Create post

Автофикшн как инструмент транслирования аффективных эмоций

Aleksandra Biktimirova 

Что такое автофикшн?

Автофикшн — это литературный жанр, возникший на пересечении, сочетающий в себе мемуары и художественную прозу. В результате получается гибридное произведение, включающее в себя заметки, эссе, бессюжетные истории. По форме это скорее репортаж происходящего через внутреннюю линзу автора и исследование самого себя с помощью текста. В отличие от мемуаров и дневниковых записей часто текст автофикшна фокусируется на конкретных переживаемых автором событий, имеет адресата и особый эмоциональный посыл. Это зачастую попытка создать собственный язык описания переживаний, крайне острой и неконтролируемой эмоции, которая красной нитью проходит через всё произведение.

Например, в книге Оливии Лэнг «Одинокий город. Упражнение в искусстве одиночества» можно наблюдать пограничный текст о субъективном переживаемом чувстве одиночества и грусти, которое не вписывается в социальные нормы и их неприемлемо проживать публично или в компании. Человек в большом городе всегда остается на виду и в массе других людей, но при этом чувствует себя отчуждённым и лишённым общности. Чтобы справиться с этим Оливия Лэнг описывает хронологию своих мыслей и действий, которые сопровождает это эмоциональное переживание и ищет эмоциональные убежище для своей внутренней идентичности. Ими оказываются работы художников Дэвида Войнаровича, Зои Леонард, Энди Уорхола и др., которые сублимировали это чувство в свои работы. Наиболее яркой в этом отношении является работа Зои Леонард «strange fruits» — это попытка соединиться воедино, «сшить» себя саму, обрести то, что потеряно.

burlington contemporary journal

burlington contemporary journal

Такой же посыл содержится в японском искусстве реставрации керамических изделий — кинцуги. Разбитая ваза, миска, чашка склеиваются воедино с помощью «золотой заплатки» — но при этом сама «заплатка» заметна и является частью истории предмета. Часто создаются и новые предметы из старых осколков уже разбитой, и, казалось бы, не подлежащей восстановлению керамической вещи. В этом есть что-то от сублимации чувств одиночества и утраты в нечто созидательное, которое присваивает свои раны, трещины, осколки как неотъемлемый и важный личностный опыт, а не скрывает их.

Роман Оксаны Васякиной «Рана» как раз про переживаемый эмоциональный опыт одновременно утраты (смерти матери) и созидательного — построение лесбийских отношений в достаточно угнетаемой среде к людям, которые являются частью ЛГБТ+ сообщества. Васякина ставит в центр повествования жизнь матери, своё детство, события, которые сформировали её бытие-здесь вне зависимости от социальной оценки. Написание подобного рода текстов — это тотальное обнажение слабости, близость к читателю, повествование «из раны утраты» — аффективного состояния потерянности, нелюбви матери и одиночества, выхода из него и нахождение принятия в совершенно других отношениях. Рефлексия своего опыта открывает возможность признания и сопереживания не только чувствам автора, но обнажение слабостей читателя через его включение в аффект с помощью текста, нахождение и себя в этом аффекте. В этом случае текст является эмотивом, который влияет, а в некоторых случаях и меняет существующую реальность.

Иногда текст автофикшна — это целый спектр различных аффективных эмоций, связанных с утратой, одиночеством и злостью. В тексте Джоанны Уолш «раз-рыв» рассматривается эмоциональное состояние главной героини, которая состоит в неопределенных романтических взаимоотношениях, очерченных пространством интернета, когда всегда есть возможность «соединиться», но нет возможности проверить достоверность этой связи. Путешествуя из города в город с помощью текста фиксируется эмоциональное состояние героини, являющееся частью ландшафта. Она идеализирует, разочаровывается и вспоминает своего возлюбленного, совместные разговоры, сравнивает пережитый свой опыт с другим опытом, описанным текстуально в другие эпохи.

Также тему одиночества исследует и писательница Эмили Липтрот в своём романе «Выгон». Как и у Васякиной — тема пути и возвращения домой проходит через весь роман. Писательница сравнивает эмоциональное одиночество в городе, падение в аффект грусти и злости, попытка справляться с этим с помощью зависимого любовного или алкогольного поведения. Здесь транслируется беспомощность главной героини, её размышления о городской жизни как большом театре притворства, а «истинное» одиночество — жизнь в маленьком поселении на одном из островов — как освобождение и возможность переосмыслить свою жизнь, отказаться от вредных привычек. Это не привычная история преодоления своих слабостей, «чтобы быть сильной», а скорее поиск языка описания: что это значит «просто быть» в слабости, беспомощности, отчаянии? правда ли, что счастье иногда кроется в случайном обнаружении пения королевского коростеля на рассвете?

