Donate
Society and Politics

Южноафриканская история «‎А», часть 2

БЛИК06/02/24 14:55798

Подписывайтесь на БЛИК, чтобы не пропустить новый материал!

Во второй части текста мы поговорим об истории новоиспеченного британского доминиона, Южно-Африканского Союза. Мы объясним, почему английской колонией правили бурские генералы, как коммунисты вышли на демонстрацию с лозунгом «за белую расу» и что привело к судьбоносным выборам 1948 года и попытке построить апартеид.

Этот текст мы подготовили для наших друзей из бармалеи/партизаны.

Для тех, кто не хочет читать лонгрид, мы подготовили конспект в карточках.

Европейская колонизация Южной Африки началась в 1652 году основанием Кейптауна — голландской колонии. В начале XIX века колония перешла во владение Британской империи. Многие потомки голландских колонистов — африканеры — попытались сбежать из-под контроля империи, мигрировав на неосвоенные европейцами земли за пределами колонии. Это движение сопровождалось постоянными кровопролитными конфликтами с коренными племенами Африки.

Африканеры на колонизированных землях в основном занимались в это время сельским хозяйством.  Так африканерские колонисты стали известны просто как «буры» — в переводе с нидерландского «фермеры». Буры основали за пределами британских владений республики Наталь, Трансвааль и Оранжевое свободное государство. После первой англо-бурской войны последние две республики обрели суверенитет. Вторая англо-бурская война закончилась в 1902 году присоединением обеих республик ко британским владениям. Уже через восемь лет после этого империя предоставила Южной Африке автономию как союзу двух английских колоний — Наталя и Капской — и двух бурских — Трансвааля и колонии Оранжевой реки. Большинство населения Южно-Африканского союза было темнокожим и не имело избирательных прав; под страну была заложена часовая бомба.

Подробно мы рассказывали начало этой истории в предыдущей части.

Электоральная политика

Одним из важнейших компромиссов при создании Южно-Африканского союза (ЮАС) стало избирательное право. Все четыре провинции, объединившиеся в парламентскую республику, сохранили свои собственные системы выборов. В провинции Наталь действовало избирательное право британской колонии Наталь; в Трансваале — право Трансвааля. Если в Капской колонии по имущественному цензу проходили некоторые африканские и «цветные» (то есть смешанной расы) землевладельцы, то в британском Натале этот ценз на деле допускал до выборов только белых. Из 1,2 миллионов жителей Наталя чернокожих с правом голоса было шестеро. Трансвааль и колония Оранжевой реки однозначно оставляли избирательное право только для белых мужчин.

Белое население Южной Африки в большинстве своем состояло не из британцев, а из африканеров. На момент создания ЮАС африкаанс был родным языком для 55% белого населения. Англоговорящие белые в основном жили в крупных городах в бывших британских колониях — Капской провинции и в Натале. Сельское население было преимущественно бурским.

Бурское большинство среди избирателей на раннем этапе создания государства было впоследствии подкреплено манипуляцией, известной как «избирательная география», или «джерримендеринг». Населенные городские англоговорящие округа, особенно в Капской провинции, получили существенно меньше мест в парламенте, чем пустые сельские местности с африканерским большинством. 

Неравномерное распределение в парламенте [2]
Неравномерное распределение в парламенте [2]

Это привело новообразованное государство к несколько неловкой политической ситуации. Стабильное африканерское большинство на каждых выборах означало, что лидер самой популярной парламентской фракции, то есть премьер-министр, практически в любом случае будет буром. В результате первые три премьера новоиспеченного английского доминиона были бурскими генералами, проигравшими Британской империи кровопролитную партизанскую войну. Эти генералы — Луис Бота, Ян Смэтс и Джеймс Барри Герцог — имели разные взгляды на сотрудничество с империей. Бота и Смэтс придерживались лоялистских к империи взглядов, тогда как Герцог выступал за самостоятельность южноафриканской нации. Генералы Бота, Смэтс и Герцог находились во главе государства следующие 38 лет.

