radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Poetry

Стихотворения Вальжыны Морт из сборника «Песні для мёртвых і ўваскрэслых» [«Песни для мертвых и воскресших»].

FEMINIST ORGY MAFIA

Песня для девичьего голоса и зубра

I.
В Риме зима.

С тополей,
как с Марсия,
снята кожа.

Раёк реки
окружает
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀слепую пьяццу.
Тоска и Траэвита

пьют кислый кофе
половинками ртов.

Они близнецы,
спасённые⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀кухонным столом
вскормленные⠀⠀⠀апельсинов гусиной кожей

Ступни бьются об пол
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀как рыбы об лёд;
головы звенят.

⠀⠀⠀Звон желудка. Звенящий
зверь, с твоей головой, читатель,
на теле
моего сна.


II
В Риме у меня появилась традиция брать с собой книги
на моём языке, написанные авторами, про которых тут
никто не слышал, в бассейн фитнес-центра.
Вспотевшая итальянская плитка, музейная тишь и европейская (почти) оголённая фигура стоит, идёт,
готовиться упасть в неново-синюю воду.

В комнате, где женщины, как один заводной
механизм, одевались и раздевались, я
разворачивала эти книги, выставляя
напоказ алфавит моего языка, гусиную кожу её
необычных, ненастоящих знаков. Радиация
неизвестного языка.

Пот и хлорка, хруст еды в заложенных ушах —
раздевалка была
чревом.
Мои странные буквы
— хромосомы, вирусы —
плодились в тёплом, влажном воздухе.

Однажды на тёмной дождливой улице по
дороге в бассейн, встретив большую кипу
листвы, я потревожила её своим ботинком. Раненая
ворона вышла из–под листвы, большая, тяжелогрудая,
с мёртвым крылом, что свисало как капустный лист.

«Ты потревожила меня», — сказала она,
зуброликая, хромая прямо под колёса машин.

Чтобы изменить направление мысли — сломай крыло птицы.
Я сломала крыло птицы.

Чтобы исправить ошибку в имени — выколи птичий глаз.

*

В 1521 году, во время боя быков в Колизее, Микола Гусовский вслух замечает, что бой напоминает ему облаву на дикого бизона зубра самого большого в свое роде, что живёт в Беловежском лесу, где и сам Гусовский родился в семье лесника и насмотрелся смерти.

Услышав это, Папа Лев X приказывает Гусовскому записать в поэтической форме детальное описание восточной охоты на литвинское чудовище.

*

Ты мелешь ересь, Микола, и кровный зубр
вспыхивает в лесу, как зубная
боль.

Хватит переводить копья, Микола.
Переведи дух.

Микола,
среди кипарисов и храмов,
что разбежались по холмам
на колоннадах паучьих,
как⠀⠀⠀⠀⠀⠀мог⠀⠀⠀⠀⠀ты,

Микола, над ареной колизея,
где бычьи глаза блестят,
будто фотовспышки,

вспомнить
из всех бесчисленных зверей —
одного, из наших
трасянских лесов
дикого, как пепел,

вены его — толщиной с руку,
лёгкие — как две каменные скрижали.

*

На земле,
где все болезни лечат ходьбой,
зубр выходит
из леса, чтобы забить
своё одиночество,

лесной ангел истории,
зубр меланхолии,
чёрный зуб.

*

Была я в Риме:

лучше уж в желудке зверя,
чем среди вен из белого
камня, что качают
каменную кровь
в каменные мускулы.

Как ты мог, Микола,
сын лесника, в Риме,
среди гранатов и кипарисов,
среди хурмы и тополей, с кожей содранной,
как с Марсия,
Микола,

из леса, откуда уехать доводиться только соснам
— обпаленные воском и мёдом,
сосны плывут будто волшебные рябины,
в порты,
где из них, безродных, беспамятных,
строят
корабли, что переходят океан,
как улицу.

*

Микола,
ощути под мыском
деревянного борта
жвачку Медеи.

*

Наши волшебные рябины везут волшебный груз
из леса, где люди обожествляют солнце
и красную нитку в белом льне —

Микола одной правды, одного Бога.
(Как может женщина с тринадцатью детьми молиться
одному богу?)

Римский папа с хищным
именем
и привычками
тебе приказывает словить
в поэтическую пасть
нашего зверя,

чьи лёгкие — два надгробия.

Левый чуть меньше, сверху —
сердце, как забытая шапка,

шапка красного снега.

*

Что тяжелее зубра?
Взгляд зубра.

Ельник стоит в гирляндах внутренностей.
Наши внутренности — колтун девичьих волос.
Карта наших лесов — колтун девичьих волос.

*

1500: Коперник в Риме наблюдает затмение солнца.
1543: позже, но независимо от Аристарха, Коперник описывает Солнце как центральный огонь.

⠀⠀⠀⠀Беловежа — во льдах,
⠀⠀⠀⠀не в ладу
⠀⠀⠀⠀с бурями облав.
⠀⠀⠀⠀Беловежское солнце — забито досками,
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀как закрытое сельпо.
⠀⠀⠀⠀Зубр, центральный зверь,
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀центральный звон,
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀центральный сон,

⠀⠀⠀⠀в ледяном воздухе
⠀⠀⠀⠀копытами разбивает своё говно
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀в прах,
⠀⠀⠀⠀чтоб говно не упало на лёд,
⠀⠀⠀⠀чтоб не привело за ним в чащу.

