Donate
Палестино-израильский конфликт

Хаим Кацман: «Левые в глубоком кризисе. Но это поправимо»

Кирилл Медведев15/11/23 09:483.8K🔥

7 октября 2023 года Хаим Кацман был убит боевиками ХАМАСа в своем доме в кибуце Холит, недалеко от границы Израиля с сектором Газа. Умирая, он защитил своим телом от пуль соседку Авиталь Аладжем. «Хаим не вынес бы новости о том, что его смерть спровоцировала то самое насилие в качестве мести, которому он противостоял всю жизнь», — уверен его брат Ной.

Кацман получил степень доктора в области международных отношений в Вашингтонском университете в 2021 году, написав диссертацию о религиозном национализме в Израиле/Палестине. Весной 2019 года он провел независимое исследование совместно с редактором журнала Jacobin Дэниелом Бесснером. Для этого исследования Хаим написал эссе, посвященное стратегии израильских левых после провала на выборах 2019-2022, в результате которых премьер-министр Нетаньяху получил возможность создать самую правую коалицию в истории Израиля. Отсылая в том числе к классикам сионизма, Кацман разрабатывает свое видение неэксклюзивистского и неэтнонационалистического государства, способного учитывать интересы и проблемы как израильтян, так и палестинцев.

 

Чтобы вернуть политическую власть после провала на выборах, израильские левые должны решить две существенные проблемы. Во-первых, следует переосмыслить проект еврейского культурного возрождения и национальной идентичности, также известный как сионизм, таким образом, чтобы отвергнуть этнонационализм и принять традиционно либеральные демократические ценности равенства и свободы. Во-вторых, левые должны предпринять практические действия, чтобы заручиться народной поддержкой в ​​израильском обществе. Вот уже много лет политические усилия левых терпят неудачу. Демонстрации, петиции и группы диалога не принесли желаемых электоральных изменений. Поэтому левым самое время серьезно задуматься над тем, что на практике необходимо для осуществления политических преобразований в Израиле.

Парадоксально, но некоторые ответы можно найти в истории традиционных политических соперников левых — правых религиозных сионистов. Несмотря на незначительное политическое влияние последних в 1960-е годы, религиозное сионистское движение добилось весьма успешных результатов в реализации своего противоречивого проекта по заселению оккупированных палестинских территорий. Сегодня правые религиозные сионисты являются, пожалуй, самым влиятельным блоком в израильской политике. Поэтому современным израильским левым есть чему у них поучиться.

В следующем разделе я обрисую противоречия между сионизмом и либерализмом. Затем перейду к описанию того, как может выглядеть неэтнонационалистический сионизм. Наконец, я проанализирую основные причины успеха религиозного сионизма, чтобы извлечь некоторые практические уроки для израильских левых.

Израильские левые сегодня находятся в низшей точке. Но это преодолимо.

 

Сионизм против либерализма

Совместимы ли сионизм и либерализм? Краткий ответ, исходящий, по крайней мере, из того, в каком виде практикуется сионизм сегодня, — нет.

Сионизм, как он был принят государством Израиль и в настоящее время понимается подавляющим большинством израильтян, основан на этнонациональных принципах. Согласно этой точке зрения, евреи, живущие в Израиле, должны получать больше привилегий и иметь больше прав, чем неевреи, живущие в государстве.

Эта точка зрения отражена в израильском законодательстве. В июле 2018 года Израиль принял «Основной закон: Израиль как национальное государство еврейского народа». Целью этого закона было официально установить, что Израиль является родиной евреев. Законопроект не содержит упоминания о палестинской национальной идентичности и даже не использует слова «демократия» или «равенство». Поскольку в Израиле нет конституции, основные законы, подобные этому, имеют полуконституционный статус. Конечно, принятие этого закона лишь формализовало то, что уже было хорошо известно: формально Израиль является процедурной демократией, периодически проводящей свободные выборы, на которых все граждане имеют право голоса, но палестинские граждане Израиля лишены коллективных национальных прав и определенных индивидуальных прав в силу того, что являются неевреями.