Партии Южно-Африканского Союза

Электоральное доминирование стало для африканеров возможностью компенсировать поражение в войне, потерю суверенитета и экономически зависимое от британцев положение. Средний африканер 1910 года был бедным землевладельцем в стране, где любая служба, суд и школа была англоязычной. Среди белых 55% говорило на африкаанс, и большинство не знало английского языка, особенно население бывших бурских республик, провинций британского доминиона. Церковь осталась единственным значительным общественным институтом, говорящим на африкаанс. В остальном социальные лифты во многом оставались закрытыми для тех, кто не желал жить как британец. С точки зрения среднего бура, незваные пришельцы из-за океана пришли править его страной, завладели ее богатствами и низвели его самого до статуса бесправного пролетария на собственной земле. Все это вкупе с кровопролитием англо-бурской войны вызывало в африканерах «ресентимент, титанический в своей горечи» [1].

Ресентимент и проблемы африканеров стали плодородной почвой для возникновения в бывших республиках африканерского националистического движения. Его лидером стал Джеймс Барри Герцог, генерал буров во время последней войны. «Национальная партия» Герцога выступала за увеличение влияния африканеров (большинства среди белых) на политику страны. «Южной Африкой должен править африканер», — заявил он. На передний план в жизни страны наравне с английскими должны были выйти южноафриканская культура и южноафриканский язык. Национальная партия (далее НП) также выступала против любого политического сближения с Британией, в том числе и против принятия «британских норм» избирательного права. Это значит, что с самого начала своего существования НП привлекала противников предоставления электоральных прав коренному африканскому населению. 

Джеймс Барри Герцог. Источник: Library of Congress Prints and Photographs Division Washington, D.C. 20540 USA
Джеймс Барри Герцог. Источник: Library of Congress Prints and Photographs Division Washington, D.C. 20540 USA

Поскольку электоральная система полностью выводила проблемы коренного, индийского и «цветного» населения из политической повестки, основным камнем преткновения раннего ЮАС был именно английский вопрос. Первые два премьер-министра ЮАС, Бота и Смэтс, принадлежали к Южно-Африканской партии, отличающейся определенной «англофилией». Сторонники партии поддерживали нахождение Союза в статусе британского доминиона, и, разумеется, были преимущественно англоговорящими. Более либеральная позиция по поводу избирательного права обеспечивала им и определенную поддержку со стороны «цветных» избирателей Кейптауна, где и находилась их электоральная база.

Луис Бота. 1902. Источник: Anglo Boer War Museum, Bloemfontein, South Africa
Луис Бота. 1902. Источник: Anglo Boer War Museum, Bloemfontein, South Africa

«Английский вопрос» обострился в 1914 году, с наступлением Первой Мировой войны. «Лоялисты» премьер-министр Бота и его правая рука Смэтс, как верные подданные Британской империи, поддерживали участие Южной Африки в Первой мировой войне. НП, напротив, решительно выступила против пролития африканерской крови в интересах Британской империи. Независимо от националистов некоторые бурские полевые командиры подняли осенью 1914 года бунт, известный по имени одного из командиров как восстание Марица. Восстание было подавлено, его лидеры получили в основном тюремные сроки.

Третьей политической партии было суждено бороться за право пройти в парламент восемьдесят лет. В 1912 году молодой адвокат зулусского происхождения Пиксли-ка Исака Семе основал Африканский Национальный Конгресс. АНК стал основной политической силой, представляющей интересы темнокожих в ЮАС и впоследствии в ЮАР. 

До начала эпохи апартеида попытки АНК добиться парламентской репрезентации носили исключительно мирный и законный характер. Ранние действия АНК заключались в попытках наладить диалог с правительством и получить если не право голоса, то хотя бы свой представительский орган. На этом раннем этапе АНК состоял из темнокожей интеллигенции — часто адвокатов и врачей с высшим образованием, полученным в Великобритании. Эти люди были вхожи в высшие эшелоны имперской власти — делегация АНК получила в 1914 году аудиенцию у британского премьера Ллойд-Джорджа. Однако отсутствие энтузиазма со стороны властей ЮАС не позволило АНК добиться создания представительского органа. Их стратегия не оказала влияния на строящуюся систему сегрегации, и они не получили на раннем этапе своей деятельности широкой народной поддержки.

