Donate
Society and Politics

Саймон Себаг-Монтефиоре: Нарратив деколонизации опасен и ошибочен

Olla_D25/01/24 18:03261

27.10.23

Мир в израильско-палестинском конфликте был труднодостижим ещё до варварской атаки ХАМАСа 7-го октября и военного ответа Израиля. Теперь же он кажется почти невозможным, но его суть ясна как никогда: В конечном счёте, речь идёт о переговорах по созданию безопасного Израиля рядом с безопасным палестинским государством.

Какими бы ни были огромные сложности и проблемы, связанные с созданием такого будущего, для порядочных людей должна быть очевидна одна истина: убийство 1400 человек и похищение более 200, включая десятки мирных жителей, было глубоко ошибочным. Атака ХАМАС напоминала средневековый монгольский набег с целью резни и добычи человеческих трофеев — за исключением того, что она была записана в режиме реального времени и опубликована в социальных сетях. Однако с 7-го октября западные учёные, студенты, художники и активисты отрицают, оправдывают или даже празднуют убийства, совершенные террористической сектой, провозгласившей программу антиеврейского геноцида. Что-то из этого происходит открыто, что-то — под маской гуманизма и справедливости, а кое-что — под шифром, наиболее известным из которых является «from the river to the sea» — леденящая душу фраза, неявно одобряющая убийство или депортацию 9-и миллионов израильтян. Кажется странным, что приходится говорить: Убийство мирных жителей, стариков, даже младенцев — это всегда неправильно. Но сегодня сказать это необходимо.

Как образованные люди могут оправдывать такое бессердечие и принимать такую бесчеловечность? Здесь играет роль множество вещей, но большая часть оправдания убийств мирных жителей основана на модной идеологии «деколонизации», которая, если принять её за чистую монету, исключает переговоры о создании двух государств — единственное реальное решение этого векового конфликта — и является столь же опасной, сколь и ложной.

Я всегда удивлялся левым интеллектуалам, которые поддерживали Сталина, и тем аристократическим симпатизантам и борцам за мир, которые оправдывали Гитлера. Сегодняшние апологеты ХАМАСа и отрицатели зверств с их механическими обличениями «поселенческого колониализма» принадлежат к той же традиции, только ещё хуже: у них есть множество доказательств убийства стариков, подростков и детей, но в отличие от тех глупцов 1930-х годов, которые постепенно приходили к истине, они ни на йоту не изменили своих взглядов. Отсутствие порядочности и уважения к человеческой жизни просто поражает: почти сразу же после атаки ХАМАСа объявился легион людей, которые преуменьшают значение этой бойни или отрицают, что зверства вообще имели место, как будто ХАМАС просто провёл обычную военную операцию против солдат. Отрицатели 7-го октября, как и отрицатели Холокоста, существуют в особенно тёмном месте.

Нарратив деколонизации обесчеловечил израильтян до такой степени, что рационально мыслящие люди оправдывают, отрицают или поддерживают варварство. Он утверждает, что Израиль — это «империалистическо-колониальная» сила, что израильтяне — «поселенцы-колониалисты» и что палестинцы имеют право уничтожить своих угнетателей. (7-го октября все мы узнали, что это значит). В нём израильтяне рассматриваются как «белые» или «примыкающие к белым», а палестинцы — как «цветные».

Эта идеология, влиятельная в академических кругах, но давно нуждающаяся в серьёзном вызове, представляет собой токсичную, исторически бессмысленную смесь марксистской теории, советской пропаганды и традиционного антисемитизма Средних веков и 19-го века. Но его нынешним двигателем является новый анализ идентичности, который рассматривает историю через концепцию расы, основанную на американском опыте. Аргумент заключается в том, что «угнетённым» практически невозможно быть расистами, так же как и «угнетателю» невозможно быть объектом расизма. Евреи не могут страдать от расизма, поскольку считаются «белыми» и «привилегированными»; хотя они не могут быть жертвами, они эксплуатируют других, менее привилегированных людей — на Западе через грехи «эксплуататорского капитализма», а на Ближнем Востоке — через «колониализм».

