Create post
Philosophy and Humanities

Дэвид Бенатар и новый перевод книги.

Simbirev 

Представляю вашему вниманию фрагмент из книги Дэвида Бенатара «Тяжесть человеческого существования» главы «Смысл». Вы также можете перейти по  ссылке на телеграмм канал посвящённый переводу книги, где сможете ознакомиться с более полным переводом книги и подержать переводчика.

SMACS 0723

SMACS 0723

Жизни нужно придать смысл из–за очевидного факта, что она его не имеет.

— Генри Миллер

Мудрость сердца (Лондон: Издание

Поэзии Лондона, 1947), 11

Введение

Нередко люди боятся, что их жизнь бессмысленна или, по крайней мере, задаются вопросом так ли это. Возможно, такие мысли редки и мимолётны для некоторых людей. У других же они более распространены и долговечны. Некоторые люди охвачены экзистенциальной тревогой или даже отчаянием.

Какой бы интенсивной и продолжительной ни была эта тревога или отчаяние, беспокойство может быть вызвано чьей-то незначительностью или ощущением бессмысленности собственной жизни. Эта мысль часто возникает из–за осознания своей крайней ограниченности как во времени, так и в пространстве. Мы эфемерные существа на крошечной планете, в одной из сотен миллиардов галактик во Вселенной или возможно в мультивселенной, в космосе который холоден, и равнодушен к ничтожным частицам которыми мы являемся[1]. Он безразличен к нашей судьбе и несчастьям, к несправедливости, к нашим надеждам, страхам, ценностям и заботам. Силы природы и космоса слепы.

Само существование человека — это невероятная случайность. Шансы на то, что конкретный человек, отдельно взятый, появится на свет невелики. Шанс того, что именно этот человек в итоге появится на свет, зависит от ряда непредвиденных обстоятельств, включая существование всех его предков. Даже если бы все они, вплоть до прадедушки, бабушки, дедушки и родителей, существовали, то шансы всё равно будут против того чтобы он родился. Человек не существовал бы, если бы его родители никогда не встречались или если бы они встречались, но никогда не предприняли попытки размножаться или если бы они всё же решили размножаться, но сделали бы это в другое время. В последнем случае другой сперматозоид соединился бы с яйцеклеткой, чтобы произвести на свет абсолютно другого человека[2].

Каким бы маловероятным не был шанс появления на свет, но ничто не может быть более определенным чем прекращение существования, которое реализуется через смерть живого существа. Иногда мы можем на некоторое время отсрочить смерть, но полностью избежать её невозможно. Каждый многоклеточный организм который возникает рано или поздно перестает существовать. Мы обречены с самого начала.

Более того, считается что в серьёзности наших устремлений есть что-то абсурдное. Мы относимся к себе очень серьёзно, но если мы сделаем шаг назад, то зададимся вопросом: что всё это значит? Шаг назад не обязательно должен быть длинною в миллиарды световых лет. Не нужно большого расстояния, чтобы увидеть что в наших бесконечных стремлениях есть что-то тщетное, что не сильно отличается от хомяка в колесе. Большая часть нашей жизни заполнена повторяющимися повседневными делами, цель которых состоит в том чтобы поддерживать цикл: работа, покупки, приготовление пищи, питание, мытье, сон, стирка, мытье посуды, оплата счетов и различные взаимодействия с постоянно растущей бюрократией.

Даже если считается, что эти повседневные действия служат другим целям, то всё равно достижение этих целей приводит только к продвижению и попыткам достижения новых целей. Существует множество предпосылок для того, чтобы поставить под сомнение значимость даже наиболее важных целей своей жизни. Этот личный цикл продолжается до тех пор пока кто-то не умрёт, но беговая дорожка передается из поколения в поколение, потому что люди, как правило, размножаются, создавая тем самым новое бегство за морковкой на верёвочке. Это продолжалось в течение многих поколений и будет продолжаться до тех пор, пока человечество в конечном итоге не пойдет по пути вымирания всех видов. Это похоже на долгое, повторяющееся путешествие в никуда.