Экономика

Экономика ЮАС зависела в первую очередь от добычи полезных ископаемых, сельского хозяйства и производственного сектора. 

Еще во времена суверенитета Трансвааля и Оранжевого Свободного государства британские и бурские колонизаторы считали всю землю Южной Африки собственностью государства. Это правило распространялось как на британские, так и на бурские территории. Именно государство, управляемое белыми колонистами, могло распоряжаться землей и предоставлять ее во владение фермеров. Случаи, когда государство предоставляло наделы кому-либо из коренного или «цветного» населения, были исчезающе редкими, в особенности в бурских республиках. Внутренняя и внешняя торговля и связанные с ними денежные потоки привели к возникновению консервативного класса землевладельцев — в большинстве своем африканеров. «Цветные» могли владеть землей только на территории Капской колонии.

Соотношение рас в ЮАС [2]
Соотношение рас в ЮАС [2]

Несмотря на свое широкое общественное и политическое влияние, в 1910 году фермеры приносили Южной Африке всего 17% ее дохода. К 1950 году этот показатель снизился до 13% [2].

Крупнейшим источником доходов ЮАС в первой половине XX века была добыча полезных ископаемых — алмазов из Кимберли и золота из шахт горного хребта Витватерсранд. Этот хребет, известный в ЮАР просто как Ранд, скрывает под собой богатейшие золотые запасы в мире. Открытие золота на Ранде в 1880-х годах спровоцировало золотую лихорадку, послужившую причиной второй англо-бурской войны. Одним из ее итогов стал переход золотодобывающих компаний в собственность британцев. 

В начале лихорадки шахтеры были преимущественно белыми. К 1910 году огромный спрос на дешевый труд изменил это положение. Подавляющее большинство шахтеров Ранда было безземельными африканцами, свезенными на рудники со всей субэкваториальной Африки. Контрактные шахтеры переезжали на работу отдельно от своих семей, остававшихся дома. Это позволяло горнодобывающим компаниям экономить на провизии. Рабочие жили в сегрегированных бараках под постоянным надзором во избежание краж. По окончании контракта шахтеров селили в отдельное здание, где несколько дней держали абсолютно голыми под строгим наблюдением. Шахтеров отпускали с прииска, только убедившись, что бывшие работники не съели алмазы или золото или не попытались вынести их как-нибудь еще [3].

Золотая лихорадка вызвала быструю урбанизацию всего Ранда. Гигантское количество рабочих мест было связано не только с добычей золота, но и с обслуживанием шахт и населения хребта. Центральное поселение региона, Йоханнесбург, было основано в 1887 году; уже в 1911 город стал крупнейшим в Южной Африке и остается им до сих пор. Изолированные друг от друга портовые города на побережье — Кейптаун, Дурбан и Порт-Элизабет — были быстро связаны железными дорогами с растущим регионом, новым узлом южноафриканской экономики. 

Шахты Ранда разрабатываются и в наше время. За полтора века шахтеры извлекли из них 40 000 тонн золота, примерно пятую часть всего учтенного драгметалла на земле [4]. Впоследствии валюта ЮАР будет называться именно в честь хребта — южноафриканский ранд.

Шахтеры и инженеры нуждались в пище, услугах и товарах потребления; горнодобывающая промышленность требовала обслуживания, машин и запчастей. Импорт не мог полностью покрыть постоянно растущие потребности, и с начала XX века ЮАС постепенно индустриализировался.

Важным толчком для индустриализации ЮАС послужила Вторая Мировая война. Зависимость от небезопасной морской торговли мотивировала Южную Африку к большему самообеспечению. Под конец войны доходы от индустрии впервые превысили доходы от золотодобычи. Развитие индустрии повлекло дальнейшую урбанизацию Ранда, и к 1946 году африканское городское население региона впервые переросло белое. 

Условия работы на производстве были похожи на условия работы в шахтах.  Африканцам были предоставлены сегрегированные общежития, куда был запрещен доступ женщинам. Вдобавок к этому африканцы не могли заниматься высококвалифицированным трудом даже при наличии соответствующего образования.