Этот левацкий анализ с его иерархией угнетённых идентичностей и запугивающим жаргоном, который указывает на отсутствие фактологической строгости, во многих академических кругах и средствах массовой информации заменил традиционные универсальные левые ценности, включая интернациональные стандарты порядочности и уважения к человеческой жизни и безопасности невинных гражданских лиц. Когда этот неуклюжий анализ сталкивается с реалиями Ближнего Востока, он теряет всякую связь с историческими фактами.

Действительно, нужно обладать поразительным неисторическим заблуждением, чтобы игнорировать факты антиеврейского расизма на протяжении двух тысячелетий, начиная с падения Иудейского храма в 70-м году н. э. В конце концов, резня 7-го октября стоит в одном ряду со средневековыми массовыми убийствами евреев в христианских и исламских обществах, резней Хмельницкого в Украине в 1640-х годах, российскими погромами с 1881-го по 1920-й год и Холокостом. Даже Холокост сейчас иногда неправильно истолковывают — как это сделала актриса Вупи Голдберг — как «не имеющий отношения к расе» — подход настолько же невежественный, насколько и отвратительный.

Вопреки нарративу деколонизации, Газа технически не оккупирована Израилем — не в обычном смысле, когда на территории находятся солдаты. Израиль эвакуировал эту область в 2005-м году, убрав оттуда свои поселения. В 2007-м году власть захватил ХАМАС, уничтожив своих соперников из ФАТХа в ходе короткой гражданской войны. ХАМАС создал однопартийное государство, которое подавляет палестинскую оппозицию на своей территории, запрещает однополые отношения, угнетает женщин и открыто выступает за убийство всех евреев. Очень странная компания для левых.

Конечно, некоторые протестующие, скандирующие «от реки до моря», возможно, даже не представляют, к чему они призывают; они невежественны и считают, что просто выступают за «свободу». Другие отрицают, что они за ХАМАС, настаивая на том, что они просто за палестинцев, но считают необходимым представить резню ХАМАС как понятную реакцию на израильско-еврейское «колониальное» угнетение. Другие же — злонамеренные отрицатели, которые добиваются смерти израильских граждан.

Токсичность этой идеологии теперь очевидна. Некогда уважаемые интеллектуалы беззастенчиво спорят о том, были ли расчленены сорок младенцев или меньшему числу просто перерезали горло или сожгли заживо. Студенты теперь регулярно срывают плакаты с изображением детей, которых ХАМАС держит в заложниках. Трудно понять такую бессердечную бесчеловечность. Наше определение преступления на почве ненависти постоянно расширяется, но если это не преступление на почве ненависти, то что же тогда? Что происходит в наших обществах? Что-то пошло не так.

Ещё один расистский поворот — теперь евреев обвиняют в тех самых преступлениях, от которых они сами пострадали. Отсюда постоянные заявления о «геноциде», когда никакого геноцида не было и нет. Израиль вместе с Египтом ввёл блокаду Газы с момента захвата власти ХАМАСом и периодически обстреливал сектор в отместку за регулярные ракетные обстрелы. После того как ХАМАС и его союзники выпустили по Израилю более четырёх тысяч ракет, в результате войны в Газе 2014-го года погибло более двух тысяч палестинцев. На сегодняшний день, по данным ХАМАС, в этой войне погибло более 7000 палестинцев, в том числе много детей. Это трагедия, но это не геноцид — слово, которое сегодня настолько обесценилось в результате метафорического злоупотребления, что стало бессмысленным.

Я также должен сказать, что израильское правление на оккупированных территориях Западного берега отличается и, на мой взгляд, является неприемлемым, неустойчивым и несправедливым. Палестинцы на Западном берегу терпят жестокую, несправедливую и деспотичную оккупацию с 1967-го года. Поселенцы при позорном правительстве Нетаньяху притесняют и преследуют палестинцев на Западном берегу: 146 палестинцев на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме были убиты в 2022-м году и не менее 153 в 2023-м году до нападения ХАМАС, и более 90 — после. И снова: Это ужасно и неприемлемо, но не геноцид.