В этом отношении мы похожи на Сизифа, который в греческой мифологии был осужден богами на бессмысленность. Его наказанием был бесконечный цикл закатывания камня на вершину холма, и наблюдением за тем как он катится вниз, а после ему снова приходилось катить его на вершину. Многие возразят что Сизифу было гораздо хуже чем нам, потому что его бесполезная работа была полностью монотонной, и потому что она была вечной, в то время как наша хотя бы несколько разнообразна и заканчивается индивидуальным и коллективным вымиранием. Тем не менее, очевидное отсутствие какого-либо смысла в нашей жизни наводит некоторых на мысль, что наши стремления Сизифовы.

Мысли такого рода могут быть вызваны многими причинами. Перспектива собственной смерти, вероятно, вкупе с диагнозом опасной или неизлечимой болезни имеет тенденцию фокусировать ум, но смерть других людей: родственников, друзей, знакомых, а иногда даже незнакомых людей также может заставить человека задуматься. Эти смерти не обязательно должны быть недавними. Например, кто-то может бродить по старому кладбищу. На надгробиях начертаны некоторые подробности об умерших — даты их рождения и смерти[3], и возможно ссылки на супругов, братьев и сестер или детей и внуков, которые оплакивали их потерю. Эти скорбящие сами уже давно мертвы. Человек думает о жизни этих семей — убеждениях и ценностях, любви и потерях, надеждах и страхах, стремлениях и неудачах — и поражается что от этого ничего не осталось[4]. Всё исчезло.

Затем мысли человека обращаются к настоящему, и он осознает что со временем всё живущие в настоящее время, включая его самого, постигнет та же участь что и тех, кто сейчас похоронен. Когда-нибудь кто-нибудь может встать у чьей-нибудь могилы и задуматься о человеке, представленном именем на надгробной плите, и может начать думать о том факте, что всё о чём этот человек, вы или я, когда-то заботился ни к чему не привело. Однако, гораздо более вероятно, что ни у кого не возникнет даже этой короткой мысли после того, как все те кто знал нас тоже умрут.

Трудно не задаться вопросом: для чего всё это? Тем не менее, есть люди, которые считают что весь этот пессимизм не оправдан. Моё собственное мнение состоит в том, что глубокий пессимизм в отношении смысла жизни вполне уместен, но его не следует путать с абсолютным нигилизмом в отношении смысла жизни. Более конкретно, мы должны, как я утверждаю в главе 3, быть нигилистами в отношении самого важного вида смысла в жизни но, как я утверждаю в остальной части этой главы, существуют и другие виды смысла, которые достижимы с различным успехом и в разной степени.

— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —

1.Мне вспоминается анекдот о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне, которые пошли в поход. Они просыпаются посреди ночи и ведут следующий разговор:

Шерлок Холмс: Доктор Ватсон, посмотрите вверх, и скажите мне что вы видите.

Доктор Ватсон: Я вижу звёздное небо над головой.

Шерлок Холмс: И какой вывод вы из этого делаете?

Доктор Ватсон: Я делаю вывод, что мы маленькие и незначительные существа в огромном космосе.

Шерлок Холмс: Нет, идиот, кто-то украл нашу палатку!

2.Здесь я подразумеваю мнение Сола Крипке о необходимости происхождения; “Тождество и необходимость” (Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1972), 111 — 114, также принятое Дереком Парфитом; Причины и личности (Оксфорд, Великобритания: Clarendon Press, 1984), 351 — 352.

3.Сама жизнь часто обозначается простым тире между датой рождения и датой кончины.

4.Ричард Тейлор приводит аналогичный пример, изображая развалины дома в «Смысл жизни», (Амхерст, Нью-Йорк: Книги Прометея, 2000), 328 — 329

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author

Simbirev
Simbirev
Follow