«Акт о земле» и рабочая сила

Первый важный закон, ставший предпосылкой к апартеиду, был принят под влиянием НП уже в 1913 году. Партия попыталась получить поддержку белых фермеров, создав условия для удешевления земли и увеличения индивидуальных наделов. Для этого требовалось, чтобы земля, которой легально или по праву сквоттеров владели черные фермеры, снова стала бесхозной. «Акт о земле коренных жителей» 1913 года запрещал черному населению владеть землей и арендовать участки за пределами специальных резерваций. Эти территории были разбросаны по всей территории Южной Африки и составляли всего 7% территории страны.

Черные землевладельцы оказались перед дилеммой. Владеть своей землей оказалось возможным только в резервации — на слабо освоенной территории, отдаленной от рынков. Альтернатива заключалась либо в работе на белого землевладельца, либо в отъезде в город. Переезд значил для рабочих разлуку с семьей и труд в тяжелых условиях.

Отъем земли помог государству решить и проблему кадрового голода на шахтах. Африканцы могли быть использованы как низкоквалифицированная рабочая сила на золотодобыче. Более ответственные позиции занимали исключительно высокооплачиваемые белые рабочие, состоящие в профсоюзах. Для черных рабочих вступление в них было невозможно [5].

Конец Первой мировой войны повлек спад цен на золото, и британские добывающие компании больше не могли содержать сравнительно дорогой белый штат. Лишь девятая часть занятых в золотодобыче работников была белой; эта девятая часть получала суммарно две трети зарплат, выплачиваемых компаниями [5]. В 1922 году несколько золотодобывающих компаний объявили о намерении нанимать черных работников, уже обладающих достаточным опытом, на более квалифицированные позиции. Рабочие места двух тысяч белых шахтеров оказались под угрозой.

В ответ белый профсоюз шахтеров объявил в Йоханнесбурге генеральную забастовку. Ситуация в городе быстро накалилась и стала хаотичной. Забастовщики выдвинули требования о смещении премьер-министра Смэтса и назначении на его место кандидата, способного «поддержать интересы белой расы в Южной Африке». Вскоре в городе объявили «народную республику». Местные коммунисты вышли на улицы с лозунгом «Пролетарии всех стран, объединяйтесь за белую Южную Африку». Вооруженные группы шахтеров устраивали погромы и иногда убивали темнокожих.

Ян Смэтс. Источник: Юсуф Карш, Dutch National Archives, The Hague, Fotocollectie Algemeen Nederlands Persbureau (ANEFO), 1945-1989
Ян Смэтс. Источник: Юсуф Карш, Dutch National Archives, The Hague, Fotocollectie Algemeen Nederlands Persbureau (ANEFO), 1945-1989

После провала переговоров между правительством Смэтса и забастовщиками продолжавшееся два месяца восстание было жестоко подавлено. Действия «англофила» Смэтса не снискали ему популярности среди избирателей. С точки зрения среднего африканера, двести жертв восстания были обыкновенными рабочими, выступившими против интересов английского бизнеса. Империя снова подавила националистическое выступление «белой Южной Африки», всего двадцать лет назад проигравшей войну. На этот раз выступление было еще и пролетарским, начатым как акция защиты прав рабочих. НП сумела использовать антибританские настроения в своих интересах. В 1924 году Ян Смэтс ушел в отставку с поста премьер-министра. Новым главой государства стал глава НП, Джеймс Барри Герцог.

Кабинет Герцога, 1924-1938 

Миссией Джеймса Герцога на посту премьера было улучшение жизненных и политических условий для африканеров. К его вступлению в должность каждый пятый африканер — всего примерно 160 тысяч — не имел жилья и средств получения дохода. Правительство Герцога сделало все возможное, чтобы облегчить их положение. Государство субсидировало зарплаты для белых рабочих и снова запретило (против решения Верховного суда) найм черных рабочих на ответственные позиции в золотодобыче. Госслужащим было предписано заменить «нецивилизованных» работников на «цивилизованных». Эти меры наносили урон черному населению страны, но Герцог был непреклонен. “Абориген не может нас ни в чем винить, — говорил он, — если мы сначала пытаемся найти работу для своего класса”. 

