Donate
Society and Politics

Как измерить бедность и каков её реальный масштаб в России

Жить как люди09/10/23 08:00618

Привет! Меня зовут Андрей, я антрополог и UX-исследователь. Делаю прикладные исследования в ИТ-бизнесе. Мне интересны социальные науки — они помогают лучше понять общественные и политические проблемы и найти пути их решения.

Поэтому я веду телеграм-канал «Жить как люди». Его задача — создавать запрос на высокий уровень жизни в России, делиться аргументами с гражданским обществом и, в конце концов, сделать РФ страной для людей и про людей.

Здесь я буду выкладывать тексты из своего канала, иногда дополненные деталями.

Этот текст о бедности, а именно:

— как её определяют и измеряют;

— насколько государственная статистика отражает ситуацию в стране;

— каковы реальные масштабы бедности в РФ.

Определение бедности

Бедность — это невозможность для человека удовлетворить минимальный уровень своих потребностей.

Что такое минимальный уровень потребностей — вопрос, на который разные организации, государства и аналитические центры отвечают по-разному.

Есть 4 вида бедности. Они зависят от способа измерения:

1. Абсолютная;

2. Относительная;

3. Многомерная;

4. Субъективная.

Абсолютная бедность

Когда доходы человека меньше суммы, необходимой для удовлетворения первичных нужд — в еде, воде, одежде, коммунальных услугах и пр. Размер этой суммы зависит от текущих цен в стране.

Относительная бедность

Когда заработок человека меньше, чем медианный доход по стране. Медиана делит выборку пополам. Над ней — 50% более высоких доходов, под ней — 50% более низких. В разных странах порогом бедности может быть сумма в 40, 50, 60% медианного дохода.

Многомерная

Когда человек вынужденно испытывает определённое количество лишений (деприваций). Их перечень создают для каждого государства отдельно. Это могут быть лишения в еде, жилье и одежде, доступе к медицине, образованию, развлечениям, технологиям, товарам длительного пользования.

Субъективная

Опирается на самоощущение человека. Субъективную бедность измеряют опросами — спрашивают у людей, что они считают бедностью и как оценивают своё благосостояние.

Обманчивость государственной статистики в РФ

В начале 2023 года Росстат отчитался о количестве граждан, живущих за чертой бедности. Ведомство насчитало 11,6 млн человек. Это 7,9% населения страны.

Не самый плохой показатель. Но взгляд на него меняется, если посмотреть, какую границу бедности установило государство на последний квартал 2022 года — 13762 рубля.

Думаю, многим здравый смысл подскажет, что на такую сумму тяжело жить.

Откуда берутся такие показатели? Насколько адекватно помогают измерить масштабы бедности? И есть ли альтернативные метрики?

Долгое время российское государство в замерах бедности ориентировалось на стоимость потребительской корзины — минимально необходимого набора продуктов и непродовольственных товаров и услуг на одного человека.

С 2021 года правительство РФ установило новый порог — 44,2% от медианной зарплаты за прошлый год. Такой подход лучше реагирует на изменения доходов жителей. Если доходы растут, то растёт медиана и сама граница бедности.

Но он же создаёт проблему для официальной статистики — количество бедных снижается куда медленней. Уже через год государство вернулось к ориентации на стоимость потребительской корзины. Хотя её скудный состав часто вызывал вопросы у экспертов.

Альтернативный способ оценить бедность

Для более корректной оценки можно использовать индекс многомерной бедности (ИМБ). Идея в том, чтобы оценить, как много людей испытывают лишения (депривации) в доступе к благам.

Для этого составляют список благ и определяют вес каждого из них в расчёте финального индекса.

Инструкцию для разработки индекса предлагают аналитики Программы развития ООН и Оксфордского университета. Сегодня исследователи по всему миру адаптируют этот подход под специфику своих стран.

В России это сделали исследователи Института социальной политики из Высшей школы экономики.

Масштабы бедности в России

Согласно исследованию Института социальной политики, доля бедного населения по индексу многомерной бедности в РФ — 25%.

На диаграмме — статистика по некоторым депривациям в процентах. Она отражает долю граждан, которые не могут позволить себе определённые товары и услуги.

Nazarbaeva, E., Pishnyak, A., Khalina, N. (2022). Multidimensional poverty: Methodology and calculations on Russian data. Russian Journal of Economics. 8(4): 352–380.
Nazarbaeva, E., Pishnyak, A., Khalina, N. (2022). Multidimensional poverty: Methodology and calculations on Russian data. Russian Journal of Economics. 8(4): 352–380.

Эти данные показывают бедность в деталях. И в то же время отражают субъективный взгляд людей — наиболее чувствительные проблемы и приоритеты. Например, покупка машины явно оказалась более важной, чем иметь две пары обуви на каждый сезон. И, видимо, далеко не каждый может позволить себе и то, и другое.

Более точные методы измерения социальных проблем нужны для того, чтобы осознать их реальный масштаб. Только после этого имеет смысл искать решения этих проблем. К сожалению, государство пока больше заинтересовано в том, чтобы показывать красивую картинку, чем работать на граждан.

P. S.

Присоединяйтесь к сообществу подписчиков канала «Жить как люди». Участвуйте в обсуждениях, делитесь интересными исследованиями и своей позицией по поводу ситуации в стране.

Все темы постов, источники и ссылки на них можно найти в базе знаний в Notion.

Источники

Белопашенцева, П. Что говорит о российской бедности депривационный подход // Мониторинг общественного мнения, 2012. №4. С. 110–129.

Расчёт показателя многомерной бедности // Инициатива Оксфордского университета по проблемам нищеты и развития человеческого потенциала

Росстат представляет информацию о границе бедности в IV квартале 2022 года // Федеральная служба государственной статистики

Nazarbaeva, E., Pishnyak, A., Khalina, N. (2022). Multidimensional poverty: Methodology and calculations on Russian data. Russian Journal of Economics, 8(4): 352–380.

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About