Среди ученых ведутся споры о том, следует ли считать Израиль «этнической демократией» или «этнократией». Однако существует консенсус в отношении того, что это не либеральная демократия. Ярким примером недемократического характера Израиля является знаменитый «Закон о возвращении», принятый в 1950 году, который предоставляет всем евреям во всем мире право иммигрировать в Израиль, даже если их непосредственные предки никогда не жили в Палестине. Напротив, палестинцам, которые фактически жили на этой земле и были перемещены во время войны 1948 года, не только отказывают в соответствующем «праве на возвращение», но часто даже запрещают посещать Израиль в качестве туристов. Более того, израильское правительство запустило проект «иудаизации» территории, предоставив юридическую, финансовую и инфраструктурную поддержку исключительно еврейским поселениям. Очевидно, что в Израиле существует внутреннее противоречие между заявленным стремлением нации предоставить равные права всему «демосу» и реальной политикой сохранения привилегий для еврейского «этноса».

Это противоречие становится еще более очевидным, если иметь в виду все земли, находящиеся в настоящее время под контролем израильского правительства. В Восточном Иерусалиме и на Западном берегу (а также в секторе Газа) палестинские жители формально не считаются частью «демоса»: они не имеют израильского гражданства и поэтому не могут голосовать на национальных выборах в Израиле. Еврейские поселенцы, живущие на оккупированных территориях, напротив, имеют возможность «приносить» с собой свои права гражданства, несмотря на то, что ни Восточный Иерусалим, ни Западный берег реки Иордан не находятся в пределах международно признанных границ Израиля. На оккупированном Западном берегу существуют две отдельные правовые системы: для палестинцев и для израильтян. В городе Хеврон на Западном берегу эти разные правовые системы существуют одновременно.

Такое положение вещей явно не соответствует либерально-демократическим ценностям. Большинство израильтян осознают этот факт и оправдывают угнетение палестинцев и лишение их избирательных прав как необходимое зло. Они признают, что ситуация не идеальна, но заявляют, что это необходимость, вытекающая из того факта, что евреи и палестинцы вовлечены в националистическую борьбу и, в конечном итоге, в борьбу за существование. Они утверждают, что предоставление коллективных прав палестинцам приведет к демографическому — а возможно, и физическому — уничтожению еврейского государства и самого сионизма.


Переосмысление сионизма

Однако несколько недавних публикаций по истории сионистской идеологии предполагают, что стремление к еврейской государственности, выраженное через сионизм и в нем самом, не требует создания эксклюзивистского еврейского национального государства.

По словам израильского историка Дмитрия Шумского, большинство крупных сионистских мыслителей девятнадцатого и начала двадцатого века, в том числе Теодор Герцль, Владимир Зеэв Жаботинский и Давид Бен-Гурион, не считали создание эксклюзивистского еврейского национального государства единственным решением «еврейского вопроса». Действительно, в конце века евреи составляли небольшое меньшинство в Палестине, находившейся под властью Османской империи. Идея какого-либо независимого еврейского государства едва ли была возможна до тех пор, пока Декларация Бальфура 1917 года не провозгласила, что Великобритания принципиально поддерживает создание «еврейского национального дома» в Палестине, и пока в нереализованном отчете британской же Комиссии Пиля 1937 года не появилась рекомендация о создании суверенного еврейского государства в Палестине путем раздела территории.

Открытия Шумского показывают, что, вопреки утверждениям сторонников Основного закона 2018 года, ключевым устремлением сионизма не обязательно и не всегда было эксклюзивистское еврейское государство. Выдающихся сионистских мыслителей больше всего волновало более фундаментальное требование: создание и сохранение еврейской национальной идентичности, которая определялась языком, культурой и, что наиболее важно, чувством общего прошлого, настоящего и будущего.

Такое видение сионизма, в отличие от того сионизма, который практикуется сегодня, по своей сути не противоречит либеральным ценностям.

Хаим Кацман работает волонтером на Западном берегу
Хаим Кацман работает волонтером на Западном берегу

Политические проекты, основанные на демократии

Подавляющее большинство израильских левых и левоцентристов поддержали решение о создании двух государств, призывая к созданию независимого палестинского национального государства на отдельных территориях Западного берега и в секторе Газа. Эти левые и либералы считают, что разделение Израиля/Палестины на два территориальных национальных государства необходимо для сохранения еврейского большинства в Израиле.