Хотя существует сильное стремление сделать из этого «геноцид», отражающий Холокост, это не так: Палестинцы страдают от многих вещей, включая военную оккупацию; запугивание и насилие со стороны поселенцев; коррумпированное палестинское политическое руководство; бездушное пренебрежение со стороны их собратьев в более чем двадцати арабских государствах; отказ Ясира Арафата, покойного палестинского лидера, от компромиссных планов, которые предусматривали бы создание независимого палестинского государства; и т. д. Все это не является геноцидом или чем-то похожим на геноцид. Цель Израиля в Газе — в том числе и по практическим соображениям — свести к минимуму число убитых палестинских гражданских лиц. ХАМАС и подобные ему организации на протяжении многих лет ясно давали понять, что максимальное количество жертв среди палестинцев отвечает их стратегическим интересам. (Отбросьте все это и подумайте: Еврейское население мира все ещё меньше, чем в 1939-м году, из-за нанесённого нацистами ущерба. Палестинское население выросло и продолжает расти. Демографическое сокращение — один из очевидных признаков геноцида. В общей сложности в конфликте за Палестину и Израиль с 1860-го года было убито около 120000 арабов и евреев. Для сравнения, в сирийской гражданской войне с момента её начала в 2011-м году погибло не менее 500000 человек, в основном мирных жителей).

Если идеология деколонизации, которую преподают в наших университетах как теорию истории и о которой кричат на наших улицах как о самоочевидной праведности, сильно искажает современную реальность, то отражает ли она историю Израиля так, как это утверждается? Нет. Более того, она не в состоянии точно описать ни основание Израиля, ни трагедию палестинцев.

По мнению деколонизаторов, Израиль всегда был и остаётся нелегитимным государством-уродцем, потому что он был создан Британской империей и потому что некоторые из его основателей были евреями европейского происхождения.

В этом повествовании Израиль запятнан нарушенным обещанием имперской Британии предоставить независимость арабам и её сдержанным обещанием поддержать «национальный дом для еврейского народа», выражаясь языком Декларации Бальфура 1917-го года. Но предполагаемое обещание арабам на самом деле было двусмысленным соглашением 1915-го года с Шарифом Хусейном из Мекки, который хотел, чтобы его семейство Хашимитов правила всем регионом. Отчасти он не получил эту новую империю, потому что его семья имела гораздо меньше поддержки в регионе, чем он утверждал. Тем не менее, в конечном итоге Британия передала семье три королевства — Ирак, Иорданию и Хиджаз.

Имперские державы — Великобритания и Франция — давали всевозможные обещания разным народам, а затем ставили на первое место свои собственные интересы. Типичными были обещания евреям и арабам во время Первой мировой войны. После этого аналогичные обещания были даны курдам, армянам и другим народам, и ни одно из них не было выполнено. Но главный нарратив о том, что Британия предала арабские обещания и поддержала еврейские, неполный. В 1930-х годах Британия выступила против сионизма и с 1937-го по 1939-й год двигалась к созданию арабского государства без еврейского. Именно вооружённое еврейское восстание 1945-48-х годов против имперской Британии позволило создать это государство.

Израиль существует благодаря тому восстанию, а также международному праву и сотрудничеству — тому, во что когда-то верили левые. Идея еврейской «родины» была предложена в трёх декларациях Великобритании (подписанной Бальфуром), Франции и Соединённых Штатов, а затем обнародована в резолюции Лиги Наций от июля 1922-го года, которая создала британские «мандаты» на Палестину и Ирак, а также французские «мандаты» на Сирию и Ливан. В 1947-м году ООН приняла решение о разделе британского мандата на Палестину на два государства — арабское и еврейское.

Выделение таких государств из этих мандатов тоже не было чем-то исключительным. В конце Второй мировой войны Франция предоставила независимость Сирии и Ливану — вновь образованным национальным государствам. Британия аналогичным образом создала Ирак и Иорданию. Имперские державы создали большинство стран региона, за исключением Египта.

