radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Psychology and Psychoanalysis

Комментарий на новый перевод Лакана или «D’une traduction qui est de merde»

Nikita Archipov 🔥2


О переводе какого текста речь? — Du «trieb» de Freud et du désir du psychanalyste.

Кто перевел? — Noodle translate (далее просто Noodle). В свете этого перевода мы бы рекомендовали редакции подумать о переименовании в google translate (любопытно, что некоторые синтаксические паттерны последний видит лучше авторов перевода). Текст небольшой, поэтому мы позволим себе разобрать его по абзацам (цитировать придется больше половины текста). Noodle translate, мы надеемся, что вы это читаете, потому что в этом тексте будет задано множество вопросов о вашем переводе.

Кажется, что Noodle translate уже своим названием намекают о сопутствующем качестве своих переводов. И это ставит критика таких переводов в несколько невыгодное положение: «Переводчики же изначально признали то, в чем вы их обличаете». Однако мы пишем комментарий, поскольку в названии проекта есть не только термин, указывающий на то, что авторы лопухи, но и слово «перевод». Нас в меньшей мере будут интересовать те места, где авторы показали себя как лопухи в плане перевода, нежели те, где «translate», также фигурирующий в названии проекта, просто не состоялся. Возможно, что авторам стоит подумать даже не над google translate, а над тем, чтобы убрать вторую часть текущего названия. Просто noodle. Это куда лучше будет описывать их проект, по крайней мере если судить по этому переводу Лакана. On y va!

Пассаж от noodle:

«Влечение, каким оно в опоре на опыт бессознательного было артикулировано Фрейдом, воспрещает психологизированному мышлению скатываться обратно на уровень инстинкта, коим оно прикрывает свое невежество, предполагая в природе наличие морали».

Комментарий:

Мы не знаем, видят ли авторы перевода разницу между «психологизированным» и «психологизирующим» мышлением, но, увы, это не синонимы. В тексте psychologisante (психологизирующее). Также для передачи оригинала в более чёткой манере было бы хорошо не придумывать никакие «уровни инстинктов», а сказать, что психологизирующему мышлению воспрещается прибегать к понятию инстинкта в силу существования понятия «влечение», но это скорее стилистическая придирка.

Пассаж от noodle:

«Либидо сексуальным инстинктом не является. Сведение его в пределе к мужскому желанию, на которое указал Фрейд, было бы достаточным, чтобы нас предупредить».

Оригинал:

« La libido n’est pas l’instinct sexuel. Sa réduction, à la limite, au désir mâle, indiquée par Freud, suffirait à nous en avertir.»

Комментарий:

В лучшем случае при чтении никому не ясно, о чём нас предупреждает Фрейд, поскольку мы имеем незамкнутое предложение, требующее введения второстепенного члена или даже придаточного предложения. При плохом раскладе остается невидимой связь между двумя предложениями (и на наш взгляд, именно он и имеет место).

Лакан говорит, что о положении («Либидо сексуальным инстинктом не является») свидетельствует другое положение («в крайнем случае его можно свести к мужскому желанию»). Иными словами: «Либидо не сексуальный инстинкт. Чтобы уведомить нас об этом [pour an avertir], Фрейду было достаточно озвучить, что оно в крайнем случае может сводиться к мужскому желанию».

Перевод noodle:

«Либидо у Фрейда — это энергия, поддающаяся количественной оценке, которую тем легче в теорию ввести, чем она бесполезнее, поскольку установить можно лишь определенное quanta константности».

Оригинал:

« La libido dans Freud est une énergie susceptible d’une quantimétrie D’AUTANT PLUS AISÉE À INTRODUIRE EN THEORIE QU’ELLE EST INUTILE, PUISQUE seuls Y sont reconnus certains QUANTA DE CONSTANCE.» (Мы любезно выделили те вещи, пренебрежение которыми зарубило перевод на корню)

Комментарий:

Можно ли было выбрасывать «y» из придаточного предложения? Нет, поскольку он заменяет термин «либидо» из первой части предложения. Таким образом, определенные quanta (о переводе этого слова мы скажем дальше), можно установить именно для либидо.

Что с quanta? Поскольку термин латинский и написан курсивом переводчики решили его не переводить. Тем не менее, курсив вряд ли освобождал от этого. Если разобраться, то quanta (pluriel для слова quantum) вполне может использоваться как французское слово. «Квантовую теорию» французы так и называют «Théorie des quanta». Дословно: «Теория квантов». Если верить вымыслу, придуманному для обывателей, то кванты — это порции энергии. Что намекает на аналогию, которую Лакан пытается создать между либидо и энергией физиков. Таким образом, здесь вырисовывается заигрывание Лакана с физикой.

