Donate
Society and Politics

Федеральная сеть «Арт-резиденций» Тавриды: химеры государственного молодежного культурного проектирования

Reside/Sustain14/03/24 09:32577
Таврида. АРТ
Таврида. АРТ

Текст: Адель Ким

Резиденции в произвольной трактовке

Изучая результаты, выдаваемые российскими поисковыми системами по запросу «арт-резиденции», велика вероятность найти то, что резиденциями не является. Причина не только в том, что существуют одноименные жилые комплексы. Как неоднократно озвучено в текстах (1), посвященных российским резиденцям, одной из их центральных особенностей является отсутствие четких рамок и критериев — как для организаторов, так и в понимании деятелей в области культуры и искусства. Этот тренд сохраняется, несмотря на наличие профессионального сообщества арт-резиденций, методических рекомендаций и манифеста, и поддерживается на государственном уровне.

Гибкость в понимании резиденций присутствует, разумеется, и в международном контексте; в зависимости от культурной политики государства арт-резиденции приобретают специфические особенности, и преобладают определенные типы — например, краткосрочные либо оплачиваемые пользователем. Однако в России резиденциями могут называться может называться, к примеру, лаборатории молодых художников, коворкинги, онлайн-пространства креативных профессионалов, выставочные площадки, наследующие советским форматам организаций дома молодежи и многое другое, что даже близко не напоминает принятую в мире форму резиденции, ключевая особенность которой — временное проживание и работа профессионалов в области искусства, культуры, науки. 

Популярность словосочетания «арт-резиденция» можно отследить, к примеру, по количеству заявок в Президентский фонд культурных инициатив, выросший из Фонда президентских грантов и являющийся в настоящий момент основным источником грантовых средств для российских некоммерческих организаций в сфере культуры. На сайте ПФКИ можно найти 141 заявку на арт-резиденцию, поданную с момента учреждения в 2021 году, из которых 28 получили поддержку. Несмотря на присутствие среди победителей профессиональных инициатив, описания большинства проектов, в том числе реализованных, подразумевают что угодно, но не резиденциальную деятельность — среди них создание интерактивных пространств для изучения традиционных ремесел, экологический арт-парк, образовательные курсы для талантливой молодежи и даже запуск трамвая или «артобуса».

Размывание границ арт-резиденций — не новость: в середине-конце 2010-х можно было найти одноименные онлайн-платформы креативных деятелей или гостиницы. В особенно странных случаях с помощью резиденций предлагалось возрождать традиционные народные промыслы в малых городах; например, эксперт провластной общественной организации «Общероссийский народный фронт» Екатерина Боровская предлагала закрепить понятие на юридическом уровне: «Необходимо внести в законодательство соответствующее определение — “арт-резиденция” или “дом творчества”. Это во многом облегчит работу по возрождению старинных предприятий, сохранению традиций и передаче уникальных знаний молодым мастерам-ремесленникам». Однако понимание резиденции как культурного центра или дома молодежи утвердилось и легитимизировалось в последние годы. Главным драйвером этого процесса стала сеть арт-резиденций при проекте «Таврида.АРТ». Этот пример государственной инициативы в области молодежного культурного проектирования будоражит своей ресурсностью и полным отсутствием понимания предмета.

Молодежный форум в аннексированном Крыму

«Таврида.АРТ» берет свое начало в форуме «Таврида», появившемся в Крыму (г. Судак) — предсказуемо, после аннексии полуострова в 2015 году (однако в первый раз он состоялся только в 2019-м). Форум, позиционировавшийся как площадка для активной творческой молодежи и в этом продолжавший по-своему традиции более раннего лагеря Селигер, был поддержан Путиным, а главным спикером первого форума был тогдашний заместитель руководителя администрации Президента России Сергей Кириенко, известный своей приверженностью технократии последователь весьма спорного методологического учения Г. Щедровицкого, последователи которого «нацелены на изменение реальности вокруг себя и уверены в том, что общество можно программировать».

 «Таврида» числится проектом федерального агентства «Росмолодежь», который, в свою очередь, входит в федеральный проект «Молодежь России» национального проекта «Образование» и реализуется при поддержке Федерального агентства по делам молодежи (2). Оператор «Тавриды», Автономная некоммерческая организация «Центр развития культурных инициатив» — организация, имеющая в качестве веб-сайта одностраничный лендинг. В списке проектов АНО — Фестиваль Таврида.АРТ, Образовательные заезды в Тавриду, Грантовый конкурс, а также Академия творческих индустрий «Меганом». 