Имперское обещание отдельных земель для различных этносов и сект также не было чем-то уникальным. Французы обещали независимые государства друзам, алавитам, суннитам и маронитам, но в итоге объединили их в Сирию и Ливан. Все эти государства были «вилайетами» и «санджаками» (провинциями) турецкой Османской империи, управлявшейся из Константинополя с 1517–го по 1918-й год.

Концепция «разделения» в нарративе деколонизации рассматривается как злая имперская уловка. Но это было совершенно нормальным явлением при создании национальных государств 20-го века, которые, как правило, возникали на основе распавшихся империй. И, к сожалению, создание национальных государств часто сопровождалось обменом населения, огромными миграциями беженцев, этническим насилием и полномасштабными войнами. Вспомните греко-турецкую войну 1921-22-го годов или раздел Индии в 1947-м году. В этом смысле Израиль-Палестина была типичной.

В основе идеологии деколонизации лежит отнесение всех израильтян, исторических и нынешних, к категории «колонистов». Это просто неверно. Большинство израильтян происходят от людей, которые мигрировали на Святую землю в период с 1881-го по 1949-го год. Они не были абсолютными новичками в этом регионе. Еврейский народ правил Иудейскими царствами и молился в Иерусалимском храме в течение тысячи лет, а затем постоянно присутствовал там в меньшем количестве в течение следующих 2000 лет. Другими словами, евреи — коренное население Святой Земли, и если верить в возвращение изгнанных людей на родину, то возвращение евреев — именно такой случай. Даже те, кто отрицает эту историю или считает её не имеющей отношения к современности, должны признать, что Израиль сейчас является домом и единственным домом для 9 миллионов израильтян, которые живут там на протяжении четырёх, пяти, шести поколений.

Большинство мигрантов, приехавших, скажем, в Великобританию или США в течение жизни становятся британцами или американцами. В политике обеих стран много видных лидеров — Сюэлла Браверман и Дэвид Лэмми, Камала Харрис и Никки Хейли, — чьи родители или бабушки и дедушки мигрировали из Индии, Западной Африки или Южной Америки. Никто не назвал бы их «поселенцами». Однако израильские семьи, проживающие в Израиле на протяжении столетия, определяются как «поселенцы-колонисты», готовые к убийствам и увечьям. И вопреки мнению апологетов ХАМАСа, этническая принадлежность преступников или жертв никогда не оправдывает зверства. Они были бы зверствами в любом месте, совершенными любым человеком с любой историей. Удручает тот факт, что зачастую именно самопровозглашённые «антирасисты» выступают за убийство по этническому признаку.

Левые считают, что мигрантов, спасающихся от преследований, нужно принимать и позволять им строить свою жизнь в других местах. Почти все предки нынешних израильтян избежали преследований.

Если нарратив о «поселенцах-колонистах» не соответствует действительности, то верно то, что конфликт является результатом жестокого соперничества и борьбы за землю между двумя этническими группами, обе из которых имеют законные права на проживание в этом регионе. По мере того как в регион переселялось все больше евреев, палестинские арабы, которые жили здесь веками и составляли явное большинство, почувствовали угрозу со стороны этих иммигрантов. Притязания палестинцев на землю не подвергаются сомнению, как и подлинность их истории, как и их законные притязания на собственное государство. Но изначально еврейские переселенцы не стремились к созданию государства, а просто хотели жить и заниматься сельским хозяйством на некой «родине». В 1918-м году лидер сионистов Хаим Вейцман встретился с хашимитским принцем Фейсалом бин Хусейном, чтобы обсудить вопрос о евреях, живущих под его властью как короля Великой Сирии. Сегодняшний конфликт не был неизбежным. Он стал таковым, когда общины отказались делиться и сосуществовать, а затем прибегли к оружию.

Ещё более абсурдным, чем ярлык «колонизатор», является троп «белизны», который является ключевым для идеологии деколонизации. И снова: это просто неверно. В Израиле есть большая община эфиопских евреев, и около половины всех израильтян — то есть около пяти миллионов человек — являются мизрахи, потомками евреев из арабских и персидских земель, выходцев с Ближнего Востока. Они вовсе не «поселенцы», не «колонизаторы» и не «белые» европейцы, а жители Багдада, Каира и Бейрута на протяжении многих веков и даже тысячелетий, изгнанные после 1948-го года.

