Donate


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Art
Map
Society and Politics

Толстовство: пацифизм, христианство и анархизм

БЛИК28/08/23 15:04216

Медиа БЛИК

Вооруженный конфликт, начавшийся полтора года назад, оживил давнюю дискуссию российского общества: какими методами бороться с автократией и ущемлением своих прав? Пока одна часть оппозиции продолжает ненасильственный протест, агитирует и расклеивает листовки, другая берет в руки оружие.

Свое мнение по поводу борьбы с автократией и произволом в России было и у графа Льва Николаевича Толстого. Герой Крымской войны, первый русский фронтовой корреспондент, атеист и гуляка, к 50 годам он стал убежденным христианином и противником насилия. Особенно — насилия со стороны государства.

Об этом не рассказывают в школе, но Толстой — не просто «величайший русский писатель». Он разработал идеологию непротивленческого анархизма и призывал к полному саботажу государственных институтов, клеймил церковь за потакание казням и войнам, пытался отказаться от титула и имущества в пользу бедняков и даже спорил с императором.

Несмотря на свои взгляды, в жизни писатель был «бытовым тираном» — он не ценил жену и детей, чихвостил оппонентов, а иногда и вовсе вызывал впечатление «безумца» у окружающих. Сам Толстой, впрочем, писал о том, что страшно мучается от несдержанности своего характера и хочет жить по заветам Христа.

Апогеем развития взглядов Льва Николаевича стал пересмотр церковных догматов и отказ от любых трактовок христианских заповедей. «Я не толковать хочу учение Христа, а только одного хотел бы: запретить толковать его», — писал граф в сочинении «В чем моя вера?»

Эта идея легла в основу философского учения Льва Николаевича, которое позже назвали толстовством. Сегодня мы поговорим о том, что означает это понятие, и как один из величайших умов в истории России хотел прийти к миру во всем мире через отрицание государства и любовь к ближнему.

Про то, как последователи Толстого встретили начало Первой мировой войны, можете прочитать в канале «Закат империи» Андрея Аксенова.

@bleak_media

Толстой и пацифизм

Лев Николаевич впервые пришел к пацифизму еще в молодости, будучи атеистом. В 1855 году, участвуя в обороне Севастополя, он написал повесть, красочно передавшую ужасы войны: «Севастопольские рассказы». Это был первый случай в истории России, когда писатель рассказывал о буднях фронта от первого лица.

Благодаря пережитому опыту приверженность Толстого пацифизму стала сильнее, чем у других интеллектуалов того времени. Бессмысленная гибель тысяч людей убедила писателя в том, что война — это «кошмар, противный человеческому разуму». Лев Николаевич ушел со службы сразу после окончания Крымской войны, отказавшись от «Георгиевского креста» в пользу простого рядового.

Взгляды писателя укрепились, когда он углубился в изучение Библии. Толстой пришел к выводу, что суть христианства — в непротивлении злу насилием. Эта мысль есть в словах Иисуса на протяжении всего Священного писания: «не противься злу», «подставь другую щеку», «возлюби врага», «не убий». Писатель задался риторическим вопросом: разве кто-то может яснее изложить учение Христа, чем он сам? Нет.

С точки зрения Толстого, вместо того, чтобы прямо понимать истины, данные пророком, церковь назвала его слова «метафорами» и превратила христианство в набор мистических обрядов. Из–за этого под знаменем Христа веками совершались казни и убийства, оправдываемые защитой веры.

Толстой и христианство

Центральную роль в христианстве Лев Николаевич отводил Нагорной проповеди — нравственному манифесту Иисуса, а не толкованиям его последователей, в том числе апостолов, которые извратили слова учителя.

«Возлюби ближнего как самого себя, делай ему добро», «будь в мире со всеми», «не позволяй себе считать другого человека ничтожным» — Толстой утверждал, что с помощью своего воззвания Христос не требует от людей ни страданий, ни лишений, он лишь просит жить в любви к ближнему в самом прямом смысле. Он был уверен — это не некий идеал будущего, к которому нужно стремиться. Призывы Нагорной проповеди каждый человек должен исполнять буквально, здесь и сейчас.

Лев Николаевич свел христианство к единым моральным правилам. На основе Нагорной проповеди он вывел 5 заповедей, которые помогут добиться мира во всем мире:

— Не сердись: не гневайся, прощай всем и все без исключения
— Не блуди: не изменяй, не бросай жену и мужа
— Не клянись: не приноси присягу, не обещай дурного
— Не судись: не приговаривай по суду к наказаниям, не осуждай других
— Не воюй: не противься злу, не участвуй в насилии

Писатель был уверен, что только соблюдая их все вместе, человечество сможет приблизиться к Богу и зажить так, как того хотел Иисус.