Но есть и другие примеры, когда аффект является позитивным, транслирующим чувство счастья, безопасности, возможности. Такие работы называют «автотеорией», к ним можно отнести «Аргонавты» Мэгги Нельсон. Она пишет размышление-эссе о квир-семье, о значении брака, материнства, через собственный опыт проживания роли супруги вместе с трансгендерной персоной Гарри Доджем. Рядом с существующими людьми, именами, местами, стоят тексты критической теории. Здесь аффект горя сменяет аффект влюбленности, который разрушает привычные нормы о «традиционной» семье как единственно возможном варианте. Это работа из эмотива превращается в эмоциональный режим, который влияет на социально-политическое восприятие брака и стабилизацию определенных структур. Нельсон пишет о счастье материнства, о восприятии себя в паре и самой пары. Её опыт можно описать ещё и как потенциал эмоциональной свободы в отношениях и в построение совместного с другим человеком.

Автофикшн — это жанр говорения, рассказывание историй таким образом, что привычная символическая и нарративная сюжетная система, а часто ещё и синтаксис, пунктуация и орфография терпят крах. Проходит тонкая грань между реально произошедшими фактами и выдумыванием, разгадыванием и интерпретации этих фактов реальности — через инструмент саморефлексии и осмысливания других текстов, предметов искусства, феноменов, эмоций и чувств.

Для чего нужно рассказывание историй?

Рассказывание — это не просто перфоманс автора перед читателем, но и своего рода фиксация эмоциональной реальности в данном случае. В книге «Tbilisi loves you» Асса Новикова перемещает читателя в свою жизнь в солнечном Тбилиси, заряжая аффективными эмоциями радости и надежды, фиксируя субъективное мировосприятие как констатацию того, что это было и было именно так.

В отличие от дневниковых записей автофикшн — это попытка возврата в аффект, в самой центр эмоции и её ре-трансляция читателю. Если рассматривать первый том дневников Сьюзен Сонтаг «Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947-1963», то они составлены в хронологической последовательности, но при этом нет ни единой записи 1950 и дневника за 1952 год — годы юности и опыта романтических отношений с женщинами. 1953 год начинается сразу с факта замужества Сонтаг и последующим рождением её сына, без описания становления отношений. Автофикшн же — это субъективная точка зрения изнутри переживаемой эмоции и ситуации вперемешку с особой рефлексивной позиции, которую автор занимает по отношению к обстоятельствам и написанному.

Кажется, что автофикшн — это эмоциональный продукт своего времени, когда дети бэбибумеров поняли, что не должны идти следом по стопам своих родителей навстречу либеральному достигаторству, когда они попытались принять и понять свою самость, правила игры нового мира, где есть проблемы неравенства, место видимости уязвимых групп, экологические катастрофы. Эти тексты рождаются на обломках старого иерархичного мира как последствие психотерапии и работы над собой. Каждый текст — это планомерное проваливание в аффект — неконтролируемую сильную эмоцию, которая захватывает автора и знакома читателю, а позже на протяжении дальнейшего текста происходит попытка осмысления и рефлексии эмоций, травматичных событий, обстоятельств. Аффективная эмоция — это краеугольный камень, точка начала каждого текста. Слова и предложения раскрывают эту чистую эмоцию, через текст слабость, грусть, непринятие, обиду, всё это становится общим. Текст строится как эмоциональное высказывание близкого — транслятор эмоциональной памяти и определенных событий через внутренний мир автора.

Список литературы

1. Уильям Редди, «Навигация эмоций»

2. Оливия Лэнг, «Одинокий город. Упражнение в искусстве одиночества»

3. Оксана Васякина, «Рана»

4. Мегги Нельсон, «Аргонавты»

5. Эмили Липтрот, «Выгон»

6. Сьюзен Сонтаг, «Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947-1963»

7. Асса Новикова, «Tbilisi loves you»

8. Джоанна Уолш, «Разрыв»

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author