Donate
Палестино-израильский конфликт

Виновен в сопротивлении. Беседа с палестинским политзэком Салахом Хаммури

Надя Бадауи13/03/24 16:15572

Политическая и активистская деятельность Салаха Хаммури (родился в 1985 в восточной части Иерусалима) началась в возрасте 15 лет, когда во время Второй интифады ему прострелили бедро оккупационные власти. Вскоре Хаммури посадили на четыре месяца за деятельность в студенческом профсоюзе и раздачу листовок против израильской колонизации. В 2004 году его снова задержали на пять месяцев по обвинению в членстве в Народном фронте освобождения Палестины

В следующем году израильские власти сажают его по делу о покушении на лидера ультраортодоксальной партии Шас раввина Овадью Йосефа. Они ставят перед Хаммури выбор: пойти на сделку со следствием и быть осужденным на семь лет, не пойти на сделку и сесть на четырнадцать лет, либо уехать из Палестины в ссылку на 10 лет. После трёх лет административного заключения без суда, Хаммури соглашается быть осужденным на семь лет и выходит в 2011 году в рамках сделки по обмену на Гилада Шалита

После освобождения он становится адвокатом и посвящает себя правозащитной деятельности, работая в организации Addameer (признанной Тель-Авивом террористической в 2021 году). Во время учебы его свобода передвижения неоднократно нарушается. В 2017 году его снова арестовывают во время ночного рейда, и министр “обороны” Авигдор Либерман издаёт указ о помещении Хаммури под административный арест на тринадцать месяцев без предъявления обвинений. В 2020 году после очередного задержания Хаммури лишают вида на жительство в его родном городе Иерусалиме по новому закону, который разрешает оккупационным властям аннулировать ВНЖ палестинцев, заподозренных в нелояльности Израилю, и который нарушает Четвертую Женевскую конвенцию. Тогда же Хаммури становится одним из шести палестинских правозащитников, подвергшихся слежке через израильскую шпионскую программу Pegasus. В декабре 2022 года Израиль экстрадирует адвоката из его родного Иерусалима во Францию “из соображений безопасности”. Amnesty International, ООН и Европарламент осудили его экстрадицию и назвали ее военным преступлением

В начале марта 2024 года мы беседовали с отсидевшим десять лет палестино-французским правозащитником о продолжающемся геноциде палестинцев, а также о настоящем и будущем деколонизации Палестины.

Фото Joël Saget/AFP
Фото Joël Saget/AFP

В мемуарах «Иерусалимский узник»1 ты описываешь своё многолетнее пребывание в разных израильских тюрьмах, в том числе свои голодные забастовки. Почему израильские оккупационные власти так боятся голодовок палестинских политзаключенных и тюремного органайзинга в целом?

По двум причинам. Прежде всего, Израиль старается сохранять спокойствие в самих тюрьмах. Но главный страх оккупационных властей в том, что не бывает голодовок, не скоординированных с политическими партиями и движениями солидарности за пределами тюрем. Израильские власти хорошо знают, что голодовка палестинских политзаключенных не останется только в тюрьме, но будет иметь политическое измерение за ее пределами. Поэтому власти стараются как можно больше договориться с палестинскими заключенными до начала голодной забастовки.


«В 2009 году тюремная администрация хотела навязать нам оранжевую одежду, похожую на ту, что носят заключенные в Гуантанамо. Исторически палестинские заключенные всегда носили коричневый костюм, который надевается во время переводов между тюрьмами, свиданий, суда и т. д. Когда тюремная администрация объявила нам о своем решении, мы все отреагировали единогласно и однозначно: не могло быть и речи о том, чтобы наша борьба приравнивалась к терроризму. Неделями мы отказывались от всего, от чего только могли: выходить из тюремного блока, ходить на свидания, видеться с родителями, с врачами, посещать заседания судов. Мы устроили своего рода «сидячую» забастовку и вместе сопротивлялись всему, чему только можно. В конце концов им пришлось отступить, они сдались, а мы смогли сохранить свои обычные коричневые костюмы

Салах Хаммури, Иерусалимский узник


Международное право разрабатывалось после Второй мировой войны колониальными странами глобального Севера. Говоря о сегодняшнем израильском геноциде палестинцев, правозащитный дискурс оказался не в состоянии его предотвратить. Должны ли мы теперь отвергнуть международное право? Насколько оно важно в борьбе за справедливость для палестинцев?