Другой важной областью, в которой Герцог боролся за увеличение африканерского влияния, было избирательное право. Его сохранение у темнокожих в Кейптауне было, согласно Герцогу, очередным пережитком британской колониальной практики, который следовало устранить. “Через сорок лет это право распространится на север”, — заявлял Герцог, имея в виду Оранжевое свободное государство и Трансвааль. “Это будет величайшей катастрофой в нашей истории”. Очередная утрата контроля африканеров над политикой Южной Африки — теперь в пользу не англичан, а коренного населения — действительно казалась бывшему бурскому генералу катастрофой.

К 1936 году Герцог предложил темнокожим африканцам компромисс. Избирательное право для них отменялось в обмен на белого представителя в парламенте и планируемое расширение резерваций — теперь до 13% территории страны. Африканский национальный конгресс не смог организовать достаточного сопротивления этой инициативе, и компромисс был в конце концов принят.

Объединенная партия

Период правления Герцога ознаменовался улучшением качества жизни африканеров и сглаживанием «английского вопроса». Предшественник Герцога на посту премьера, Ян Смэтс, остался в политике. Его миссия заключалась в окончательном примирении сторон англо-бурской войны. Когда правительство НП в 1929 году столкнулось и не справилось с Великой депрессией, «англофил» Смэтс мог использовать ситуацию в своих политических интересах. Вместо этого его «англофильская» Южноафриканская партия пришла на помощь своим оппонентам. Соперники организовали коалицию, которой удалось справиться с экономическим кризисом.

Это сближение привело в 1934 году к слиянию Национальной и Южноафриканской партий. Новая «Объединенная партия» представляла интересы не только африканеров и англичан, но и капских «цветных». 

Поддержка слияния в НП не была единодушной. Ее более радикальная часть считала, что любое сближение с Англией и британскими интересами ведет к новому этапу потери африканерской независимости и культуры. Уже после Первой мировой войны было организовано тайное общество африканеров, стремившихся переиграть англо-бурскую войну в политике и бизнесе — «Брудербонд» (в переводе — «Братство»). Члены «Брудербонда» и стали ядром националистического сопротивления. Слияние партий было воспринято как прямое предательство национальных интересов, и в том же 1934 году бывший министр в кабинете Герцога — доктор богословия Даниэль Франсуа Малан — объявил о создании «Очищенной Национальной партии». 

Даниэль Франсуа Малан. Источник: Keystone Press / Alamy Stock Photo
Даниэль Франсуа Малан. Источник: Keystone Press / Alamy Stock Photo

Второй раскол в Объединенной партии произошел в 1939 году. Герцог видел назревающую Вторую мировую войну как сугубо европейский конфликт, не имеющий никакого отношения к Южной Африке. Смэтс, генерал империи и выпускник Кембриджа, не был согласен с этой точкой зрения. Партия раскололась на интервенционистов и изоляционистов с началом войны, и неожиданно для всех фракция интервенционистов победила во внутрипартийных дебатах. Герцог ушел в отставку, и пост премьера снова занял Ян Смэтс. 

ЮАС во время Второй Мировой войны

Вторая Мировая война стимулировала не только промышленность Южной Африки, но и националистические настроения. Значительная часть «Очищенной НП» питала к нацистам симпатии. «Очищенные» полагали себя близкими родственниками немцев и членами «расы господ». Определенный отклик находила и риторика, направленная против «англо-еврейских капиталистов». Вдохновленный примером Германии, Малан даже написал в середине войны проект конституции Южной Африки. Там он предлагал ввести пост президента, «ответственного только перед Богом»,  и создать общественные советы, занимающиеся «важными вопросами» вроде индийских иммигрантов и еврейского влияния на общественную жизнь.

«Брудербонд» в ответ на призыв в армию объявил набор в собственную околовоенную организацию — «Оссева-Брандваг» (О-Б). В 1940 году, когда на войну отправились 137 тысяч добровольцев, «Брандваг» насчитывал 250 тысяч членов. О-Б открыто поддерживал нацистов и готовился к захвату власти в случае победы Германии в Европе. Правительство Смэтса подвергло многих членов О-Б тюремному заключению за государственную измену. Но, в отличие от многих других стран-участниц Второй Мировой, ЮАС так ни разу и не применил смертную казнь по отношению к союзникам нацистской партии. Смэтс, занимавшийся примирением последние сорок лет, не хотел идти на риск гражданской войны.

