Create post
Theater and Dance

Из жизни марионетки

Петр Воротынцев 🔥

Гурвинеку вообще часто не везет. Так что провал в прокате мультфильма «Гурвинек. Волшебная игра» вполне укладывается в концепцию этого персонажа. Новость о прокатной неудаче (не будем сейчас разбираться в ее причинах) подтолкнула меня вспомнить о любимом чешском герое. Гурвинек — это явление в Чехии, про него выпускают книги, слушают аудиозаписи сценок из «Гурвинека», смотрят мультфильмы (как старые, так и более современные). Есть целый театр «Спейбла и Гурвинека» в Праге!

Кто он собственно такой? Кукла, марионетка. Причем достаточно старая. Гурвинек — порождение великой юмористической культуры Чехии ХХ века. Среди чехов он не менее популярен (а может быть даже и более), чем Швейк. А возникли эти характеры почти синхронно, в 20-е годы, в эпоху раскрепощения чешского искусства после обретения долгожданной независимости в 1918-ом году.

Гурвинек — отнюдь не простой персонаж, в нем скрыта определенная амбивалентность, смесь эгоцентризма и милосердия. Он ершист и скептичен, любит острить, спорит с отцом. Как правило его юмор строится на неожиданном культурном или лингвистическом разоблачении. Например, Гурвинек говорит: «Знаете в кого превратится принцесса, если сунет пальцы в розетку? В Золушку». Весьма жестоко и даже немного цинично. А порой Гурвинек воспринимает все с абсурдной буквальностью, вроде, «птицы летают на юг, потому что пешком туда идти далеко». После подобных фраз Гурвинек заливается язвительно-презрительным смешком.

Куклу создал в 1926 году Густав Носек. Но изначально Носек сделал марионетку другого персонажа мультфильма — Спейбла, отца Гурвинека. Гурвинек на него похож, оба долговязые и с выпученными, вечно удивляющимися глазами. Спейбла, актер Йозеф Скупа, человек давший феномену Гурвинека полноценную художественную жизнь, рассматривал исключительно как карикатурного персонажа, пародию на успокоившегося обывателя. Корень «бейбл» на сленге 20-х означает «глупый». Но с «рождением» сына в 1926 характер усложнился, стал более пластичным. Спейбла скорее жаль, он уставший и выжатый человек. Интересно, что мамы у Гурвинека нет, его воспитывает отец. Весьма необычно для исторически склонной к матриархату Чехии (вспомним дев-воительниц). У неполной семьи есть собачка Жерик, этакий помощник, подсказывающий своим хозяевам в критические моменты, как надо поступить. Жерик всегда активно участвует в сценках, он не говорит, а антропоморфно гавкает. Это единственный сказочный герой «Гурвинека». Есть еще два женских персонажа — подруга Гурвинека, опрятная и аккуратная отличница Маничка, а также ее бабушка пани Катержина. Замкнутый, локальный, даже душноватый мир.

Поначалу Скупа выступал со своими куклами в различных кабаре, пока в 1930 не открыл театр «Спейбла и Гурвинека» в Пльзене. В 1944 нацисты театр закрыли, но в 1945, уже через год он «воскрес» в Праге, где и существует по сей день.

Обычно сценки, посвященные Гурвинеку короткие, анекдотического характера. Возможно именно поэтому снять полнометражный мультфильм о нем сложно, это противоречит лаконичной, сжатой природе гурвинековского юмора.

Важно отметить, что в театре существует традиция, согласно которой роли Спейбла и Гурвинека исполняет один и тот же человек. Непростая задача для актера, так виртуозно менять голоса и темпераменты под силу только большому артисту. Поначалу было иначе, но Милош Киршнер, дублер Скупы, настоял на подобной артистической универсальности. А на гастролях Киршнер даже иногда играл на иностранных языках — высочайший уровень актерской эквилибристики! Роли Манички и пани Катержины тоже долгое время исполняла одна актриса (Гелена Штахова).

Исполнители (хоть и нечасто) меняются, привнося что-то свое, но акустический канон неизменен. Голос Спейбла глубокий, низкий, медлительный. У Гурвинека, напротив, задорный, с подростковой высоковатой надтреснутостью. Спейбл любит сидеть с газетой и поучать сына уму-разуму, но нередко не может ответить на его сложные и нетривиальные вопросы. Они как будто две части одного человека, а может и страны. Спейбл тянет за собой шлейф старой Чехии, до независимости 1918-ого года, Гурвинек олицетворяет новую, просыпающуюся страну, устремленную в будущее и не помнящую угнетения. Периодически Спейбл обращается к сыну на немецкий манер «Гурвайз», это сумрачное напоминание о временах, когда немецкий был частью повседневной жизни чешского человека. Гурвинек болезненно свободолюбив и не терпит авторитаризма. Он хочет совершать свои глупости, а не тиражировать другие.

Интересно, что в чешской версии фильма «Гурвинек. Волшебная игра» отца и сына, как и полагается, озвучивает один человек (Мартин Класек). В русском дубляже два человека (Михаил Ефремов и Александр Трачевский соответственно).

Можно сказать, что «Гурвинек» породил в Чехии целое театральное направление, школу. Актеры посвящают постижению образа всю жизнь. Чем-то ситуация сходна с «Арлекином» Джорджо Стрелера. Спектакль великого итальянского режиссера — уже давно больше, чем просто театральное представление, это целая сценическая философия. И актеры в «Арлекине» тоже меняются редко. Исполнители, что в «Арлекине», что в «Гурвинеке», получают удовольствия от хорошо знакомого материала, от минимальных интерпретационных колебаний.

Итак, «Гурвинек. Волшебная игра» потерпел неудачу. Надо заметить, что первозданный, аутентичный «Гурвинек» вообще-то волшебства сторонится и скорее связан с бытом, порой раздражающим, но все–таки родным. Если уж на то пошло, то волшебной в «Гурвинеке», пожалуй, должна быть только голосовая игра актеров. Этого вполне достаточно.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author