Об «арт-резиденциях» в контексте этого проекта заговорили на первом же форуме в 2019 году. В рамках форума было заявлено «проведение арт-резиденции в течение 5 дней», в качестве основных занятий которой перечисляются репетиции, улучшение техники, выступления, мастер-классы. Тогда же состоялась стратегическая сессия о «развитии культурных арт-резиденций», возглавлявший которую Кириенко заложил альтернативное понимание арт-резиденций, подхваченное многими другими представителями федеральной и региональной власти и культуры, предложив создание «арт-резиденций в регионах — пространств, в которых участники "Тавриды" и все представители творческой молодежи могли бы круглый год проводить встречи с мэтрами, мастер-классы и совместные проекты».

По итогам стратсессии было объявлено, что «в дальнейшем на базе форума планируют создать образовательный центр «Арт-резиденция «Таврида», где ежегодно смогут заниматься молодые деятели культуры» — таким образом, арт-резиденция приравнена к образовательной площадке молодежного форума. Стройка «образовательного центра для молодых деятелей культуры и искусства» действительно была анонсирована через год, а начата в 2021 году — там же, в Крыму, на полуострове Меганом. Строительство вызвало протесты со стороны местных активистов в связи с опасностью застройки заповедной территории, но, разумеется, не было остановлено или пересмотрено. Это не единственная большая государственная культурная стройка на аннексированном полуострове — в Севастополе возводится культурно-образовательный и музейный центр, аналоги которого также планируются в Калининграде, Кемерово и Владивостоке — они вместят в себя филиалы федеральных музеев, театров и образовательных учреждений.

Федеральная сеть представительств «Тавриды»

Новые «арт-резиденции» не ограничились Крымом. Как сообщают новостные отчеты, после стратегической сессии «арт-резиденции» были предложены губернаторам российских регионов к реализации на постоянной основе. В краткие сроки представители ряда субъектов федерации сообщили о планах открытия. В 2019 году о создании таких инициатив внутри регионов говорили губернаторы Тамбовской области и Ямало-Ненецкого автономного округа. В 2020 году была анонсирована арт-резиденция в Нижегородской области, на которой планировалось объединить ряд существующих организаций в единую «экосистему». В 2021 году пространством с лекториями, коворкингами, зонами для работы и отдыха, кафе и многофункциональным зрительным залом открылась резиденция в Ханты-Мансийске. В 2021 году в Иваново открылась «первая в России творческая арт-резиденция "ART STATION"» (почему она первая, организаторы не объясняют), где запланированы выставки, концерты, арт-проекты и др. Проект распространения «арт-резиденций» Тавриды предполагает грантовую поддержку (финансирование Росмолодежи): так, сообщается, что арт-резиденция «КубаньАрт» в Краснодарском крае получила грант в 4 миллиона рублей на создание «молодежного пространства для творчества», в котором запланированы «студии, мастерские, коворкинг, кафе, переговорная, кинозал, концертный и выставочный залы». Резиденции существуют не только на эти гранты: так, 12 миллионов в Нижневартовске на развитие арт-резиденции «Ядро» были выделены депутатами местной Думы. 

За последние годы номинальное количество «арт-резиденций» возросло в разы — в частности, за счет переименования организаций, носивших ранее иное название, либо за счет появления «арт-резиденции» в качестве одного из направлений деятельности. Сегодня, как сообщает сайт «Таврида.АРТ», в федеральной сети числится 67 резиденций из 39 регионов России. Если изучить список и соцсети «резиденций», то только 18 организаций имеют в названии формулировку «арт-резиденция», остальные же варьируются от «дома молодежи» до «коворкинга» и «арт-кластера». Также указано, что 700 резидентов прошли бесплатное обучение (но не указано, чему).

Очевидно, что «арт-резиденции» — самостоятельные организации, не являющиеся филиалами Тавриды или друг друга. Хотя руководитель «Тавриды» Сергей Першин описывает их как амбассадоров: «Мы в регионах нашей страны строим такие мини-"Тавриды". […] У нас нет инфраструктурных объектов — у нас есть команда, которую мы готовим, и они вместе с нами распространяют наши идеи, стараются поработать над тем, чтобы в субъекте появилась точка роста креативной экономики».

Арт-резиденции как «многофункциональные креативные пространства»

На сайте федеральной сети резиденции определяются как «многофункциональные креативные пространства в регионах, способствующие развитию творческих инициатив и креативных индустрий». Здесь же можно подробнее узнать о конкурсе на получение поддержки (в данный момент указан как завершенный). Критерии отбора включают наличие помещения и команды, а также творческую направленность деятельности и «предоставление возможности для творцов на реализацию своих проектов». С учетом таких вводных, по стандарту федеральной сети, арт-резиденцией может считаться любая организация, связанная с культурной деятельностью либо креативной экономикой и обладающая пространствами и ресурсами для производства ее продуктов. Сама же федеральная сеть «арт-резиденций» определяется как экосистема. Вся эта информация дублируется в официальном положении, размещенном на сайте — правда, недатированном и неподписанном.