Несколько слов о том 1948-м годе, годе Войны за независимость Израиля и палестинской Накбы (“Катастрофы”), которую в деколонизационном дискурсе приравнивают к этнической чистке. Действительно, с обеих сторон имело место интенсивное этническое насилие, когда арабские государства вторглись на территорию страны и вместе с палестинскими ополченцами попытались остановить создание еврейского государства. Им это не удалось; в конечном итоге они остановили создание палестинского государства, как и предполагалось Организацией Объединённых Наций. Арабская сторона стремилась убить или изгнать всю еврейскую общину — именно теми кровавыми способами, которые мы видели 7-го октября. А в тех районах, которые арабской стороне удалось захватить, например в Восточном Иерусалиме, все евреи были изгнаны.

В этой жестокой войне израильтяне действительно изгнали часть палестинцев из своих домов; другие бежали от боевых действий; третьи остались и теперь являются израильскими арабами, которые имеют право голоса в израильской демократии. (Около 25% современных израильтян — арабы и друзы). Около 700000 палестинцев потеряли свои дома. Это огромная цифра и историческая трагедия. Начиная с 1948-го года, около 900000 евреев потеряли свои дома в исламских странах, и большинство из них переехали в Израиль. Эти события нельзя сравнивать напрямую, и я не хочу предлагать соревнование в трагизме или иерархию жертв. Но прошлое гораздо сложнее, чем хотелось бы верить «деколонизаторам».

В результате этой интриги одно государство появилось — Израиль, а другое — нет, Палестина. Его образование давно назрело.

Странно, что маленькое государство на Ближнем Востоке привлекает к себе такое страстное внимание на Западе, что ученики бегают по калифорнийским школам с криками «Свободная Палестина». Но Святая Земля занимает исключительное место в истории Запада. Она прочно вошла в наше культурное сознание благодаря еврейской и христианской Библии, истории иудаизма, основанию христианства, Корану и созданию ислама, а также крестовым походам, которые в совокупности заставили западных людей почувствовать себя причастными к её судьбе. Британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж, настоящий архитектор Декларации Бальфура, говорил, что названия мест в Палестине «были мне более знакомы, чем названия мест на Западном фронте». Эта особая близость к Святой земле сначала работала в пользу возвращения евреев, но в последнее время она работает против Израиля. Западные люди, жаждущие разоблачить преступления евро-американского империализма, но неспособные предложить средства для их исправления, зачастую не зная реальной истории, объединились вокруг Израиля и Палестины как самого яркого в мире примера империалистической несправедливости.

Открытый мир либеральных демократий — или Запада, как его раньше называли, — сегодня поляризован парализованной политикой, мелкой, но порочной культурной враждой по поводу идентичности и пола, а также чувством вины за исторические успехи и грехи, которое причудливым образом искупается сочувствием и даже влечением к врагам наших демократических ценностей. В этом сценарии западные демократии — всегда плохие актёры, лицемерные и неоимпериалистические, а иностранные автократии или террористические секты, такие как ХАМАС, — враги империализма и, следовательно, искренние силы добра. В этом перевёрнутом сценарии Израиль — живая метафора и искупление грехов Запада. Результатом этого является пристальное внимание к Израилю и то, как его оценивают, используя стандарты, редко достижимые для любой воюющей страны, включая Соединённые Штаты.

В конечном счёте, этот зомби-нарратив — моральный и политический тупик, ведущий к бойне и тупику. Это неудивительно, ведь он основан на фиктивной истории: «Придуманное прошлое никогда не может быть использовано», — писал Джеймс Болдуин. «Оно трескается и крошится под давлением жизни, как глина».

Даже когда слово «деколонизация» не встречается, эта идеология присутствует в пристрастном освещении конфликта в СМИ и наполняет недавние осуждения Израиля. Студенческое ликование в ответ на резню в Гарварде, Университете Вирджинии и других университетах; поддержка ХАМАСа среди художников и актёров, а также пронырливые двусмысленные заявления руководителей некоторых самых известных исследовательских институтов Америки демонстрируют шокирующее отсутствие морали, гуманности и элементарной порядочности.

