок и на нем крестик. Надрезы. Сейчас на батонах тоже надрезы. Сегодня это имитация ступенек восхождения. Этапчики. «Лесвитца в небо». Токсичное и хлеба очень связаны. Паразит злаков спорынья, «спорый» — «спелый» — (избыток, прибыль) считалась признаком хорошего урожая, символом изобилия и «матерью ржи». Уничтоженные зерна ели вместе с обычными, травились. Антонов огонь- болезнь энтузиастов. Видения. Псих эпидемия, кто то именно в этом усматривает причину крестовых походов. Магия, внушения, как без звукоусиления можно проповедовать тридцати тысячной толпе? Интуитивисты, на устойчивых к нагреванию алкалоидах. Эрготизм — пищевое токсины, религиозная пандемия. Небольшие вспышки этого заболевания отмечались в ослабленной второй мировой войной Европе.

Дар Диониса -вино, соответственно если люди постоянно пьяные, то как во времена позднего СССР, то они живут вообще в какой-то другой реальности. Мало следят за политикой, им нужна «рыковка». Их легко заставить работать на заводах в 3 смены. Главное чтобы была свободная суббота, чтобы в воскресенье более-менее придти в себя, а дальше всю неделю отходить, париться в бане освобождаться от токсинов. Когда люди живут в искаженной реальности то им можно втюхать любые чудеса, потому что для них это и есть реальность. Люди уже не в состоянии себя контролировать. Похмельный притягательный дар “dionisа”, это и есть главное вечные ценности человечества. Фарма предприятия и сырье. Антидеприсанты, и современная упаковка. Кто контролирует золотой «треугольник», Колумбию, Афганистан тот контролирует все движение мира. Вот природа людей. Поэтому в революцию как только Появилась какая-то возможность люди уходили с фронта с полным вооружением с пулемётами никакая земля и воля им небыла нужна. банды захватывали винные магазины и бухали там в три смены. одни охраняют. одни бухают. Треть и отсыпаются. Расчетливо аккуратно так существовали эти объединения. В 17 году в Москве почти все богатые особняки были именно такими гнёздами. Перед самым большим штабом анархистов даже стояли две горные пушки. Но это уже были люди серьёзные винишком не баловались. Средние века были религиозные ордена из больных проказой людей, их выставляли в первую линию они выглядели как зомби. На чистоплотных мусульман производили неизгладимое впечатление такие армии. Рыцари пели хоралы, и в были не чувствительны к боли.

Сегодня своим обаянием обладают «картинки», мигают воздействуют, убеждают. Электронная сила импульса. Новое искусство. Безмерно притягательная реклама, брендирование.

Я больше специалист в области искусства, чем по истории и точно знаю, что живопись всегда была самым последним из искусств. Те кто более-менее что-то из себя представлял, занимались акционизмом и праздниками. Все деньги народа в основном уходили на зрелища, на триумфы шоу и театральные постановки, шествия. Все хорошие художники занимались или костюмами или витражами. Витражи- это видимо было что-то приложимое «к ладану», это часть всеобщей манипуляции. Игра лучей. Заходит человек в храм там всё светится, переливается, ему уже не надо большой дозы «радости». Искусство было словно катализатор, тара и упаковка идей. «Есть нечто большее, чем твоя мелкая жизнь». На церковь вдохновенно жертвовали.

«Иконы православные разговаривают». Лаки, эффект, многослойная живопись. Умели. При свете свечей все там шевелилось как в сегодняшней голограмме. Также было важно делать грандиозные фрески. Живая назидательность плаката. А традиционная музейная масляная живопись? Это, были красочные ориентировки на преступников, например на «старой Руси», парсуны. Если не могли изловить еретика, «вора», карали портрет. Или например если какой-то король подыскивает себе невест, и нужны портреты. На этом поприще вообще опасно иметь талантливых художников. Гольбейн такого по нарисовал, что английский король простить ему не мог. Искусство было всегда чем-то прилагательным к пропаганде. Христианские театральные мистерии, тоже забытый жанр шоу. Зрелища. Поэтому на трезвую голову Европейское искусство плохо заходит, оно не для этого предназначено. Новый интерес к средневековому искусству это конец 19 века. Это опиум, абсент. Сюрреалисты открывали Босха. Такое хорошо заходило. Жизнь как чудо.

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About