Продолжая разговор о «порциях». Если открыть «три очерка по теории сексуальности» на французском, там можно найти термин quantum de la libido. На русский это переводят как «определенное количество либидо». Соответственно quanta — то же самое, но в pl. И ставкой этого pluriel, видимо, выступает простая поверхностная ссылка на физику. Вопрос в том, насколько сильный акцент на этом Лакан делает. Мол, у Фрейда просто количество либидо, а у меня модные кванты либидо? Возможно, нам это станет яснее дальше. Таким образом, вот перевод главного предложения: «У Фрейда либидо представлено как энергия, которую можно количественно измерить, поскольку признается, что у него [либидо] есть определенные количественные доли» (это перевод за вычетом слова constance). Кстати, вот соответствующий кусок из Фрейда, посвященный quantum de la libido:

«Отделением либидинозной психической энергии от другой мы выражаем наше предположение, что сексуальные процессы организма отличаются от процессов питания организма особым химизмом. Анализ перверзий и психоневрозов убедил нас в том, что сексуальное возбуждение возникает не только из так называемых половых частей, но из всех органов тела. У нас, таким образом, возникает представление об определенном количестве либидо [QUANTUM DE LA LIBIDO], психически представленное, как мы говорили, Я либидо (Iсh Iibido), продукция которого, увеличение или уменьшение, распределение и сдвиг, должна дать нам возможность объяснить наблюдаемые психосексуальные феномены»

Остаётся неясным, что тут делает термин constance. Noodle-перевод превращает его в полноценный термин, однако он таковым вряд ли является. Вопрос не только в отсутствии артикля (он мог быть устранён в силу того факта, что термин quanta мог использоваться автором как количественное наречие в стиле «много», «мало», «достаточно», после которых артикли опускаются). Однако о какой «константности» может идти речь? Психологическая трактовка термина указывает на перманентное свойство, характерное для нашего восприятия. Едва ли этому феномену можно приписать какие-либо доли (тем временем мы напоминаем, что в нашем варианте, выше, еще и слово «либидо» появилось). Авторы могли употреблять его не в таком ключе, но тогда в каком? Может подходит перевод «постоянство»? Может и подходит: «установить для либидо определённые доли/количества/кванты постоянства». Если речь идет о количественном постоянстве, то это лишний повод предположить, что de constance стоит рассмотреть как определение.

Итак, определение. Что если мы воспримем quanta de constance по аналогии с table de cuisine (кухонным столом)? Тогда certains quanta de constance превратятся в некоторые постоянные (количественно неизменные) доли? Кажется, что это обретает какой-то смысл, поскольку пересекается с пассажем из Фрейда. Однако перевод de constance кажется избыточным, потому что в термине quanta уже содержится идея о постоянстве. Мы склонны считать, что это определение избыточно, а поэтому может быть отброшено (разумеется с сопутствующими объяснениями для читателей перевода). Итак, даже с учетом constance перевод остаётся прежним: «У Фрейда либидо представлено как энергия, которую можно количественно измерить, поскольку признается, что у него [либидо] есть определенные количественные доли»

Что говорится в обрубке, который мы пока оставили без внимания? «d’autant plus aisée à introduire en théorie qu’elle est inutile? Чтобы вы не листали, еще раз приводим noodle-перевод:

«Либидо у Фрейда — это энергия, поддающаяся количественной оценке, которую тем легче в теорию ввести, чем она бесполезнее, поскольку установить можно лишь определенное quanta константности».

Именно этот отрывок разрушил логику в noodle-переводе. Можно заняться «количественной оценкой» либидо, но это бесполезно, потому что, внимание, ей можно заняться😂 [высказывание «для него можно установить определенные количественные доли» по сути и означает количественную оценку].

Лакан имеет в виду, что Фрейд очень легко постулировал quantum либидо, определенное его количество, но этим высказыванием всё и ограничилось, поэтому это заявление ни во что большее не вылилось, оставшись заявлением. Что наклёвывается, если мы попробуем собрать всё сказанное?

Окончательный вариант:

У Фрейда либидо представлено как энергия, которую можно количественно измерить, однако это настолько легко давшееся нововведение оказалось столь же бесполезным, поскольку разве что [seul] и было сказано, что для этой энергии могут быть установлены определенные количественные доли.