Как палестинцы мы можем использовать международное право прежде всего по двум причинам. Во-первых, чтобы показать, что в западном капиталистическом мире существуют двойные стандарты. Во-вторых, чтобы попытаться усилить нашу поддержку на Западе. Во Франции, например, политические партии поддерживают палестинское дело, ссылаясь на международное право. Нам очень помог отчёт Amnesty International 2022 года об израильском апартеиде. Таким образом, мы пытаемся использовать международное право в свою пользу.


1 / 3
Постер Amnesty International напоминает о том, что депортация страной-оккупантом Салаха Хаммури в третье государство представляет собой военное преступление. Согласно Amnesty, эта депортация направлена на то, чтобы «помешать работе Салаха Хаммури по защите прав человека, а также служит долгосрочной политической цели израильских властей, которая заключается в сокращении численности палестинского населения в Восточном Иерусалиме».
Постер Amnesty International напоминает о том, что депортация страной-оккупантом Салаха Хаммури в третье государство представляет собой военное преступление. Согласно Amnesty, эта депортация направлена на то, чтобы «помешать работе Салаха Хаммури по защите прав человека, а также служит долгосрочной политической цели израильских властей, которая заключается в сокращении численности палестинского населения в Восточном Иерусалиме».
При административном задержании, которому несколько раз подвергался Салах Хаммури, задержанный содержится без суда и следствия без совершения правонарушения на том основании, что он якобы планирует в будущем нарушить закон. Поскольку эта мера носит превентивный характер, она не имеет ограничений по времени. Человека задерживают без судебного разбирательства на основании "секретных доказательств". Это делает задержанных беспомощными: поскольку обвинения не предъявлены, нет возможности их опровергнуть. Задержанные также не знают, когда они будут освобождены, поскольку “задержание” — а по сути держание в заложниках — может продлеваться неограниченное количество раз. По состоянию на 1 ноября 2023 г. израильские власти держали в задержанных без обвинения около 7000 палестинок и палестинцев (Human Rights Watch, Ha-Moked).
При административном задержании, которому несколько раз подвергался Салах Хаммури, задержанный содержится без суда и следствия без совершения правонарушения на том основании, что он якобы планирует в будущем нарушить закон. Поскольку эта мера носит превентивный характер, она не имеет ограничений по времени. Человека задерживают без судебного разбирательства на основании "секретных доказательств". Это делает задержанных беспомощными: поскольку обвинения не предъявлены, нет возможности их опровергнуть. Задержанные также не знают, когда они будут освобождены, поскольку “задержание” — а по сути держание в заложниках — может продлеваться неограниченное количество раз. По состоянию на 1 ноября 2023 г. израильские власти держали в задержанных без обвинения около 7000 палестинок и палестинцев (Human Rights Watch, Ha-Moked).


Какую стратегию нам, активистам, следует принять, чтобы остановить сегодняшний израильский геноцид палестинцев?

Сегодняшний геноцид стратегически и геополитически уже представляет собой поражение израильтян, несмотря на массовые зверства против нашего народа. Израиль убивает ради удовольствия. В политическом и военном плане израильтяне ничего не выиграли и ничего не выиграют.

Чтобы остановить продолжающийся геноцид, существует формула, которая работала раньше и продолжает работать сейчас, и которая состоит из трех элементов. Во-первых, палестинское сопротивление, легитимное с точки зрения международного права, разрешающего народам под оккупацией сопротивляться последней любыми средствами, в том числе вооруженными.2 Во-вторых, стойкость всего палестинского народа, принявшего решение не допустить второй Накбы (катастрофы) и не покидать сектор Газа, несмотря ни на что. В-третьих, это международная солидарность. Чем эффективнее эти три элемента действуют, тем выше вероятность остановить продолжающийся геноцид.


Как нам действовать в долгосрочной перспективе, чтобы покончить с израильским колониализмом и апартеидом?

В долгосрочной перспективе, помимо этих трех элементов, есть еще один очень важный фактор. Это внутрипалестинский политический бардак, который существует с момента разделения [между Фатх и Хамас] 2006 года и который всё больше усугубляется.

Палестинцы должны выйти из этого политического тупика через реконструкцию Организации освобождения Палестины (ООП). Перерожденная ООП должна стать представительницей 14 миллионов палестинцев (в исторической Палестине и за её пределами), основываясь на своей старой Хартии 1968 года [гласящей об освобождении всей Палестины], а не на [пацифистской] версии, переделанной после соглашений в Осло 1993 г. 

