Donate
Art

Маша Соловянчик: «Пока главный план — это не сесть»

politics.png04/09/23 15:412K🔥

Маш, как начался твой путь в полит. дизайне? Был ли у тебя до этого коммерческий опыт?

Маша: С Фигмой (дизайнерская программа) я познакомилась после окончания школы, когда проходила тестовое задание по работе. Это была вакансия в школе программирования для детей на позицию дизайнера баннеров. На тот момент я могла что-то поделать в Фотошопе, но я, естественно, наврала, что владею Фигмой. Поэтому пришлось изучать её за ночь. Меня взяли на работу, и с этого момента началось моё промышленное производство картинок в Фигме.

После я стала делать картинки для Пространства Политика(далее ПП) в Новосибирске. В тот момент мне хотелось переделать все шаблоны, и когда я показала новый дизайн ребятам, всем понравилось, и мне тоже. Хотя сейчас я уже вижу, что там неидеальная вёрстка, и ко многому можно придраться. Потом появилось ПП в Екатеринбурге, и для него я тоже делала айдентику. Но всё равно это время мне казалось, что я делаю что-то игрушечное, не по-настоящему, а как умею.

А вот осознала я себя дизайнеркой после 24 февраля, потому что я почуствовала, что мне нужно что-то делать. А чем я могу быть полезной? На тот момент я не понимала этого, и просто в течение недели не могла ничем заниматься. Потом собралась, и стала предлагать различным новообразованным антивоенным проектам свою помощь по дизайну. Так в общем-то и началось. Тогда же я предложила помощь одному медиа, зная, что им не хватает дизайнер_ок, а новости появлялись каждый час. С тех пор я начала делать очень много карточек для них.

Потом у меня начался период подкаста Это базис. В этом проекте я разработала стилистику для подкаста и до сих пор делаю все картинки для него.

Карточки Пространства Политика
Карточки Пространства Политика

То есть ты сразу после школы начала работать и не заканчивала колледж, универ?

Маша: Да, после школы я нигде два года не училась, а сейчас я на втором курсе УРФУ на философском.

Расскажи про опыт работы в ПП подробнее.

Маша: Там была свобода и раздолбайство в плане стиля. Вроде бы была какая-то айдентика, но у каждого города стиль обрастал своими особенностями. В какой то момент мы с дизайнер_ками решили, что нам пора договориться о рамках. Это были очень тяжёлые созвоны, потому что все уже привыкли к своему стилю. В итоге всё-таки выработали единый гайдлайн, и условились, что мы движемся к некоему минимализму. И всё же, даже если сейчас посмотреть дизайны разных городов, то они отличаются в деталях, потому что их делают разные люди.

Обложки соцсетей Пространства Политика Екб
Обложки соцсетей Пространства Политика Екб

Можешь вспомнить, как ты попала в Это Базис? Как собралась ваша команда?

Маша: В какой-то момент мне написала Таль (художница/активистка) и рассказала о новом проекте у команды Лобанова. Спросила интересно ли мне это. Я ответила «Да», и мне написал продюсер подкаста Рома Колеватов, скинул питч проекта. Изначально меня звали делать восемь дизайнов в месяц, я как сейчас помню эту информацию из презентации подкаста. Но теперь моя работа в Базисе это примерно шесть созвонов в неделю во всех отделах, а в Фигме у меня около восьмиста карточек, спустя год после запуска подкаста.

Фрагмент проекта Это базис в Фигме
Фрагмент проекта Это базис в Фигме

А как вы придумали стиль подкаста?

Маша: Сначала я созванивалась с отделом креатива и мы придумывали название подкаста, его публичное позиционирование, лозунг. И, небольшой секрет, если бы мы не назвались «Это базис», то мог бы выиграть вариант «*#» (звёздочка-решётка)… Потому что мы «звёздочки» и за «решёткой» (потенциально), + у операторов связи есть такая функция вызова контекстного меню, когда набираешь какие-то цифры между звёздочкой и решёткой. Я представляла как было бы классно сделать логотип в виде *#, но в итоге выбрали название Это базис.