В большинстве формулировок это так называемое «решение» по-прежнему основано на идее, что в своем государстве еврейские граждане должны продолжать пользоваться политическими привилегиями, которыми не пользуются палестинцы. Иными словами, когда большинство израильтян обсуждают решение о создании двух государств, они остаются преданными этнонациональной логике. Однако важно подчеркнуть, что есть и другой вариант: идея двух государств для двух народов не обязательно означает, что израильское государство с еврейским большинством должно быть этнонационалистическим. Можно легко представить себе либерально-демократическую версию Израиля, в которой все граждане, независимо от этнической принадлежности или религии, пользуются одинаковыми правами, привилегиями и возможностями. Тем не менее, правда в том, что расширение еврейских поселений на Западном берегу делает решение о создании двух государств практически нереализуемым.

Общее разочарование в возможности разрешения конфликта между израильтянами и палестинцами посредством территориального разделения породило несколько креативных идей. Одна из инициатив, выдвинутая еврейско-палестинской гражданской организацией «Земля для всех», подразумевает создание израильско-палестинской конфедерации. Согласно предложению группы, хотя израильское и палестинское государства будут разделены границей, она останется открытой, поэтому и еврейское, и нееврейское население сможет легко пересекать ее. Кроме того, «Земля для всех» утверждает, что Израиль и Палестина должны иметь общие институты, включая силы безопасности.

Более радикальное предложение выдвигает кампания «Единое демократическое государство». Цель этого движения — конституционная демократия как для евреев, так и для палестинцев на всей территории между Средиземным морем и рекой Иордан. Все граждане в этом государстве будут пользоваться равными индивидуальными правами, а конституция будет защищать коллективные права обеих национальностей. Согласно этому предложению, новое государство поможет палестинским беженцам и их потомкам вернуться в Израиль/Палестину. Более того, «Закон о возвращении» будет аннулирован, и все иммигранты, неважно, евреи или нет, станут проходить одинаковые процедуры получения гражданства.

Если бы такое государство было создано, это не означало бы конец сионизма — по крайней мере, сионизма, переосмысленного в неэтнонациональном, неэксклюзивистском смысле. Того сионизма, который в какой-то момент предлагали некоторые из наиболее влиятельных теоретиков. 7,1 миллиона евреев, живущих в Израиле/Палестине, по-прежнему будут пользоваться индивидуальными и коллективными правами в демократическом государстве, хотя им придется отказаться от своего привилегированного статуса.

Конечно, легко вообразить другой мир, и это только первый шаг. Чтобы воплотить в жизнь те или иные планы, они должны получить общественную поддержку, сначала среди израильских левых, а затем и в других секторах израильского общества.

Учитывая нынешнее положение дел, кажется, что возможность принятия израильскими евреями какой-либо из этих программ маловероятна. Тем не менее, не нужно заглядывать слишком далеко в прошлое, чтобы понять: сегодняшнее положение дел, определяемое доминированием религиозного сионизма, также когда-то казалось немыслимым для большинства израильтян. Иными словами, доминирование религиозного сионизма не было неизбежным, а было результатом того, что религиозные сионисты успешно продвигали ключевые части своей политической программы среди преимущественно светского еврейского населения.

Действительно, израильским левым есть чему поучиться на успехах религиозных сионистов. Осмысляя, как светский, либеральный сионизм был вытеснен религиозным, который стал гегемонистской израильской идеологией, израильские левые, возможно, смогут позаимствовать некоторые из его стратегий и двигаться к реализации своего собственного видения, неэксклюзивистского и демократического.

 Photo: Hannah Katsman Facebook
 Photo: Hannah Katsman Facebook

Расцвет религиозного сионизма

Религиозное сионистское движение возникло в Европе в конце девятнадцатого века как ответ на оппозицию ортодоксальных еврейских лидеров сионизму. В то время большинство ортодоксальных раввинов возражали против светского сионистского движения, чьи планы еврейского возрождения посредством светской националистической политики они считали запретным вмешательством в божественный план Бога. Чтобы преодолеть этот теологический вызов еврейскому национализму, религиозные сионисты во главе с литовским раввином Якобом Рейнсом заявили, что сионистское движение приемлемо в качестве практического решения проблемы европейского антисемитизма, который все больше преобладал в христианской Европе конца века.

