Donate
Палестино-израильский конфликт

Славой Жижек. Настоящая линия размежевания в израильско-палестинском конфликте

Георгий Ливаднов19/10/23 13:3711.1K🔥

В то время, как возмутительные террористические акты ХАМАС должны быть безоговорочно осуждены, не следует заблуждаться относительно того, что на самом деле происходит на Святой Земле. Выбор здесь делается не в пользу той или иной жесткой идеологической группировки, а между фундаменталистами с обеих сторон и всеми теми, кто еще верит в возможность мирного сосуществования.

Варварский акт насилия, которое ХАМАС обрушил на Израиль, должен быть безоговорочно осужден, без всяких «если» и «но». Массовые убийства, изнасилования и похищения мирных жителей из деревень, кибуцев и музыкальных фестивалей — это настоящий погром, подтверждающий, что истинной целью ХАМАС является уничтожение государства Израиль и всех израильтян. Тем не менее, ситуация нуждается в историческом контексте — не в качестве какого-либо оправдания, а для того, чтобы было понятно, как действовать дальше.

В первую очередь, речь идет об абсолютной безысходности, которой характеризуется жизнь большинства палестинцев. Вспомните, как примерно десять лет назад на улицах Иерусалима начался всплеск индивидуальных терактов-самоубийств. Обычный палестинец подходил к еврею, доставал нож и наносил жертве удар, прекрасно понимая, что будет немедленно убит после этого. Такого рода «террористические» акты не несли никакого посыла, никаких воскликов «За свободную Палестину!» не следовало. За их спинами также не стояло никакой крупной организации. Это были просто-напросто индивидуальные акты жестокого и агрессивного отчаяния.

Ситуация изменилась к худшему, когда Биньямин Нетаньяху сформировал новое правительство, вступив в союз с ультраправыми, про-поселенческими партиями, открыто выступающими за аннексию палестинских территорий на Западном берегу реки Иордан. Новый министр национальной безопасности Итамар Бен-Гвир считает, что "мое право, право моей жены, право моих детей свободно передвигаться [по Западному берегу] важнее, чем право арабов". Это тот самый человек, которому ранее было запрещено служить в армии из–за связей с экстремистскими анти-арабскими партиями, причислеными к террористическим организациям после массового убийства арабов в Хевроне в 1994 году.

Израиль, долгое время кичившийся своим статусом единственной демократии на Ближнем Востоке, при нынешнем правительстве Нетаньяху превращается в теократическое государство. В перечне "основных принципов" нынешнего правительства записано следующее: «Еврейский народ имеет исключительное и неотъемлемое право на все части Земли Израильской. Правительство будет поощрять и стимулировать заселение всех частей Земли Израильской — в Галилее, в регионе пустыни Негев, на Голанских высотах, в Иудее и Самарии».

В свете таких намерений абсурдно упрекать палестинцев в отказе вести переговоры с Израилем. Официальная программа нынешнего правительства исключает возможность переговоров.

Отдельные любители теории заговора будут настаивать на том, что правительство Нетаньяху наверняка знало о готовящемся нападении, учитывая мощный потенциал израильских средств разведки и наблюдения в Газе. Но хоть это нападение, безусловно, отвечает интересам израильских сторонников жесткой линии, находящихся сейчас у власти, оно также ставит под сомнение претензии Нетаньяху на роль "господина Безопасность".

В любом случае, нетрудно заметить, что обе стороны — и ХАМАС, и ультра-националистическое правительство Израиля — выступают против любой мирной опции. Каждая из сторон настроена на борьбу до смертельного исхода.

Атака ХАМАС пришлась на время серьезного конфликта внутри Израиля, вызванного стремлением правительства Нетаньяху разрушить судебную систему. В результате страна оказалась расколотой между националистами-фундаменталистами, стремящимися ликвидировать демократические институты, и движением гражданского общества, осознающим эту угрозу, но не стремящимся к союзу с более умеренными палестинцами.

Теперь назревавший конституционный кризис приостановлен, объявлено о создании правительства национального единства. Старая история: глубокие и, очевидно, экзистенциальные внутренние разногласия внезапно преодолеваются благодаря общему внешнему врагу.

Должен ли существовать внешний враг для достижения мира и единства внутри страны? Как разорвать этот порочный круг?

Путь вперед, как считает бывший премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт, — это борьба с ХАМАС и в то же время налаживание контактов с палестинцами, не являющимися антисемитами и готовыми к переговорам. Вопреки утверждениям израильских ультранационалистов, такие люди существуют. 10 сентября более сотни палестинских ученых и представителей интеллигенции подписали открытое письмо, в котором "решительно отвергают любые попытки приуменьшить, исказить или оправдать антисемитизм, преступления нацистов против человечества или исторический ревизионизм в отношении Холокоста."

Как только мы признаем, что не все израильтяне — фанатичные националисты, и не все палестинцы — фанатичные антисемиты, мы сумеем начать распознавать отчаяние и растерянность, которые приводят к вспышкам зла и насилия. Мы сможем увидеть странное сходство между палестинцами, которым отказано в собственной родине, и евреями, чья история наполнена тем же опытом.

Аналогичная гомология наблюдается и в отношении термина «терроризм». В период борьбы евреев с британскими военными в Палестине слово «террорист» имело положительный оттенок. В конце 1940-х годов в американских газетах появилось объявление с заголовком "Письмо террористам Палестины" (“Letter to the Terrorists of Palestine”), в котором голливудский сценарист Бен Хект писал: "Мои храбрые друзья. Вы наверняка не поверите тому, что я вам напишу, но веет воздух перемен. Евреи Америки за вас."

За всей завесой сегодняшней полемики о том, кто считается террористом, скрывается масса палестинских арабов, которые уже несколько десятилетий живут в состоянии неизвестности и неопределенности. Кто они и какая земля их? Являются ли они жителями «оккупированных территорий», «Западного берега реки Иордан», «Иудеи и Самарии» или… Государства Палестина, признанного 139 странами мира и с 2012 г. являющегося государством-наблюдателем, не членом ООН? При всем при этом Израиль, контролирующий реальную территорию, относится к палестинцам как к временным поселенцам, как к препятствию на пути создания «нормального» государства с евреями в качестве единственных истинных коренных жителей. К палестинцам относятся исключительно как к проблеме. Государство Израиль никогда не протягивало им руку помощи, не давало надежды и не обозначало их роль в государстве, в котором они живут.

ХАМАС и израильские сторонники непримиримого курса — две стороны одной медали. Вопрос не в том, какую жесткую линию избрать, а в выборе между фундаменталистами и теми, кто еще верит в возможность мирного сосуществования. Не может быть никакого компромисса между палестинскими и израильскими экстремистами, с которыми необходимо бороться, отстаивая права палестинцев в полный голос и одновременно с непоколебимой приверженностью борьбе с антисемитизмом.

Как бы утопично это ни звучало, но эти два вида борьбы являются единым целым. Мы можем и обязаны безоговорочно поддерживать право Израиля на защиту от террористических атак. Но мы также должны беспрекословно сочувствовать тем поистине отчаянным и безнадежным условиям, в которых находятся палестинцы в Газе и на оккупированных территориях. Именно те, кто считают, что в этой позиции есть некое«противоречие», фактически блокируют возможные решения проблемы.

Оригинал статьи


Muhammad Azzahaby
maria
Анастасия Иванова
+10
3
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About