Также решили, что мы отвечаем на вопрос: «Что делать в ситуации, когда реальность оказалась в руинах?» и уже от этого стали отталкиваться.

Вместе со мной тогда позвали ещё одну дизайнерку. Но мы не сочетались по стилю и совершенно не могли работать в паре. На данный момент эта дизайнерка уже не в проекте. На тот момент она делала логотип, а я придумывала саму айдентику и делала первые макеты для инстаграма. Чатик креатива сначала накидал мне референсов, и я стала во всём этом разбираться. Мы очень вдохновлялись Баухаусом.

Моя главная позиция по стилю была такая: от количества красного в дизайне, макет не становится более левым. Мне кажется, что красный цвет сейчас делает тысячи левых проектов похожими друг на друга.

Я захотела сделать минимализм, но при этом строгий и в деталях, и шрифтах.

Со стороны подкаст выглядит очень продюсерским, где все процессы работают, как в коммерческом проекте. Это верное ощущение? Отличается ли твой опыт работы в Базисе от активистских проектов?

Маша: На самом деле по архитектуре не сильно отличается от того же ПП. Я может ранее и сказала про хаос в ПП, но когда нет чего-то чрезвычайного, ПП работает оч хорошо, ребята в нескольких городах между собой коммуницируют, договариваются об ивентах, постингах — отлично существуют. Производство ивентов и постов поставлено хорошо, а многие вопросы решаются на местах, без федеральных созвонов.

Базис тоже имеет отделы, они автономно принимают решения по своим текущим делам.

Есть отдел пиара, отдел креатива (где мы планируем выпуски), отдел редакции. Если надо, создаём новый отдел, например, по мерчу. Да, в этих отделах зачастую могут состоять одни и те же люди, но сам факт того, что у нас работа поделена на тематические блоки, это очень удобно и систематизирует процессы.

В какой-то момент с восьми дизайнов в месяц, я перетекла в состояние, когда хожу на все созвоны, потому что мне интересно где, как и что происходит, и чем я могу помочь ребятам. Сейчас помимо дизайна я занимаюсь ещё фандрайзингом.

Кстати, получается у тебя нет никаких коммерческих проектов? Как ты тогда выживаешь в этой капиталистической системе?

Маша: Эээыоыы…ы.ъъ…аэ…На самом деле во всех этих проектах у меня есть оплата труда, именно поэтому у меня их три, а не один. Ибо у политических проектов всё не идеально с бюджетом, и только так я могу получать зарплату хотя бы ± близкую к средней по рынку. Вот так выживаю. Ну, и у меня дешёвая квартира! Не знаю что ещё сказать…на жизнь в Екатеринбурге хватает.

И как тебе в таком режиме? Ты планируешь когда-нибудь выйти на работу в офис, или будешь расширять активистские связи?

Маша: Пока что это мой страшный сон, что когда-то я окажусь на коммерческой работе. Мне хочется всё больше заниматься осмысленным трудом. А на работе, где мой труд будет отчуждён от меня, я быстро зачахну. Я очень мечтаю, что продолжу работать в полит. проектах. Хочу чувствовать, что у этого всего есть глобальная цель.

Расскажи, ты определяешь как-то свой стиль? Может ты вдохновляешься чем-то определённым?

На самом деле у меня было всегда мало времени на то, чтобы рефлексировать, что я делаю. И как будто-то, то, что сложилось, оно всё само из всего слилось. Потому что я всё ещё нахожусь в каком-то водовороте, и отчасти до сих пор чувствую себя самозванцем. Люблю минимализм, и не очень люблю иллюстрирование. Не хочется всё время делать в лоб: вот у нас текст про пивной завод — значим ставим на картинку пиво. Такое мне не близко. Ещё мне нравится, что сейчас я разрабатываю дизайн в проектах одна, и мне не нужно долго согласовывать картинки с другими людьми.