Прагматичный подход Рейнса к сионизму привел к историческому союзу между религиозными и лейбористскими сионистами. Последние были сторонниками левого национализма, вдохновленного социализмом, который в то время доминировал в сионистском движении. В первые годы израильской государственности после 1948 года в обмен на политическую поддержку религиозных сионистов рабочие сионисты обещали обеспечить соблюдение определенных религиозных ограничений в общественной сфере (например, соблюдение субботы) и разрешить независимую религиозную, хотя и финансируемую государством, образовательную систему.

В начале 1960-х годов группа молодых религиозных сионистов начала оспаривать эту договоренность. С одной стороны, их возмущало, что религиозные сионисты занимают маргинальную политическую позицию по отношению к светским евреям и не могут оказывать существенного влияния на важные политические решения. С другой стороны, они сокрушались по поводу того, что несионистские ультраортодоксальные евреи смотрят на них свысока за сотрудничество со светским государством.

Чтобы решить эту дилемму, некоторые молодые религиозные сионисты обратились к теологии раввина Авраама Ицхака Кука (1865–1935) и его сына раввина Цви Иегуды Кука (1891–1982). Согласно интерпретации, выдвинутой Куками, создание израильского государства было важным шагом на пути к божественному искуплению. Таким образом, участие в национальных делах Израиля оказалось не только прагматическим, но и программным актом. В конце концов, это единственный способ гарантировать, что национальная политика станет подчинена религиозным обоснованиям, которые будут способствовать божественному освобождению.

Эти абстрактные богословские дебаты приобрели политическое влияние после арабо-израильской войны 1967 года. Во время войны Израиль захватил значительную территорию у арабских государств, включая Восточный Иерусалим, Западный берег реки Иордан, сектор Газа, Синайский полуостров (который Израиль вернул Египту в рамках мирного договора 1979 года) и Голанские высоты, которые он аннексировал в одностороннем порядке в 1981 году. Хотя Израиль аннексировал расширенный Восточный Иерусалим почти сразу после 1967 года (без предоставления полных политических прав находящимся там палестинцам), у израильского правительства и общественности не было четкого консенсуса относительно того, как определять будущее других оккупированных территорий.

В этот момент замешательства в дело вмешались молодые религиозные сионисты. Всего через три месяца после окончания июньской войны группа религиозных сионистов основала Кфар-Эцион, первое еврейское поселение на Западном берегу после 1967 года. В 1968 году другая команда арендовала комнаты в отеле «Парк» в Хевроне и отказалась съезжать. Со временем религиозные сионисты создали официальное поселенческое движение под названием «Гуш Эмуним» («Блок правоверных») и активизировали свои поселенческие усилия.

Поселенческое движение начиналось без особого блеска. Оно не получало большой поддержки со стороны правительства, а его члены жили в суровых и зачастую опасных условиях. Однако, несмотря на эти трудности, религиозные сионисты были полны решимости реализовать свой проект заселения оккупированных территорий евреями и отказывались сдаваться.

Судьба поселенческого движения изменилась, когда Менахем Бегин, сторонник поселенцев и лидер светской правой партии «Ликуд», стал в 1977 году шестым премьер-министром Израиля. Бегин сформировал коалицию с религиозной сионистской партией «Мафдал», что положило конец традиционному союзу с Лейбористской партией Израиля. Этот альянс привел религиозных сионистских поселенцев в правящую коалицию, предоставив им влияние, необходимое для достижения своих целей.

Есть множество причин, по которым поселенцев пригласили в правительство. Возможно, самым важным был тот факт, что арабо-израильская война (война Судного дня) в октябре 1973 года, заставшая Израиль врасплох, травмировала израильское общество. Во время войны Израиль потерял более 2600 человек и был вынужден полагаться на существенную помощь США, чтобы победить Египет и Сирию, своих основных противников. После войны израильское протестное движение начало требовать, чтоб Лейбористская партия взяла на себя ответственность за неудачи. Именно в этой травматичной атмосфере растерянности возникло поселенческое движение Гуш Эмуним с четким посланием и политической программой, которые впервые начали привлекать значительное внимание.