Толстой и церковь

Толстой первым отрекся от церкви, посчитав, что она пожертвовала сутью веры для оправдания государственного порядка и социального зла: «Подчинив себя церкви, я скоро заметил, что не найду в ее учении уяснения тех начал христианства, которые казались мне главными… Оттолкнули меня от церкви и странности догматов, и признание и одобрение гонений, казней и войн, и взаимное отрицание друг друга разными исповеданиями. Но подорвало мое доверие к ней равнодушие к тому, что мне казалось сущностью учения Христа».

Мистицизм, ритуалы и молитвы «за власть предержащих и воинство» навсегда остались для Толстого теми чертами церкви, которые он не смог принять.

Для имперской России Лев Николаевич был «еретиком и лжеучителем», ведь он смел осуждать церковь за одобрение казней и войн. Последней каплей стало описание Толстым причастия в романе «Воскресение». В нем писатель напрямую намекал на связь этого обряда с каннибализмом: настолько абсурдной ему казалась идея сравнения хлеба с плотью, а вина — с кровью Христа.

24 февраля 1901 года в официальном журнале Священного Синода «Церковные ведомости» было опубликовано «Определение об отпадении графа Толстого от церкви». Но Толстой был уверен, что его не подвергли анафеме. Писатель сам отрекся от церкви много лет назад, а она лишь была вынуждена признать это.

Толстой и анархизм

Из 5 христианских заповедей, выведенных Львом Николаевичем, вырастает непротивленческий анархизм. «Не судите, да не судимы будете», — прямо говорил Иисус, ведь суды воздают злом за зло, и сама их сущность противоречит христианству. Но без судов государство не смогло бы удерживать власть, поэтому словам пророка были придуманы «удобные» трактовки.

Писатель приходит к выводу, что все институты, окружающие нас — частная собственность, государство, армия, суды, безопасность — все это зиждется на противоречии законам Христа, а скорее на законе Ветхого завета: «око за око, зуб за зуб».

По мнению Толстого, главным институтом насилия и противником веры стало государство — именно его дела приносят больше всего смертей и страданий. Только патриотизм, законы, чиновники, судьи, генералы и цари делают возможным самое противоестественное для человека занятие — убийство.

Из христианского принципа непротивления злу насилием писатель делает вывод: все правительства необходимо распустить. Для этого он призывал народ отказаться от уплаты налогов и походов на выборы, солдат — от несения воинской повинности, а чиновников — от госслужбы. Лишившись своей главной опоры — людей, государство должно рухнуть само, а человечество — зажить по заповедям.

«Треть России находится в положении усиленной охраны. Армия полицейских — явных и тайных — все увеличивается. Тюрьмы, места ссылки и каторги переполнены, сверх сотен тысяч уголовных, политическими… Цензура дошла до нелепостей запрещений, до которых она не доходила в худшее время 40-х годов… И причина всего этого одна: та, что помощники ваши уверяют вас, что, останавливая всякое движение жизни в народе, они этим обеспечивают благоденствие этого народа и ваше спокойствие и безопасность. Но ведь скорее можно остановить течение реки, чем установленное Богом всегдашнее движение вперед человечества», —из письма Льва Толстого Николаю II, 1902 год.

Медиа БЛИК

Список литературы:

Письмо Толстого «О непротивлении» http://antimilitary.narod.ru/antology/tolstoj/Letter_to_Engegardt.htm

Комментарии к письму
http://tolstoy.ru/creativity/journalismguide/84.php

Л.Н. Толстой «В чем моя вера»
http://tolstoy.ru/online/online-publicism/v-chem-moya-vera/index.xhtml

Комментарии к сочинению «В чем моя вера»
http://tolstoy.ru/creativity/journalismguide/86.php

Евангелие от Льва Толстого

Комментарий к нему
http://tolstoy.ru/creativity/journalismguide/80.php

https://iphras.ru/uplfile/ethics/biblio/N/10.html

https://cyberleninka.ru/article/n/printsip-neprotivleniya-zlu-nasiliem-l-n-tolstogo-v-kontekste-russkoy-religioznoy-filosofii-kontsa-xix-nachala-hh-veka

https://journals.indexcopernicus.com/api/file/viewByFileId/1031059.pdf

https://top-technologies.ru/ru/article/view?id=24334

https://rusoir.ru/03print/03print-05/03print-05-10/

Author

БЛИК
БЛИК

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About