Мы должны укреплять ООП, а не Палестинскую администрацию, потому что последняя была создана в 1994 г. ООП и не представляет всех палестинцев, включая беженцев за пределами исторической Палестины, палестинцев в Иерусалиме, палестинцев 1948 года (граждан Израиля). Именно ООП, а не Палестинская администрация создала национальную палестинскую идентичность, основанную на борьбе. К тому же, ООП уже обладает необходимыми политическими механизмами. 

Что касается решения о двух государствах, то оно было политически неприемлемым и практически нереализуемым даже до 7 октября. Мы должны принять политическую программу, в которой говорится о национальном освобождении, прекратить все переговоры с оккупантом и любую нормализацию отношений с ним. Но перед тем, как предпринимать что-либо, нужно сначала установить межпалестинский баланс сил, и создать таким образом противовес, который сможет навязать оккупанту наш выбор. Мы также должны работать над освобождением палестинских политических заключенных, потому что оно сыграет огромную роль в восстановлении палестинской политической сцены.


«Сегодня некоторые недобросовестные люди называют меня террористом, утверждая, что я признался в намерении совершить убийство [главы ультраортодоксальной партии Шас Овадии Йосефа]. Однако они хорошо знают, что я никогда не признавался в этом и всегда отрицал это обвинение. Если мне пришлось подписать соглашение о признании вины, предложенное прокурором военного суда, обслуживающего оккупационные силы, то это только ради того, чтобы избежать тюремного заключения сроком на четырнадцать лет или более.»

Салах Хаммури, Иерусалимский узник



В каком состоянии находится палестинское национальное движение и каково его будущее? 

К сожалению, после соглашений в Осло 1993 г. традиционное палестинское национальное движение, особенно его левый фланг, находится в глубоком упадке. Есть и другие причины: распад СССР, возникновение политического ислама и прочее. Сейчас не существует единого национального движения, которое представляло бы всех палестинцев.

Как я уже сказал, мы должны двигаться к единому фронту всех палестинских сил, будь то левые, правые, националисты, исламисты. Чтобы изменить баланс сил в пользу палестинцев и обеспечить единство важно, чтобы ни один элемент политической сцены не был исключен, важна инклюзивность и отсутствие дискриминации. Это может происходить в рамках ООП, объединенной политической программой.

Что касается Хамас, то он был демократически избран в 2006 году большинством голосов, но “мировое сообщество” не признало эти выборы. В терроризме палестинцев обвиняют уже не первый раз: в 60-е годы во главе палестинского сопротивления были леворадикалы, а не исламисты, и их также обвиняли, потому что обвиняют абсолютно любого палестинца с оружием в руках. 

Салах Хаммури (посередине) выступает с речью в Европарламенте на тему израильской программы Pegasus по слежке за правозащитниками, январь 2023
Салах Хаммури (посередине) выступает с речью в Европарламенте на тему израильской программы Pegasus по слежке за правозащитниками, январь 2023


Сможет ли Израиль уничтожить сопротивление?

Израильтяне не смогут уничтожить палестинское сопротивление, они пытались покончить с ним начиная с 60-х годов, и каждые десять лет пытаются это сделать. Особенность сегодняшнего противостояния в том, что палестинцы впервые оказывают сопротивление из своей страны. Раньше они делали это из Иордании, Сирии, Туниса и т. д. Теперь мы впервые продвигаем проект сопротивления из своей родины. И это меняет все.

Самый острый вопрос сейчас — это вопрос Рафаха. В Европе и в других местах необходимо, чтобы тысячи и миллионы людей выходили на улицы и продвигали инициативы, направленные на принуждение Израиля к прекращению огня. Мы не должны терять надежду, хотя многие и подустали. Но нужно знать, что жители Газы просят только одного: нашего присутствия на улицах и чтобы мы не переставали возвышать голоса.


Беседовала и перевела Надя Бадауи

начало марта 2024


Примечания

1. Salah Hammouri, Prisonnier de Jérusalem, Paris, Libertalia, 2023 (на франц.). Перевод отрывков на русский в интервью — Н.Б.

2. Резолюция ООН 37/43 "вновь подтверждает законность борьбы народов за независимость, территориальную целостность, национальное единство и освобождение от колониального и иностранного господства и иностранной оккупации всеми доступными им средствами, включая вооруженную борьбу; вновь подтверждает неотъемлемое право народа Намибии, палестинского народа и всех народов, находящихся под иностранным и колониальным господством, на самоопределение, национальную независимость, территориальную целостность, национальное единство и суверенитет без вмешательства извне".

Muhammad Azzahaby
Quinchenzzo Delmoro
Ditter Fleese
2
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About