Noodle, честно говоря, нет никакой проблемы в том, что вы не справились (это очень сложный отрывок, а вы, судя по переводу отдельных мест, не шарите даже в устройстве элементарных синтаксических паттернов в стиле c’est… que), но вы серьезно были уверены в том, как перевели? Если вам показалось, что в переводе отрывка всё норм, то это объясняется разве что тем, что вас укусил за жопу Йоель Регев, он примерно так же разговаривает. Если же вы чувствовали сырость, но все равно выкладывали, то (тут ваши собственные выводы о том, что это о вас говорит). Неясно, что с этим отрывком может сделать читатель, который не знает французского. С другой стороны, проблема еще и в мудаке-авторе, который зачем-то бросил высказывание о возможности измерения либидо посреди разговора о том, что влечение не тождественно инстинкту.

Перевод noodle:

«С этим зиянием и сталкивается желание в тех пределах, что накладывает на него принцип, иронически называемый принципом удовольствия — того удовольствия, что возвращается к реальности, которая, можно сказать, есть не что иное, как поле праксиса »

Оригинал:

«Cette béance est celle que le désir rencontre aux limites que lui impose le principe dit ironiquement du plaisir, pour être renvoyé à une réalité qui, elle, on peut le dire, n’est ici que champ de la praxis.

Комментарий:

Pour être renvoyé à une realité, как о том свидетельствует запятая (да, она может свидетельствовать о таких вещах, и этому можно привести множество примеров), не относится к удовольствию. Однако ниже мы увидим, что тут не нужен даже аргумент от пунктуации. Pour продолжает сказанное в главном предложении и уточняет, что происходит с желанием. Перевод должен выглядеть следующим образом: «именно с этим зиянием желание сталкивается, достигая предела, который накладывается на него принципом удовольствия, чтобы вновь направить желание к реальности………». Заглянем за предел, связь с «реальностью» нарушится. Удовольствие нет никакого смысла возвращать к реальности, потому что за счет него в каком-то смысле мы держимся за последнюю.

Для читателей английского перевода, если тут такие есть: там переводчики тоже не смогли понять, к чему относится pour, но тут мы не будем уделять этому внимание. Просто имейте в виду (и да, перевод в целом тоже говно).

Перевод noodle:

«Именно из этого поля фрейдизм вырезает желание, чей принцип существенным образом обнаруживается в невозможностях. Таковы очертания, которые могли бы разглядеть моралисты, не терзай наше время идиллические запросы »

Оригинал:

« C’est de ce champ justement que le freudisme coupe un désir dont le principe se trouve essentiellement dans des impossibilités.

Tel est le relief que le moraliste eût pu y relever, si notre temps n’était pas aussi prodigieusement tourmenté d’exigences idylliques

А тут не складывается соответствия между тем, что что-то откуда-то вырезается, а моралист имеет возможность увидеть это и «восстановить»? Было поле. Оттуда нечто вырезали. Полагаем, что образовалось углубление. Поле — реальность. А вырезали желание (которое здесь, видимо, косвенно приводится в соответствие с amour propre (само-любием), раз Лакан говорит о морализме). Если моралист (Ларошфуко, полагаем) — это такой предшественник Фрейда/Лакана, который во всем видел amour propre, то он способен эту вырезанную землю увидеть и «восстановить» (relever) рельеф. Вы сказали про вырезание, но там эта метафора продолжилась ещё в разговоре о рельефе. Таким образом: «Этот рельеф мог бы быть возвращён в реальность моралистом, если бы не ….». Читатель будет иметь больше шансов разобраться с этим и восстановить, что речь идет о Ларошфуко, если эта метафорика-таки будет передана.

Перевод noodle:

«Если страх кастрации и представляет собой принцип сексуальной нормализации, не станем забывать также и о том, что, имея несомненное отношение к преступлению, которое она запрещает в Эдипе, нормализация эта в равной степени оказывает влияние на послушание, ПЕРЕКРЫВАЯ ХОД

[чему?] в гомосексуальном направлении».

Комментарий:

Там в оригинале уточняется, что есть нечто, чему не позволяют скатываться в гомосексуальность. Смотрите: « en (L)’arretant sur sa pente homosexuelle». Это означает: «Не давая ему скатываться по гомосексуальной наклонной». Раз это указано у Лакана, то может и на русском это передать стоило? Похоже, что это послушанию не дают скатиться в гомосексуализм. Так или иначе, уточнение там есть, и об этом думать не читатель должен.