На этом описание сети и ее деятельности на сайте завершается. Дополнительную информацию о работе конкретных «арт-резиденций» можно найти на их страницах — сайтах (есть не у всех) или соцсетях. К примеру, арт-резиденция «На берегу» (Ханты-Мансийск) описывает себя как место, призванное «объединить под своей крышей самых креативных представителей творческих профессий и предпринимателей в сфере искусства, музыки и хенд-мейд». Среди событий — кинопоказы, йога, любительские театральные постановки, выставки для всех желающих, словом, все, что может подходить под описание деятельности регионального дома культуры. Более профессионально выглядит уже упомянутая «Арт-Вокзал» в Иваново — однако, судя по сайту, там проходят только выставки (соцсети не обновляются с 2022 года). Арт-резиденция TAG в Якутске характеризует себя как группа талантливых художников и артистов для поддержки начинающих авторов в сфере культуры и искусства. Организаторы пишут: «На данный момент у нас работают 11 постоянных резидентов. Помимо резидентской программы здесь также проводятся: арт-вечеринки, мастер-классы, выставки, лекции и другие образовательные мероприятия для жителей города». Деятельность «арт-резиденций» очень разнообразна, но в целом не имеет практически ничего общего с работой резиденций в общепринятом понимании.

Любопытную информацию можно найти в локальных медиа: например, в интервью, приуроченному к созданию резиденции «Маяк» на Сахалине, ее куратор Александр Мущенко прямо заявляет, что арт-резиденции — устоявшийся формат работы с профессионалами сферы искусства, но «то, что сегодня происходит на Сахалине — это не совсем такой формат, это больше арт-кластер, понимаемый как единство креативных единиц, которые взаимно полезны друг другу и вместе создают дополнительный позитивный эффект.» По всей видимости, организаторы знают, что делают не арт-резиденции, но закрывают на это глаза. «[…]В изначальный функционал "Маяка" уже закладываются мастерские для них, которые будут распределяться по итогам открытого конкурса, по заявкам людей. И мы будем на льготных условиях эти студии предоставлять — мольберт, правильный свет, краски. Заходи, твори. Закладываем функционал танцевальной студии, театрального репетиционного зала. Будет некое количество резидентов с правом доступа туда, они будут платить аренду и заниматься по согласованному расписанию.» Мущенко описывает логику работы проекта: художник приезжает куда-то, где «тусовка» на месте помогает в «продвижении» и за что впоследствии он отчисляет проценты тем, кто ему помогал — своего рода логика коммерческих начинаний и креативных индустрий. Проект выглядит коммерческим и не соответствует целям и логике резиденций, а неофициальные отзывы резидентов о нем неутешительны.

Профессиональные арт-резиденции России

Между тем, в России уже больше 15 лет работают арт-резиденции, соответствующие международному определению, а в ряде случаев и стандартам. В том же 2019 году, когда была запущена инициатива «Тавриды», состоялся 1-й Форум Ассоциации арт-резиденций в Музее истории Екатеринбурга, собравший более 20 инициатив. К моменту 2-го Форума, ставшего частью международной конференции «Искусство и практики гостеприимства» в Выкса в 2021 году, действующих резиденций было более 30. Некоторые из них отметили или скоро отметят десятилетие со дня открытия — за это время накопился определенный опыт. Существует ряд текстов, описывающих состояние российских резиденций в прошедшие годы. Однако при запуске федеральной сети эта информация не была учтена — либо умышленно проигнорирована.

Тем не менее, важно отметить, что диалог между резиденциями из разных «миров» все-таки существует. К примеру, некоторые из представителей федеральной сети присутствовали на 2-м форуме в Выксе — Библиотека и арт-резиденция «Шкаф» (Санкт-Петербург), TAG (Якутск), «Полярис» (Салехард). В последней в 2024 году открылась выставка по итогам номадической резиденции, которую курировала председатель Ассоциации арт-резиденций Женя Чайка. Отдельным примером реализации проекта стал Центр современного искусства ARKA с курируемой арт-резиденцией, в которой успели поработать профессиональные художники, на базе архангельского Дома Молодежи в 2021-23 гг., входящего в сеть «Тавриды».