А какое у тебя отношение к левому дизайну?

Маша: Ну, левый дизайн он бывает разный, конечно. Чаще всего он партийный (и в основном это грустно). Но я оч люблю дизайн всяких прогрессивных проектов, например журнал agasshin*, или ещё классный стиль у Беда.Медиа.

Эстетика agasshin
Эстетика agasshin
Эстетика Беда.Медиа
Эстетика Беда.Медиа

В ПП и в Базисе ты сейчас начинаешь выходить за рамки дизайна. Расскажи про опыт работы в новых областях, и есть ли у тебя на них какие-то планы?

Маша: Пока главный план — это не сесть. Но вообще, мне очень нравится координация и организация разных политических проектов. Это то, что мне интересно сейчас, и то, что у меня хорошо получается. Надеюсь, когда-то я найду один проект, где закроются все мои профессиональные запросы: и по дизайну, и по координации.

Я часто хочу закрыть хотя бы одну область работы. Например, закончить обучение на философском, пойти дальше в магистратуру. Но после каждого приезда полиции на мероприятие ПП, сложно говорить о каких-то планах. Я начинаю сомневаться, успею ли я закончить что-то. Не понятно, нужно ли уже готовиться к отъезду в России и учить новый язык? Если нет, то обидно тратить время на его изучение. Я чувствую, что моя судьба в заложниках у людей, действия которых я вообще не контролирую. Ещё год назад я думала, что было бы классно работать в каком-то медиа открыто, ходить в офис и всё такое. Но сейчас это невозможно. И мне кажется, что это надолго.

Как ты думаешь, у левых дизайнеров есть перспектива, что когда-то мы сможем через активистские проекты закрывать все свои финансовые потребности. Будет ли расти наше комьюнити?

Маша: Ну, сообществу быть, если будет вокруг чего объединяться. Нужны какие-то точки входа в это комьюнити: разные дискуссии, мероприятия, где можно познакомиться и пообщаться.

А по поводу финансов: если леваки научатся находить деньги, то да. Не все хотят работать на гранты по каким-то причинам, не все умеют писать заявки на них, не все умеют в хорошие публичные сборы и есть даже какая-то усталость от них уже. Но мне кажется перспектива есть.

Хотя мой пример это скорее ошибка выжившего. Но практику можно масштабировать. Как много леваков дизайнеров ты знаешь вообще? У меня ощущение, что пока все на самопальном уровне.

До того как я создал канал, я знал очень мало людей, единицы. Сейчас мне иногда пишут в личку, я завожу новые знакомства. Мне очень было весело, когда я узнавал, что другие дизайнеры тоже участвуют сразу в нескольких проектах. Потому что сейчас художников меньше, чем инициатив, приходится разрываться.

Маша: Мне в этом смысле нравится, что на зарплату в Базисе я практически сама себе нашла деньги. Ахахах.

Как ты думаешь, как долго в истории будут оставаться наши политические карточки, анонсы мероприятий? Будет ли это когда-то присутствовать в музеях будущего, как сейчас мы смотрим на разную полит. агитацию начала XX века?

Маша: Смотря в каком будущем мы будем жить. Возможно, когда-то будет музей путинского режима, и там будут изучаться оппозиционные штуки. Если будет инициатива, которая будет изучать, как мы боролись в какой-то год путинского срока и какая агитация для этого использовалась, то вполне представляю зин о медиа, которые существовали во время боевых действий, и там будут примеры карточек. Или если будут такие каналы, как твой, и они будут уделять внимание истории и дизайн-культуре.

*Instagram — продукт компании «Мета», организация признана экстремистской и запрещена в России.

politics.png в Telegram

Author

Nikita Voloshin
Эгалите
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About