Перевод noodle:

«это позволяет нам сформулировать, что по умолчанию именно фаллос является объектом символического долга: ДЕБЕТОВЫМ СЧЁТОМ в тех случаях, когда он есть, а когда его нет, ОСПАРИВАЕМОЙ ПРЕТЕНЗИЕЙ»

Оригинал:

« c’est le phallus par défaut, qui fait le montant de la dette symbolique : compte débiteur quand on l’a, — quand on ne l’a pas, créance contestée.) »

Комментарий:

Кажется, что автор пытается намекнуть, что употребляет два семантически противопоставленных термина. Noodle, для вас то, что выделено капсом семантически противопоставлено? Любопытно, что в комментах на сигме переводчикам подсказали про перевод термина «créance contestée » как «оспариваемой задолженности». Используя такой перевод, надо было реконструировать релевантный термин для «compte debiteur». Смешно, что noodle отмахнулись от той подсказки, сказав, что этот момент «заслуживает отдельного обсуждения». Да нет, видимо, не заслужил, поскольку такое обсуждают до публикации перевода, так что неясно, почему он вообще тогда был выложен. Возвращаясь к теме: кажется, что «сумма на дебетовом счете» и «оспариваемая задолженность»[на нем же] вполне могут противопоставляться. Но никак не пара терминов, в текущий момент указанная в переводе. И в свете этой метафоры странно le montant переводить как «объект». Прикинуться программой-переводчиком в том месте, где требуется уловить контекст, — лучшая стратегия перевода😂Ребята, Свирский и мсьё «Я-знаю-Лакана-как-облупленного», Александр Долблюсь-в-глазов, гордятся вами.

Перевод noodle:

«Кастрация — это совершенно новый механизм, который Фрейд вводит в желание, придавая нехватке желания смысл, остающийся загадочным в сократовской диалектике, хотя он и сохраняется в отношении «Пира».

Оригинал:

«La castration est le ressort tout à fait nouveau que Freud a introduit dans le désir, donnant au manque du désir le sens resté énigmatique dans la dialectique de Socrate, quoique conservé dans la relation du Banquet»

Тут скорее придирка, но если мы ассоциируем слово ressort с механизмом, то это скорее «piece d’un mecanisme» (часть механизма), а если конкретнее — пружина. Но, так или иначе, перевод здесь кажется просто нестрогим. Даже упомянутая бестолковая «пружина» подошла бы лучше. Абстрактная «движущая сила» тоже лучше.

Перевод noodle:

«Поэтому агальма и эрон оказываются принципом, посредством которого желание изменяет природу возлюбленного».

Оригинал:

«Dès lors l’ἄγαλμα de l’ἐρῶν s’avère le principe par quoi le désir change la nature de l’amant»

Amant — это влюбленный🖤.

Перевод noodle:

Нет нехватки в объектах прибыли и убытков, которые могут занять его [потерянного объекта] место. Однако лишь ограниченное их число может выступить в той роли, которую лучше всего символизирует автотомия ящерицы, в случае опасности отбрасывающей хвост. Злоключения желания за изгородью наслаждения под взором злого бога

Оригинал:

« Les objets à passer par profits et pertes ne manquent pas pour en tenir la place. Mais c’est en nombre limité qu’ils peuvent tenir un rôle que symboliserait au mieux l’automutilation du lézard, sa queue larguée dans la détresse. Mésaventure du désir aux haies de la jouissance, que guette un dieu malin.»

Комментарий:

«Объекты прибыли и убытка»😂Авторы, опять ширнулись экстрактом Регева внутривенно? Passer qch par profits et pertes = смириться с потерей чего-либо. То есть перевод тут следующий:

«На его место претендует множество объектов, с чьей потерей можно смириться».

Другое проблемное место относится к «злоключениям желания за изгородью наслаждения под взором злого бога». Стоит начать с того, что в оригинале бог не surveille (надзирает), а guette (поджидает). Во французской версии вполне прозрачно выражено, что Бог поджидает именно желание, тогда как в варианте от noodle он не то на желание зрит, не то за злоключениями. Не то надзирает, не то просто смотрит. Кроме того, в этой версии остаётся не вполне понятным, какое положение желание занимает относительно изгороди (не то внутри, не то снаружи). И отчасти это неочевидно из–за того фрагмента, где «желание отсылают к реальности» (у авторов туда зачем-то отсылается удовольствие). Лакановский текст ощущается так, будто Бог поджидает желание у изгороди, внутри которого последнее и находится. Наслаждение же — снаружи. Захотел преступить изгородь (запрет), выпрыгнул Бог и начал стыдить, после чего произошёл отказ от наслаждения (упомянутое отбрасывание объекта). Как это можно перевести иначе? Хотя Бог и выступает здесь своего рода пастухом, но кажется, что во избежание двусмысленности можно убрать изгородь. Например: «злоключения желания на подступах к наслаждению, где его поджидает хитроумный бог»