Но посылать четкий сигнал было недостаточно. Религиозные поселенцы-сионисты смогли успешно продвинуть свою политически конфликтную программу, потому что они представляли себя как идеальных сионистов. Их утопическая риторика, по-молодежному авантюрная эстетика и особенно их приверженность заселению земель напомнили израильтянам дух легендарных пионеров сионизма начала двадцатого века, которые культивировали образ рисковых идеалистов, поселившихся во враждебной, но по праву принадлежащей евреям сельской местности. Многие правые израильтяне, плывшие по течению после травмы 1973 года, поддержали движение Гуш Эмуним, охотно закрывая глаза на тот факт, что поселенцы на самом деле представляли новую религиозно-мессианскую интерпретацию сионизма, которая резко контрастировала со светским сионизмом, доминировавшим в израильской политике с момента ее появления в 1948 году.

Со временем религиозные сионистские поселенцы успешно изменили как материальные реалии Израиля/Палестины, так и общественное мнение о поселениях. Сегодня большинство израильских евреев поддерживают проект создания поселений на Западном берегу, а то и религиозную поселенческую идеологию во всех ее проявлениях.

Ничто не демонстрирует успех поселенцев лучше, чем цифры. В 1977 году, когда Бегин привел их в правительство, в тридцати восьми поселениях проживало около пяти тысяч поселенцев, большинство из которых находились относительно близко к границам Израиля 1967 года. К 1987 году это число возросло до более чем шестидесяти тысяч поселенцев, проживающих в 134 поселениях как на Западном берегу, так и в секторе Газа. Сегодня, несмотря на то, что в секторе Газа и на северном Синае больше нет израильских поселений, в более чем 220 поселениях и аванпостах по всему Западному берегу проживают более 450 000 еврейских поселенцев, не считая более двухсот тысяч жителей аннексированных Израилем территорий.

Самое главное, поселения больше не являются исключительно религиозным сионистским проектом; религиозные сионисты сейчас составляют лишь около трети поселенцев. Фактически большинство поселенцев — это либо светские евреи, либо ультраортодоксальные израильтяне-несионисты, мотивированные низкими ценами на жилье (часто субсидируемое государством) и обещаниями улучшения «качества жизни». Иными словами, израильское правительство в настоящее время поощряет поселения как средство решения внутренних экономических проблем.

 Photo: Hannah Katsman Facebook
 Photo: Hannah Katsman Facebook

Уроки правого поворота

Есть несколько параллелей между политическим статусом религиозных сионистов 1960-х годов и современными израильскими левыми. Подобно молодым религиозным сионистам 1960-х годов, израильские левые маргинализируются, стремятся получить политическое влияние в системе, которая, похоже, мало ими интересуется. Действительно, видные израильские институты, включая армию, силы безопасности, государственный сектор и даже средства массовой информации — в которых раньше полностью доминировали левые или, по крайней мере, левоцентристы, — все чаще оказываются укомплектованы религиозными сионистами.

Израильские левые, несмотря на многочисленные попытки, не смогли улучшить свое положение в израильском обществе. Таким образом, пока еще не поздно, израильские левые должны пересмотреть свою стратегию проведения политических преобразований. Важным шагом в этом процессе является извлечение уроков из успеха религиозного сионизма. Вот несколько советов о том, как это сделать.

Выдвигайте единый связный план. Религиозные сионисты точно знали, чего они хотят: расселить евреев по всей Земле Израиля. Чего хотят израильские левые? Это необходимо решить и сформулировать, если мы хотим, чтобы у левых было будущее в Израиле. Расплывчатых упоминаний о все более сложном решении проблемы создания двух государств, которое само по себе не обязательно соответствует либерально-демократическим ценностям, недостаточно. Другие политические возможности, такие как конфедерация или единое демократическое государство, о которых говорилось выше, постоянно обсуждаются среди израильских левых, но эти дискуссии часто бывают ожесточенными и вызывают вредные политические разногласия. Пришло время признать, что времени на дебаты уже не осталось. Любой из этих вариантов предпочтительнее нынешнего положения дел. Если левые хотят восстановить политическое влияние, они должны сначала объединиться вокруг единого всеобъемлющего плана по прекращению оккупации.

