Donate
AKRATEIA

Петр Кропоткин и национальный вопрос

Редакция AKRATEIA20/02/24 09:27232
Четвертый конгресс Интернационала в 1869 г. в Базеле
Четвертый конгресс Интернационала в 1869 г. в Базеле

Многие современные люди, называющие себя анархистами, игнорируют или пренебрегают национальным вопросом и рефлексией над проблемой национально-освободительной борьбы. Главным аргументом для них служит избитая ссылка на «классиков анархической теории», которые якобы не проявляли никакого внимания к проблеме угнетенных наций. В связи с этим статья русского анархиста Липоткина, в которой он хоть и кратко, но по существу, рассказывает о позиции Петра Кропоткина — самого классического анархического философа — выглядит крайне актуальной в контексте просвещенческой борьбы против бездумного искажения взглядов классиков анархизма в вопросе поддержки порабощенных наций и их борьбы против иностранного гнета.

Автор: Лазарь Липоткин

Набор и редактура текста: Денис Хромый

В русской анархической литературе национальный вопрос очень мало разработан. Даже Петр Кропоткин — лучший анархический теоретик, посвятивший долгие годы своей жизни разработке идей коммунистического анархизма — уделил очень мало внимания этому вопросу. За исключением нескольких статей по этой теме, написанных им в разное время, он в своих многочисленных произведениях мало затрагивает национальные проблемы. Отдельные мысли и идеи Петра Кропоткина по национальному вопросу можно найти в некоторых его книгах и брошюрах, но специальной работы по этому вопросу Петр Кропоткин не написал.

Кропоткин подходит к разрешению национального вопроса с точки зрения коммунистического анархизма. Он горячо приветствует стремление всех угнетенных народностей, хотя бы даже самых малых, к национальному возрождению. Он верит, что каждый шаг угнетенной нации, ведущий к пробуждению ее народного самосознания, облегчает путь истинного интернационального союза людей.

Петр Кропоткин различает два понятия национального самосознания: «народное» и «господское». На примере из истории русской общественности он показывает как славянофилы и народники, исходя из одних и тех же предпосылок, в своей дальнейшей эволюции пришли к совершенно противоположным выводам: славянофилы, оставаясь людьми господского класса, создали из своей национальной веры лишь новую опору для самодержавия и православия, между тем народники, слившись с угнетенными трудящимися массами и проникшись их взглядами и идеями, стали выразителями народной самобытности и стремились внести в интернациональную жизнь народов идеалы русского общинного крестьянства. «Национализм» славянофилов, как сторонников господского класса, сделался оплотом реакции и шовинизма, а «национализм» народников, как защитников освобождения угнетенной крестьянской массы, был прогрессивным фактором в процессе освобождения трудового русского народа.

Петр Кропоткин верит, что с приобщением народных масс угнетенных национальностей к современной культуре, с их сознательным вступлением на историческую арену, национальное движение среди угнетенных народностей не падает, а, наоборот, получает более прочную опору в массах. Бессознательный национализм масс, выражавшийся раньше в отчуждении от всего неродного, заменяется теперь сознательным стремлением к национальному возрождению. Это стремление охватывает теперь самые широкие слои угнетенных национальностей, причем не только буржуазия и интеллигенция охвачены этим стремлением, но в значительной степени и трудящиеся слои, в том числе самый передовой и революционный класс — пролетариат. Но это единство национальных стремлений трудящихся масс и буржуазного класса лишь кажущееся: стремясь как будто к одной и той же цели — к национальному освобождению — пролетариат и буржуазия угнетенных национальностей совершенно различно понимают ее. Буржуазия стремится только к национальному возрождению, в то время как пролетариат стремится к национальному и социально-освободительному движению, правильно считая, что возрождение всякой национальности наступит лишь после ее социального освобождения. Это различие в понимании идеи национального освобождения имеет для Кропоткина и его отношения к национальному вопросу решающее значение.

Лазарь Липоткин (1891-1959)
Лазарь Липоткин (1891-1959)

В чем состоит главное значение национального вопроса? Согласно взглядам Петра Кропоткина, главное значение национального вопроса заключается в его коренном, социальном решении, ибо национальный вопрос не может быть решен угнетенными национальностями вне их социального освобождения. Суть национального вопроса теперь, когда он из вопроса местного и внутригосударственного превратился в вопрос интернационального и даже мирового значения, состоит именно в борьбе народных угнетенных масс и зависимых подневольных национальностей против национальной эксплуатации и политического порабощения этих национальностей со стороны господствующей буржуазии. Разумеется, что речь идет здесь не о том, что буржуазия одной национальности побивает или может побить в сопернической борьбе или империалистической войне буржуазию другой национальности, а о том, что господствующая буржуазия угнетает трудящиеся массы, а угнетая и эксплуатируя эти массы, она тем самым толкает их на борьбу с империализмом и делает их союзниками социальной пролетарской борьбы. Основной пункт национального вопроса, следовательно, составляет часть общенародного освободительного движения и окончательное разрешение этого вопроса связано с социальной победой трудового народа.

Такое утверждение Петра Кропоткина является исторической истиной. Известно, что много рекрутов в революционную армию поставляли передовые элементы угнетенных национальностей: поляки, евреи, латыши, армяне, грузины. Известно также, что вся русификаторская политика царского правительства не привела к цели: ей не удалось привить русское национальное чувство и казенный патриотизм угнетенным народам. Наоборот, эта политика пробудила в них самую ожесточенную вражду к русификаторам и заставила их еще более ожесточенно бороться за сохранение своего национального лица. Те из них, что сохранили стремление к национальной и политической независимости, как, например, поляки, чувство ненависти, заснувшее когда-то, пробуждалось с новой силой. Это же чувство зарождалось и среди тех народов, которые хотели сохранить хотя бы ограниченную былую свободу. У всех угнетенных национальностей всегда было сильно развито чувство симпатии ко всякого рода оппозиции «своему» государства, и в них, при этом, замечалась особая симпатия к тем революционным партиям, которые требовали замены современной насильственной централизации государства началом свободного, добровольного союза и федерации национальностей.

«Дело труда» (выпуск за апрель-май 1932 г.), с. 13-15
1 / 3

В настоящее время, после мировой войны и революций в Европе, все больше и больше обнаруживается стремление подвластных национальностей и так называемых национальных меньшинств к самостоятельной, автономной жизни. Великая русская революция 1917 года провозгласила принцип федерации национальностей и дала угнетенным народностям право на самоопределение.

К децентрализации государств и федерации национальностей нас ведут современные события. Понятно, что это не является конечным идеалом, дальше которого угнетенное человечество не пойдет, но оно не противоречит основным идеям анархического учения об автономной и федеративной жизни пародов, а, наоборот, находится в полной гармонии с главными принципами анархизма. И в этом отношении надо надеяться, что полное разрешение национального вопроса осуществится не без влияния анархических идей Петра Кропоткина.

Источник: «Дело труда» (выпуск за апрель-май 1932 г.). С. 13-15.

Набор и редактура текста: Денис Хромый.

Читайте в журнале

Quinchenzzo Delmoro
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About