Перевод noodle:

«Вторая топика Фрейда имеет в виду множественное четвертование [écartèlement pluralisant] субъекта. Еще одна возможность не видеть того, что должно поражать, а именно: идентификации определяются желанием ввиду [sans] отсутствия удовлетворения влечения

Оригинал:

« Ce que le sujet EN reçoit d’écartèlement pluralisant, c’est à quoi s’applique la seconde topique de Freud. Occasion de plus à ne pas voir ce qui devrait y frapper, c’est que les identifications s’y déterminent du désir sans satisfaire la pulsion.»

Комментарий:

Итак, субъекта четвертовали. А что означает, что его множественно четвертовали? Многократно? Четвертовали, а потом четвертовали получившееся? Лакан пишет в жанре «трансцендентальный слэш-хоррор»? Noodle, как у вас это работает? Эти два слова даже вне этого контекста хреново сочетаются. А еще вот, что интересно: по-вашему, Pluralisant = multiple [множественный]? Pluralisant = pluriel? Если поискать значение глагола pluraliser, то выяснится, что это acte de mettre en pluriel [просклонять во множественном числе]. Если же глагол, от которого и образовано это прилагательное, употребляется как нетранзитивный, то смыслом может быть «prendre le pluriel»(принять форму множественного числа). Таким образом, речь может идти о грамматической множественности. Возможно, что такой подход к этому слову позволил бы не играть в имитацию google translate. И да, как сочетаются вторая топика и конкретно «четвертование субъекта»? В каком отношении упомянутое «четвертование» субъекта состоит с тезисом строкой ниже? Он гласит: «Pulsion divise le sujet» [влечение разделяет субъекта]. Что читать у Фрейда того периода, чтобы найти следы четвертования субъекта? Да еще и множественного. И да, noodle, что со вторым предложением («Еще одна возможность…»)? Что именно «возможность»? Четвертование? Или тот факт, что Фрейд имеет его в виду во второй топике? Что для чего выступает возможностью? Почему перевод продвигает идею о том, что четвертован именно субъект?

Восстановим немного контекста?

—Значительно раньше этого отрывка: Желание натыкается на предел и его возвращает к реальности принцип удовольствия.

—На той же странице: Влечение воспроизводит отношение субъекта к потерянному объекту.

— Парой строчек выше нашего отрывка. Часто объект можно и отбросить, что предположительно связано со злым Богом, который стережёт подступы к наслаждению.

— Буквально строчкой выше: Вся эта драма с желанием и наслаждением связана с четырьмя терминами (Желание, Другой, Наслаждение, Вещь), под которые подведено два тезиса: «желание исходит от Другого»; «наслаждение близ [дословно “со стороны”] Вещи»

На фоне с озвученным кажется, что Лакан говорит о двух режимах влечения, каждому из которых соответствует по два термина, которые Лакан выделил строчкой выше. Можно либидизировать императивы Сверх-Я и соответствовать воображаемой идентификации (один режим влечения), и тогда работает формула, где «желание идёт от Другого». Или можно пойти в направлении Вещи, несмотря на злого Бога (другой режим влечения), «искать наслаждение близ Вещи». Передаем привет Антигоне, которая решила не отбрасывать объект, а сразу отбросить коньки. А причем тут вторая топика? По всей видимости, такие соображения о влечении окончательно оформились у Фрейда именно в 20-х годах в период второй топики (возможно, что был период, когда Фрейд не думал, будто запрет сам по себе может быть нагружен либидо). Тем не менее, откуда четыре, если Фрейдом разрабатываются два влечения? Достаточно прочитать следующий абзац, чтобы понять эту лакановскую арифметику: «Влечение делит субъекта и желание [надвое и то и другое]». Из–за чего у нас вроде как два субъекта и два желания. И возможно, что всё было бы значительно яснее, если бы в версии noodle не значилось бы: «влечение дробит». Иными словами, подсказка Лакана просто стирается грубым переводом глагола.