⠀⠀⠀⠀Так вот мы кто:
⠀⠀⠀⠀зубриное говно, растоптанное в пыль.
⠀⠀⠀⠀Наша история —
⠀⠀⠀⠀забитое сельпо.

*

Беловежу делят между собой Беларусь и Польша. Граница проходит через лес. Для ясности будем называть эту границу болевым порогом.

⠀⠀⠀⠀Любым звуком,
⠀⠀⠀⠀как копьем, раненный,
⠀⠀⠀⠀зубр продирается через скелеты
⠀⠀⠀⠀ёлок.

⠀⠀⠀⠀Корона внутренностей на заледеневшем кусте.

⠀⠀⠀⠀Зубр — Троянский дар,
⠀⠀⠀⠀набитый убитыми поэтами будущего,
⠀⠀⠀⠀лесной ангел истории,
⠀⠀⠀⠀трасянский стон,
⠀⠀⠀⠀зубр меланхолии,
⠀⠀⠀⠀болючий зубр.

*

Зубр пристойности,
Зубр пота и укропа,
зубр маленьких стран,
зубр насилия и лопуха,
зубр фальшивых доказательств,
зубр компромисса и достоинства,
зубр с именем для безымянных людей,
зубр заложников, зубр раннего снега,
зубр опечаток, зубр ячменя и велосипедов,
зубр Цезаря, цезия, зубр,
чьё имя можно вдохнуть в датчик,
чтобы проверить уровень зубра в крови.

Зубр самосуда, зубр побитой
посуды, зубр вялой мальвы
⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀за домами, испражнёнными
как желудки
на заре столетия.

Троянский зубр истории,
зубр забытый,
зубр, распределённый в папку «без названия».

Люди, опечатные, подчёркнутые
красным,
распределённые в папку «без названия»
в глубокой
картотеке микрорайонов.

*

Ноябрь. Зубры тетешатся.
Пуща дрожит,
будто кто-то
неспешно
проводит по ней
невидимым смычком
света.

*

Ноябрь,
зубролицый.



Переводчицы: Вiкця Удовiна и Софья Суркова

Иллюстраторка: Маргарита Гиль. Родилась в Украине в 1998 году; иллюстраторка, дизайнерка, художница, архитекторка. (инстаграм: @amartgog)

Вальжына Морт. Родилась в 1981 г. В Минске. Беларуская поэтка, переводчица. Пишет по-беларуски и по-английски. Авторка трёх беларускиз книг поэзии — «Я тоненькая як твае вейкі» («Логвінаў», 2005), «Эпідэмія ружаў» («Логвінаў», 2017), «Песні для мёртвых і ўваскрэслых» («Пляўмбаўм», 2022); билингвального сборника «Factory of Tears» («Copper Canyon Press», 2008) и англоязычных сборников «Collected Body» («Copper Canyon Press», 2011), «Music for Dead and Ressurected» («Farrar, Straus and Giroux», 2020).
Преподаёт в Корнелльском университете. Переводит с английского, русского, украинского и польского. Лауреатка премии журнала «Gulf Coast» в области перевода, международной литературной награды «Кристалл Виленицы» (Словения, 2005), литературной награды для восточноевропейских авторов Burda Preis (Германия), литературной награды Bess Hokin Prize от американского журнала «Poetry» и других многочисленных литературных премий. В 2020 году её книга «Music for Dead and Ressurrected» получила престижную международную премию Griffin Poetry Prize.
Стипендиатка Американской академии в Риме, фонда Ланнана и «Graz» в Австрии. В 2021 году Вальжина Морт получила грант американского Национального фонда искусств в области перевода за работу над книгой избранных стихотворений Полины Барсковой «Air Raid» («Ugly Duckling», 2021).
Её переводы представлены во многих литературных антологиях, а эссе и стихотворения появлялись в «The Best American Poetry», «The New Yorker», «The New York Times», «The Financial Times», «Poetry», «Poetry Review», «Granta», «The White Review», «The Baffler» и многих других изданиях. Вместе с Ильёй Каминским и Кэти Фэрис Морт редактировала сборник «Gossip and Metaphysics: Russian Modernist Poems and Prose» (Tupelo Press, 2014). Вальжына также является редакторкой книги «Something Indecent: Poems Recommended by Eastern European Poets» (Red Hen Press, 2013)
Поэтические сборники Вальжыны Морт выходили в переводах в Германии («Suhrkamp Verlag», перевод Ульяны Вольф и Катарины Нарбутович), Швеции («Nirstedt litteratur», перевод Иды Берджель) и Украине («Люта Справа», перевод Лэсика Панасюка и Дарины Гладун), в то же время её отдельные стихотворения были переведены на дюжину языков. Книга поэзии «Music for Dead and Ressurected» выйдет в британском издательстве «Bloomsbury» в 2022 году.

Выпускающая редакторка: Софья Суркова

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author