Проблематичность и тонкий лед

Как можно судить из вышеприведенной информации, в сфере, связанной с молодежной политикой, понятие «арт-резиденция» было изначально заимствовано и трактовано произвольно, благодаря чему начало означать практически что угодно, связанное с креативной экономикой и молодежью. Проигнорирован опыт существующих резиденций — как международный, так и российский, хотя локальные профессиональные резиденции работали за десятилетие до появления «Тавриды» и поддерживают контакты друг с другом. На стратегических сессиях первых лет не присутствовали представители «классических» резиденций (соорганизаторы Ассоциации арт-резиденций России участвовали во встрече Федеральной сети только в 2022 году). 

В целом, если бы учредители «Тавриды» взяли другое название для проекта региональной экспансии, мне как исследователю арт-резиденций не пришлось бы о нем писать — настолько он далек от арт-резиденций. «Арт-резиденциям» федеральной сети не свойственна ограниченность времени пребывания, присущая профессиональным резиденциям, они не предоставляют проживания, гранта и покрытия стоимости материалов, кураторской поддержки для резидента. Основная часть проектов — это мастерские и студии с доступом для участников-«резидентов», образовательными и конкурсными программами. Важный элемент, присущий обоим форматам — создание коммуникативной среды, но очевидно, что в резиденциях разного типа она будет очень разной. «Арт-резиденции» смещают фокус с поддержки профессиональных работников искусства и культуры, а также науки, на молодежь, детей и в целом широкую и не всегда профессиональную аудиторию, и начинают частично выполнять просветительские функции. Появившиеся либо видоизменившиеся в рамках федеральной сети организации представляют собой самостоятельную трактовку формата, ставящего своей ключевой целью предоставление государством возможностей «творческой реализации талантов».

При этом «Таврида» предоставляет беспрецедентные для сферы профессиональных арт-резиденций финансовые ресурсы для региональных молодежных и культурных инициатив. Можно предположить, что как минимум часть из организаций молодежной и культурной сферы в поиске средств вступили в сеть и изменили названия на «арт-резиденции» и схожие, при этом незначительно или вовсе не меняя направления деятельности. За счет финансовой поддержки организация обновляет материально-техническую базу, программу, находит новую аудиторию. Активная молодежь, заинтересованная в развитии креативной экономики и творческих индустрий, поддерживает и подпитывает существование «арт-резиденций». 

Нельзя отрицать, что такого рода проекты для молодежи действительно важны и, судя по всему, востребованы. И, казалось бы, если учитывать разницу контекстов и целевых аудиторий профессиональных резиденций и «арт-резиденций» Тавриды, можно избежать путаницы. Однако на практике все не так очевидно. И профессиональные резиденции, и «резиденции» Тавриды и прочие «альтернативные» варианты используют не только одинаковые названия, но и похожий язык и описания программ. Благополучателей классических резиденций, то есть художников и творческих профессионалов, особенно начинающих и ищущих свою первую резиденцию, это может сбить с толку. Если профессиональные резиденции направлены на поддержку деятельности художника на некоммерческой основе (хотя и здесь есть свои трудности и исключения — например, все еще практикуемый сбор работ резидента в коллекцию), но работа в резиденциях Тавриды, судя по вышеприведенном интервью, может означать разные варианты, в том числе и договорные коммерческие условия. Креативные профессионалы и особенно представители современного искусства работают в прекарных условиях и попадают в уязвимую ситуацию, если не осведомлены о своих правах. Работа с представителями «индустрий» может обернуться эксплуатацией художника.

В документе Минобрнауки от января 2024 года «Стратегия молодежной политики в Российской Федерации на период до 2030 года» фигурируют арт-резиденции как синоним креативных пространств. Таким образом, неспециалисты в области резиденций принимают решение о том, каким формат должен быть, и дают ему свои определения на законодательном уровне. Существует риск, что если понятие будет зафиксировано в законодательстве по аналогии с творческими индустриями, то будет принята формулировка, близкая к резиденциям в понимании «Тавриды». В самом неприятном сценарии они могут стать организациями, поддерживающими риторику «собственного пути» страны, приверженностью «традиционным ценностям» и прочим постулатам государственной пропаганды.

Навряд ли это параллельное сосуществование и корректное умолчание о взаимном несоответствии критериям двух видов российских резиденций продлятся бесконечно. Но, к счастью, на данный момент ничего не грозит работе профессиональных организаций, за исключением, разумеется, цензуры, недостатка финансирования, отсутствия государственной поддержки, утечки квалифицированных кадров, и многих других особенностей обстановки в стране.

(1) Женя Чайка. Общее описание арт-резиденций в России по ситуации на 2019-й год; Женя Чайка. Арт-резиденция — это. Форматы и принципы; Адель Ким. Портрет в контексте. Общая информация об арт-резиденциях России в 2021

 (2) Подробнее о национальных проектах можно прочитать тут https://национальныепроекты.рф

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About