После этой справки прилагательное «pluralisant» становится куда понятнее, поскольку влечение по сути ставит субъекта и желание в pluriel, множественное число. Возникло два Я и два желания. Тогда верно ли писать, что субъект четвертован? Едва ли. Что он сталкивается с четвертованием или переживает его? Да. Подразумевает ли это столкновение, что четвертован субъект? Нет. Термин «ecartelement pluralisant » стал намного яснее, но нужно подобрать какой-то русский эквивалент для прилагательного pluralisant. Львиная доля сложностей связана с тем, что по сути именно влечение производит постановку во множественное число (субъекта и желания), тогда как Лакан приписывает эту операцию результату. Возможно, что секрет в том, чтобы не держаться за дословное перекладывание морфемы quart, но передать содержание через понятие, которое выражало бы контекст, обозначенный выше. Наш вариант: «умножающее деление на два» (разделили одно на два, но получилось четыре). Понимаем, что вариант вызывает сомнения, но если насчет чего-то и нет сомнения, так это насчет необходимости стереть «множественное четвертование». Идею о четвёрке можно будет легко восстановить, читая следующий абзац. Если вы прочитали до этого места и считаете, что термин «четвертование» абсолютно необходимо оставить, то напишите нам [если у вас нет развёрнутой аргументации, не пишите]. Наша версия перевода:

«Тем фактом, что в силу этой драмы субъект сталкивается с умножающим делением на два [умножающим удвоением?], Фрейд озадачивается в своей второй топике».

В нашем варианте «в силу этой драмы» выражает «en» пропущенный в noodle-переводе. Это мелочь, но она контекстуально связывает два абзаца. Посмотрим на второе предложение:

«Еще одна возможность не видеть того, что должно поражать, а именно: идентификации определяются желанием ввиду [sans] отсутствия удовлетворения влечения» (noodle).

Для начала стоит внести поправку в то, что предположительно должно поражать: «идентификации определяются желанием, не удовлетворяя влечение». Но и в этой версии остаётся неясным, что именно выступает «ещё одной возможностью не видеть поразительного». Тот факт, что Фрейд озадачен чем-то во второй топике? Или сам факт удвоения? Мы ставим на второе. И тогда в перевод можно добавить термин «субъект»:

«Это умножающее деление способствует тому, что субъект не замечает поразительного: идентификации определяются желанием, не удовлетворяя влечение».

Отдельным вопросом остаётся, идет ли речь о совокупности воображаемых идентификаций (им соответствует сценарий про хвост) или же множественное число выражает тот факт, что оба обозначенных им сценария (отбрасывать хвост/идти против Бога) мыслятся как две разных идентификации, которые ни к чему не ведут (в «Я и Оно» Фрейд мыслит оба этих сценария как идентификации)? Этот вопрос можно оставить открытым, поскольку текст действительно этого не уточняет. Однако если аналитик не призывает людей к революции, т.е. не отождествляется с фигурой, которая прямо призывает оставить воображаемую идентификацию и пойти мочить Бога на подступах к наслаждению, то кажется, что Лакан мог бы намекать на вторую альтернативу: мы не призываем ни отбрасывать хвост, ни идти бить Бога. Если же речь идет исключительно о воображаемой идентификации, то получится, что желание аналитика = желание бунтаря. Забавно, что суждение о том, чему субъекту стоило бы поразиться, практически предваряет вопрос о т.н. «желании аналитика», но эта мысль просто остаётся за бортом, а на ее месте мы видим noodle от noodle: «идентификации определяются желанием ввиду отсутствия удовлетворения влечения». Читая это, можно подумать, что возникновение идентификации как-то исправляет ситуацию. Нудл, схватили желание за предлог?

Итоговая правка:

«Тем фактом, что в силу этой драмы субъект сталкивается с умножающим делением на два [умножающим удвоением?], Фрейд озадачивается в своей второй топике. Это умножающее деление способствует тому, что субъект не замечает поразительного: идентификации определяются желанием, не удовлетворяя влечение».

———

Перевод noodle:

Скатится ли оно в проповедь, которая дискредитирует проповедника, чьи добрые чувства подменяют веру, и примет подобно ему ошибочное «направление»?

Оригинал:

« Va-t-il tomber dans la prêcherie qui fait le discrédit du prêtre dont les bons sentiments ont remplacé la foi, et assumer comme lui une « direction » abusive ?»

Комментарий:

Когда на французском говорят про священников (Фуко, например, любит), им приписывают, что они занимаются «direction ». Что означает «духовное наставничество/руководство», которое, видимо, чрезмерно (abusif), если смотреть из перспективы, в которой Лакан находится. И вероятно, il — это аналитик здесь, раз говорят, что он мог бы быть comme lui [священник]. Иными словами: «возьмет ли он на себя духовное наставничество». К слову, идиомы, которые тут использует Лакан, преимущественно требуют, чтобы субъект был одушевленным (впасть в; возложить на себя). Кроме того, как «желание аналитика» может «впадать в проповедь» или что-либо на себя «возлагать»?