Одним из отталкивающих примеров стало открытое письмо, подписанное тысячами артистов, в том числе известными британскими актёрами, такими как Тильда Суинтон и Стив Куган. В нём содержалось предостережение о грядущих военных преступлениях Израиля и полностью игнорировался casus belli: убийство 1400 человек.

Журналистка Дебора Росс написала в своей мощной статье в Times of London, что она была «совершенно, совершенно потрясена» тем, что в письме не было «ни одного упоминания о ХАМАС» и о «похищении и убийстве младенцев, детей, бабушек и дедушек, молодых людей, мирно танцующих на фестивале мира. Отсутствие элементарного сострадания и человечности — вот что было так невероятно. Неужели это так сложно? Поддерживать и сочувствовать палестинским гражданам… и в то же время признавать неоспоримый ужас атак ХАМАС?» Затем она спросила этот парад моральных ничтожеств: «Что решает такое письмо? И почему кто-то должен его подписывать?»

Израильско-палестинский конфликт отчаянно трудно разрешить, а деколонизаторская риторика делает ещё менее вероятным компромисс на основе переговоров, который является единственным выходом.

С момента своего основания в 1987-м году ХАМАС использовал убийства мирных жителей, чтобы уничтожить все шансы на двухгосударственное решение. В 1993-м году террористы-смертники взорвали израильских граждан, чтобы разрушить соглашение в Осло, признававшее существование двух государств — Израиля и Палестины. В этом месяце террористы ХАМАС развязали свою бойню отчасти для того, чтобы подорвать мир с Саудовской Аравией, который улучшил бы палестинскую политику и уровень жизни, а также оживил бы склеротического конкурента ХАМАС — Палестинскую администрацию. Отчасти они служили Ирану, чтобы предотвратить расширение прав и возможностей Саудовской Аравии, а их зверства, конечно же, были эффектной ловушкой, чтобы спровоцировать чрезмерную реакцию Израиля. Скорее всего, они добились своего, но для этого они цинично используют невинных палестинцев в качестве жертвы для достижения политических целей, что является вторым преступлением против гражданского населения. Точно так же идеология деколонизации с её отрицанием права Израиля на существование и права его народа на безопасную жизнь делает палестинское государство менее вероятным, если не невозможным.

Проблему в наших странах решить проще: Гражданское общество и шокированное большинство должны сейчас заявить о себе. Радикальные выходки студентов не должны нас сильно тревожить: студенты всегда в восторге от революционных крайностей. Но непристойные празднования в Лондоне, Париже и Нью-Йорке, а также явное нежелание руководителей крупнейших университетов осудить убийства показали, чего стоит пренебрежение этим вопросом и позволение «деколонизации» колонизировать нашу академию.

Родители и студенты могут перейти в университеты, которыми не руководят лицемеры и которые не патрулируют отрицатели и упыри; доноры могут массово отказаться от своих пожертвований, и это уже начинается в США. Филантропы могут прекратить финансирование гуманитарных фондов, возглавляемых людьми, которые поддерживают военные преступления против человечества (против жертв, отобранных по расовому признаку). Зрители могут легко решить не смотреть фильмы с актёрами, которые игнорируют убийства детей; студии не обязаны их нанимать. А в наших академиях эта ядовитая идеология, которой следуют злобные и глупые, но также модные и благонамеренные люди, стала позицией по умолчанию. Она должна потерять свою респектабельность, свою неподлинность как история. Её моральная ничтожность была выставлена на всеобщее обозрение.

И снова учёные, преподаватели, наше гражданское общество и институты, финансирующие и регулирующие деятельность университетов и благотворительных организаций, должны бросить вызов токсичной, бесчеловечной идеологии, которая не имеет никаких оснований в реальной истории или настоящем Святой земли и которая оправдывает расчленение младенцев для рационально мыслящих людей.

Израиль совершил много жестоких и плохих поступков. Правительство Нетаньяху, худшее в истории Израиля, столь же неумелое, сколь и безнравственное, пропагандирует максималистский ультранационализм, который неприемлем и неразумен. Каждый имеет право протестовать против политики и действий Израиля, но не поощрять террористические секты, убийства мирных жителей и распространение опасного антисемитизма.

