Donate
Art

Визуальное эссе: Фривольность

Daria Markushevska28/08/23 14:051.4K🔥

Вдохновившись визуальной сонатой Стэна Вандербика «История насилия», оформленным в виде коллажа, настоящий проект стал схожей визуальной формой критического осмысления одной единственной темы — фривольности. Если на протяжении веков искусство было вынуждено опираться на предписанные каноны, определявшие во многом его форму и язык, то последние двести лет вновь и вновь зарождающиеся художественные направления (модернизм, авангард, супрематизм, дадаизм, концептуализм, неодадаизм, флюксус и др.) пытаются переосмыслить не только позитивистский подход l“art pour l”art (автономная ценность искусства, все общественных отношений), но и само понятие искусство: чем оно может являться для мира в эпоху столь стремительных изменений?


Так уж вышло, что перемены не всегда принимаются благосклонно, даже если они осмысленно переносят в художественную форму актуальный момент. Слом с прошлым осазнается по мере описания и рефлексии, что приводит искусство в затруднительные отношения с общественным сознанием, привыкшим к определенной канонической норме. Искусство становится вызовом, авантюрой, противостоянием укоренившемуся порядку.

Для того, чтобы исследовать проблематику эмансипаторного и субверсивного потенциала искусства, автор предлагает детально рассмотреть ключевые разногласия современных художественных приемов с прежними концепциями в отношении искусства. Беря во внимание преемственность некоторых подходов, работа также является хронологическим документом, фиксирующим направление художественной мысли как отрицания или создания нового визуального языка, для которого искусство это сразу и перформанс, и отражение действительности, и диалог со зрителем, и даже полнейший абсурд (как гротеск переживаемого).


Работа состоит из четырнадцати идейно наполненных листов, которые можно разделить как с точки зрения временной удаленности (иногда этот разрыв составляет года, а иногда и десятилетия), так и развития критической мысли по отношению к элитарному, буржуазному, закрытому и проблемному:

1
1

Для того, что очертить границы смены парадигмы первым примером (1 стр.) стала скандально известная работа Мане “Олимпия” (1863), однако в эссе она представлена не в исполнении автора, а в переосмыслении современной художницы Julie Rrap, на которой отсутствует главная героиня (смотрящая при этом на полотно с другого портрета Мане). Наложение модернистского полотна, взывающего к переосмыслению эстетического переживания обнаженного тела, остается актуальным и для эпохи эпохи постмодерна (Jeff Koons, “Made in a heaven”, 1989). Обе провокации, как и те работы, что представлены на второй странице, оставляли публику в замешательстве от увиденного. Однако, оставаясь в поиске адекватных форм диалога со зрителем, художники не стремились дистанцироваться — напротив, их стремления имели достаточно демократичный характер, избегающей усложнения языка репрезентации.

2-3
2-3

Как видно на третьей странице, “Черный квадрат” Малевича (1915) не должен был стать метафорой, лишающей зрителя дара речи, но редукцией всего лишнего. Начало двадцатого века стало революционным этапом в восприятии прошлого визуального языка. Одним из наиболее ярких проявлений противостояния или фривольности стало направление дада, возникшее в 1918 году как реакционное художественное движение или даже образ жизни, опровергающий любую серьезность в отношении искусства.

4-5
4-5

Четвертая страница является выдуманным разговором между основными представителями данного движения (Пикабиа, Арп, Дюшан), которые действительно задались вопросом увядания классического восприятия искусства — оно стало для них попросту скучным.


6-7

8-9
8-9


10-11
10-11

Дада создало многих последователей, в последующем не способных разграничить повседневную жизнь с искусством, использующим его как уникальную, свободную форму высказывания (в духе театра), внедряя в свои практики все теснее недовольную общественность (10-11 стр.). В этом смысле искусство превратилось в подобие скомканного белого листа на фоне бурлящей и стремительно изменяющейся культуры (12 стр.).

12
12

Последние две страницы (13-14 стр.) можно оставить под знаком вопроса, обращенного к зрителю: действительно ли искусство возможно свободным от монолитной истории искусств? Действительно, ли оно может противостоять своей институциональной и коммерческой составляющей?

13
13

Автор оставляет вопросы открытыми, что во многом предстает пространством веры в появление новых подходов, ракурсов и проблематик, которых не касались упомянутые выше авторы и художественные направления, ведь не существует неизменных эстетических категорий.

Данное эссе, использующее в своей основе визуальные материалы прошедшего времени, нарочно представлено в виде знакомого современному зрителю интерфейса. Сделано это было с целью создания понятного и актуального метода коммуникации, концептуально сжимающей основные мотивы, методы, воззрения и разногласия, что затрагиваются для обсуждения достаточно широкой темы фривольности. При этом, предлагая зрителю оценить степень включения данной проблематики в современное поле исследования искусства.




Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About