Наш вариант: «пустится ли аналитик в проповедь, которая подорвёт доверие к священнику, чьи добрые чувства [честно говоря, это больше походит на добрые намерения] заместили веру, и тем самым возложит ли на себя чрезмерное/неправомерное духовное наставничество?

Noodle:

Одержит ли аналитик верх — не над эсхатологией, но над правами первичной цели?

Оригинал:

« Le psychanalyste prendra-t-il la relève, non d’une eschatologie, mais des droits d’une fin première»

Prendre la relève = прийти на смену. У идиомы нет семантики, отсылающей к установлению доминации. И не похоже, что тут имеет место какая-либо борьба, поскольку relève — эквивалент русской «вахты» (просто почитайте французские определения). То есть: «Сможет ли психоаналитик сменить даже не вот это, а вот то?» И кажется, что с «целью» тут не всё так прозрачно, как представлено в переводе: в чём разница между эсхатологией и первичной целью? Эсхатология — знание про fin dernière, конечную цель или просто конец (конец — одно из слов идеально описывающих перевод noodle, собачий конец). Но почему первичная цель вводит что-то иное, нежели эсхатологию? Почему желание предстать перед судом божьим не может быть «первичной целью»? Хотя настоящий текст и не предоставляет возможности развернуть это понятие, в соседнем тексте Лакан говорит про эсхатологию следующим образом: «[в религии] истина отсылает к так называемым эсхатологическим fins [целям/концам], что означает, что она предстаёт лишь как целевая причина, соотносящаяся с судным днём». Тем самым, субъект отрезает себе доступ к истине, отдавая её богу. Что если «fin premiere»подразумевает ситуацию обратную fin dernière эсхатологии? То есть ситуацию, когда истина не в конце, но в начале? Идет ли речь о всей совокупности герменевтических подходов, говорящих: вы такой, потому (тут мифическая причина, апеллирующая к прошлому субъекта)? Это объяснение неплохо коррелирует с тем, что в 60-х годах истину богу уже не особо отдавали, но отодрать герменевтику от психоанализа, видимо, пока еще не сумели (да и для 2022 это представляется актуальным). Итак, хотя речь и идёт о чём-то лежащем в начале, но в герменевтической перспективе именно нахождение такого fin première [первоначального конца?] и могло бы знаменовать конец анализа.

Если «fin première» — то, что противопоставляется термину «fin eschatologique», то перевод «первичная цель» даже матёрому читателю Лакана может ничего не сказать (а «матёрый читатель Лакана» — это как единорог. Правда последнего на территории РФ встретить проще, чем этого самого «матёрого читателя»).

Приблизительный перевод: «придёт ли аналитик на смену даже не эсхатологии, но праву искать конец/цель в начале?». Будет ли какой-то серьёзный семантический дрейф, если поменять психоаналитика на психоанализ: «Сменит ли психоанализ даже не эсхатологию, но право искать конец в начале?». Или: «Сменит ли психоанализ даже не эсхатологию, но право на начальную цель/начальный конец?». Первый перевод при всей неуклюжести кажется более удачным, поскольку ставит читающего в оригинале и читателя перевода в равные условия. При таком раскладе можно восстановить, что тут скрыто создается противопоставление между fin dernière и fin première.

В свете сказанного кажется, что мы всё же придираемся, поскольку идиома «одержать верх» тоже подходит.

Перевод noodle:

В чем же тогда заключается цель анализа по ту сторону терапии? Ее невозможно не различить, когда речь идет о формировании аналитика.

Оригинал:

« Alors, quelle est la fin de l’analyse au-delà de la thérapeutique ? Impossible de ne pas l’en distinguer quand il s’agit de faire un analyste.»

Комментарий:

Distinguer qch (это дополнение заменяется на le-la-les) de qch (а это на en). Перевод глагола: отделять что-то от чего-то. В тексте мы видим: «l’(это дополнение) en (и это дополнение) distuniguer», что означает: «Отделить одно от другого». Где вероятно, отделяют анализ от терапии, что включает в себя и идею о цели, и не выкидывает термины, имеющиеся в оригинале: «Нельзя не отмежевать одно от другого, когда … »

И коли уж ее невозможно не различить, то зачем спрашивать в чём она?