Палестинцы имеют законные претензии и терпят жестокую несправедливость. Но обе их политические структуры совершенно несовершенны: Палестинская администрация, управляющая 40 процентами Западного берега реки Иордан, бездуховна, коррумпирована, неумела и в целом презираема, а её лидеры столь же бездарны, как и израильские.

ХАМАС — дьявольская секта убийц, скрывающаяся среди мирных жителей, которых она приносит в жертву на алтарь сопротивления, — об этом в последние дни открыто заявляют умеренные арабские голоса, причём гораздо более жёстко, чем апологеты ХАМАСа на Западе. «Я категорически осуждаю нападения ХАМАСа на мирных жителей», — трогательно заявил на прошлой неделе саудовский государственный деятель-ветеран принц Турки бин Фейсал. «Я также осуждаю ХАМАС за то, что он уступает высшие моральные принципы израильскому правительству, которое повсеместно отвергается даже половиной израильской общественности… Я осуждаю ХАМАС за саботаж попыток Саудовской Аравии достичь мирного урегулирования тяжёлого положения палестинского народа». В интервью с Халедом Машаалем, членом политбюро ХАМАС, арабский журналист Раша Набиль подчеркнул, что ХАМАС жертвует собственным народом ради своих политических интересов. Машааль утверждал, что это лишь цена сопротивления: «Тридцать миллионов русских погибли, чтобы победить Германию», — сказал он.

Набиль является примером для западных журналистов, которые едва ли осмелятся бросить вызов ХАМАСу и его массовым убийствам. Нет ничего более покровительственного и даже ориенталистского, чем романтизация мясников ХАМАСа, которых многие арабы презирают. Отрицание их зверств многими на Западе — это попытка сделать приемлемых героев из организации, которая расчленяет младенцев и оскверняет тела убитых девочек. Это попытка спасти ХАМАС от самого себя. Возможно, западным апологетам ХАМАС стоит прислушаться к умеренным арабским голосам, а не к фундаменталистской террористической секте.

Злодеяния ХАМАСа ставят его, как и «Исламское государство» и «Аль-Каиду», в ряд мерзостей по ту сторону терпимости. Израиль, как и любое другое государство, имеет право на самооборону, но делать это он должен очень осторожно и с минимальными потерями среди мирного населения, и даже при полномасштабном военном вторжении уничтожить ХАМАС будет сложно. Тем временем Израиль должен обуздать свою несправедливость на Западном берегу — или рискует уничтожить себя, — потому что в конечном итоге ему придётся вести переговоры с умеренными палестинцами.

Так, война разворачивается трагически. Пока я пишу эти строки, в результате обстрела Газы каждый день гибнут палестинские дети, и это невыносимо. В то время как Израиль всё ещё оплакивает свои потери и хоронит своих детей, мы сожалеем об убийстве израильских гражданских лиц так же, как и об убийстве палестинских гражданских лиц. Мы отвергаем ХАМАС, злой и непригодный для управления страной, но мы не путаем ХАМАС с палестинским народом, чьи потери мы оплакиваем, как мы оплакиваем смерть всех невинных.

В более широком историческом пространстве ужасные события иногда способны поколебать укрепившиеся позиции: Анвар Садат и Менахем Бегин заключили мир после войны Судного Дня; Ицхак Рабин и Ясир Арафат — после Интифады. Дьявольские преступления 7-го октября никогда не будут забыты, но, возможно, в ближайшие годы, когда ХАМАС рассыплется, когда «нетаньяхизм» станет лишь катастрофическим воспоминанием, израильтяне и палестинцы приведут границы своих государств, закалённые 75 годами убийств и ошеломлённые резней ХАМАС в один из выходных, к взаимному признанию. Иного пути нет.

Перевод с английского.

https://www.theatlantic.com/ideas/archive/2023/10/decolonization-narrative-dangerous-and-false/675799/

Author

Olla_D
Olla_D
hortusconclusus
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About