Будьте упорны. На протяжении более чем пятидесятилетней истории израильских поселений на оккупированных территориях поселенческое движение не раз терпело серьезные неудачи. Первоначальные попытки движения обосноваться на Западном берегу были пресечены левым правительством Израиля. В 1982 году члены движения были вынуждены эвакуировать восемнадцать поселений на Синайском полуострове в рамках мирного договора между Египтом и Израилем. В 1990-х годах Израиль передал административный контроль над частями Западного берега и сектора Газа Палестинской администрации в рамках соглашений в Осло. Наконец, в 2005 году израильское правительство осуществило свой план разъединения и эвакуировало более восьми тысяч поселенцев, проживающих в двадцати одном поселении в секторе Газа и четырех на севере Западного берега. Религиозные сионисты провели широкие протесты против этих эвакуаций, но безрезультатно. Тем не менее, хотя эти неудачи огорчили поселенцев, они не отчаялись и только активизировали попытки создавать поселения везде, где возможно. Напротив, многие израильские левые, похоже, отказываются от возможности изменить статус-кво на оккупированных территориях и в самом Израиле. Некоторые сосредоточили свои усилия на других проблемах; некоторые вообще отказались от политики; а некоторые даже покинули Израиль. Чтобы вернуть себе место в израильской политической системе, левые должны признать, что они вовлечены в длительную борьбу, которая, возможно, займет десятилетия — и от нее нельзя отступаться.

Шире привлекайте израильское общество. Это, пожалуй, самый важный урок, который можно извлечь из успеха религиозных сионистов. Несмотря на то, что ими двигало религиозное рвение, религиозные поселенцы смогли обратиться к светским израильтянам, убедив последних, что они продолжают миссию пионеров сионизма. Кроме того, поселенцы помогли убедить других израильтян в том, что их поведение на самом деле укрепило безопасность Израиля. Благодаря этому государственные чиновники временами закрывали глаза на незаконную деятельность религиозных поселенцев. Без скрытой поддержки светских израильтян проект создания поселений не увенчался бы успехом. Подобным же образом израильские левые должны апеллировать к общим и несколько забытым светским сионистским ценностям социальной справедливости и самоопределения. Это важное средство для обеспечения более широкой поддержки левых внутри Израиля. В частности, крайне важно подчеркнуть совместимость борьбы левых с либеральными, демократическими, светскими, неэтнонационалистическими и неэксклюзивистскими ценностями. Как заявил сионистский мыслитель Ахад Хаам (цитата по книге Дмитрия Шумского »За пределами национального государства «):

Историческое право народа на землю, заселенную другими, не имеет иного смысла, кроме следующего: это право вернуться и поселиться на земле своих отцов, беспрепятственно работать и развивать ее ресурсы… Однако это историческое право не отменяет права остальных жителей страны, которые предъявляют свои претензии в силу конкретного права, вытекающего из работы и проживания на этой земле в течение нескольких поколений. Эта земля в настоящее время также является их национальным домом, и они также имеют право развивать свои национальные ресурсы в меру своих возможностей. Такая ситуация делает Палестину совместным домом разных наций, каждая из которых пытается построить свой собственный национальный дом.

 

Создавая будущее

У израильских левых есть много веских причин для пессимизма. Подавляющее большинство израильской общественности не поддерживает территориальный компромисс с палестинцами. В отличие от США, где большинство миллениалов и поколения Z склонны поддерживать прогрессивную политику и прогрессивные программы, в Израиле ситуация противоположная. Более того, правые религиозные евреи, как правило, имеют больше детей, чем светские израильтяне, и исследования показывают, что, хотя евреи, рожденные в религиозных семьях, часто со временем становятся менее религиозными, они, тем не менее, придерживаются правых политических взглядов. Это действительно серьезная проблема.

Но демография — не неизбежность. Причина, по которой религиозные сионисты смогли стать настолько влиятельными, заключалась не в уровне рождаемости, а в том, что они убедили других израильтян в праведности и необходимости своего дела.

Пришло время израильским левым прекратить траур и начать действовать. Работа над левыми преобразованиями будет длительным процессом, требующим последовательной политической программы, устойчивости и готовности взаимодействовать с более широкой израильской общественностью. Но только в борьбе мы сможем построить мир, которого желаем, мир, в котором израильтяне и палестинцы смогут жить полноценной жизнью и быть равными перед законом.


Перевод Кирилла Медведева

Публикуется с разрешения редакции Jacobin

 

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About