Noodle:

«Ибо, как мы уже сказали, не прибегая к механизму переноса, в психоанализе в конечном итоге работает именно желание аналитика»

Оригинал:

« Car, nous l’avons dit sans entrer dans le ressort du transfert, c’est le désir de l’analyste qui au dernier terme opère dans la psychanalyse.»

Комментарий:

То есть мы могли бы сказать то же самое, но прибегнув к нему? Ощущение, что Лакан грозится начать гипноз. Или может: «Не вдаваясь в детали о движущей силе переноса, мы ранее отмечали, что …»? 😅

Авторы, у нас единственный вопрос. Зачем выкладывать то, в чем вы не до конца разобрались? И да, займитесь что ли вопросом о позиционировании. Описание вашего проекта гласит: «Группа переводчиков, занимающихся французской мыслью». Мы не в курсе, какая у вас дефиниция для термина «заниматься», но по-моему с отрицанием было бы куда честнее: «Группа переводчиков, НЕ занимающихся французской мыслью». Как вам?


Ниже мы предлагаем небольшое послесловие, которое не адресовано непосредственно noodle.

Послесловие. Послание к партизанам непонимания.

«Понимать Лакана? Понимать Лакана — это возмутительно. Ведь Лакан не завещал понимания» — подобные речи легко можно услышать даже от человека, который длительное время изучает этого автора, либо определённые тексты «вокруг» него. Эту риторику можно развить: «Понимание — это всегда поспешное понимание, оно вытесняет «истину», приводит к неистовству Воображаемого, которое в лучше случае оборачивается глупостью, а в худшем — «параноидальным преступлением»». Мы тактично опустим вопрос, в результате какой когнитивной операции — конечно же, это было не понимание — сторонники не-понимания пришли к этим идеям. Не иначе как методом свободных ассоциаций. Интересно, что среди сторонников такого подхода находится и самый крупный переводчик Лакана в Росссии. Мы выражаем убеждение, что подобный дискурс о «понимании» страдает тем, что изобличает.

Изобличал ли Лакан понимание? Начиная с 1955-го — с «Психозов» — мы действительно сталкиваемся с множеством положений, призывающих отказаться от работы по пониманию того вымысла, который встречается аналитику при выслушивании его пациентов. Что же до интерпретации, базирующейся на таком понимании: она только способствует бреду. В одном из интервью 70-х годов Лакан скажет, что именно понимание способствует страданию, поэтому хорошая интерпретация предполагает вычитание понимания, а вовсе не прибавочные порции оного (передаем привет интеллектуальным импотентам, которые объясняют поведение людей через апелляцию к тревоге вместо работы с буквой и означающим). В конце концов, это и отличает аналитика от шамана. Отличает того, кто отказался как от fin dernière, так и от fin première. Положение о понимании, в том числе и встречающиеся в тексте, который мы только что прокомментировали, зачастую озвучиваются применительно к клинической работе. Тем не менее, не пришлось долго ждать, чтобы они стали распространяться и на принципы работы с теорией, хотя легитимность такой экстраполяции, мягко говоря, нуждается в обосновании, тогда как сам акт этой экстраполяции напоминает параноидальный психоз: «для нас что клиника, что дом родной — всё едино». Разумеется, никаких вопросов относительно того, всякий ли вымысел/понимание плохи или вредоносны, не возникает. В частности мы не слышим и вопроса о том, не выстрелил бы Лакан себе в ногу, устрани он понимание в целом, а не определённый модус понимания? Определенно, выстрелил бы.

Как это относится к переводу noodle? (Noodle, мы не причисляем вас к партизанам не-понимания, если вдруг вы так подумали). Напрямую. В отдельных местах проблема упирается в незнание французского, и в этом нет ничего страшного. Однако в огромном количестве мест перевод формально верен, но он проваливается именно из–за отсутствия понимания, отсутствия специфического вымысла, который позволил бы создавать хотя бы едва различимые связи между отдельными предложениями. Рассматриваемый текст — яркий шоу-кейс того факта, что адекватная передача текста вряд ли возможна за счёт удержания одной лишь буквы текста. Некоторые представители французской мысли давно научили нас тому, что на поверхности текста скачут неуловимые бестелесные события, для столкновения с которыми недостаточно одной лишь буквы. Не являются ли монстры в стиле «множественного четвертования субъекта» поводом задуматься о позитивной ипостаси понимания?


Материал подготовлен для La Pensée Française.

Наша телега — https://t.me/jesuistropchaud




Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author