Выборы 1948 года 

После 1945 года Смэтс, обремененный дипломатическими обязанностями как один из ведущих создателей ООН, терял в ЮАС популярность. Частично это происходило из-за его нерешительности и склонности к компромиссам; частично — из-за пропаганды «Брудербонда», критиковавшей его либеральные склонности и верность Британской империи. Однако крупнейшей проблемой для электората была его сравнительно мягкая позиция по отношению к «черной угрозе» — быстро растущему темнокожему населению городов. Африканцы все еще были более выгодной рабочей силой. Бедные белые были готовы мириться с их присутствием в шахтах Ранда, но не в городах и не на новых фабриках. 

Незадолго до судьбоносных выборов 1948 обе противостоящие стороны — НП (убравшая из названия слово «Очищенная») и Объединенная партия — назначили из своих рядов комиссии. Они должны были разобраться с «черной угрозой»: исследовать существующую сегрегацию и представить план действий. 

Так называемая комиссия Фейгана, назначенная Объединенной партией, подчеркивала зависимость производства, крупнейшего сектора экономики, от черной рабочей силы. Ежедневные переезды из резерваций не могли обеспечить фабрики рабочими руками; резервации не могли обеспечить живущих там людей. В самих резервациях жили только 40% черного населения страны. Переселение туда всех чернокожих потребовало бы обширных инвестиций. Вдобавок к этому в условиях, где мужчины должны были жить отдельно от женщин, невозможно было завести и сохранить семью. Из этих соображений комиссия Фейгана рекомендовала расслабление существующих сегрегационных мер. Полная сегрегация объявлялась абсолютно непрактичной мерой. 

В ответ на это комиссия Зауэра, собранная из членов НП, объявила идеалом и целью существования государства полный apartheid, то есть обособленность, белой и черной расы. Проблема этой программы заключалась только в том, что даже комиссия Зауэра согласилась с выводом политических оппонентов: белый бизнес зависел от черных рабочих рук. Чтобы производства по всей стране не оказались внезапно парализованы, комиссия Зауэра предлагала вводить апартеид поэтапно. На первой стадии африканцы могли бы приезжать на работу в «белые зоны», на второй — нет. Комиссия умолчала о сроках введения второй стадии, что не помешало НП использовать отчет комиссии как программный документ по борьбе с «черной угрозой». 

В предвыборной листовке НП ставила своих избирателей перед дилеммой. Африканеру предлагали выбрать между апартеидом — «средством сохранения всех рас Южной Африки» — и интеграцией, «национальным суицидом». Фундаментальным принципом политики НП объявлялись «сохранение и защита белой расы». Партия предлагала репатриировать как можно больше индийских иммигрантов, прямо объявляла, что не намерена предоставлять коренным жителям ни прав, ни земли, и описывала африканцев, проживающих в городах, как «мигрирующих граждан, которые не имеют тех же социальных и политических прав, что и белые». 

НП набрала 440 тыс. голосов против 540 тысяч у Объединенной партии. Однако благодаря электоральным манипуляциям на стадии создания Союза большая часть голосов за «Объединенную партию» пришла из перенаселенных городских округов, которые выбирали всего по одному парламентскому кандидату. В результате электоральная география, «черная угроза» и противоанглийский ресентимент сделали свое дело. НП в ее наиболее радикальной ипостаси получила большинство в южноафриканском парламенте. Британскому доминиону было суждено попробовать построить апартеид.

Подписывайтесь на БЛИК!

Список литературы:

[1] Lapping, Brian. Apartheid: A History. George Braziller, Inc., 1987, стр. XVI

[2] Christopher, A. J. The atlas of apartheid. London, Routledge, 1994, стр. 25

[3] Martin, Michael. Apartheid in South Africa. Lucent Books, 2006, стр. 25

[4] The U.S. Geological Survey

[5] Lapping, Brian. Apartheid: A History. George Braziller, Inc., 1987, стр. 43

Author

БЛИК
БЛИК
Сергей Голованов
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About