radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
TZVETNIK

«Имея сеть единомышленников, можно сделать очень многое» — интервью с создателями проекта Plague Space

Наталья Серкова 🔥

В декабре 2020 года трое художников — Ваня Венмер, Артур Голяков и Стас Лобачевский — до этого работавшие как кураторская группа Plague, открыли в Краснодаре выставочное пространство Plague Space. За год работы там было показано 12 проектов — сольные и групповые выставки российских и иностранных художников. Наталья Серкова поговорила с Plague о сложностях работы над институционально независимым художественным проектом, силе сообщества, профессиональных инсайтах и о том, зачем художники вообще все это затеяли.

«Fog Palace», Филип Хинга и Club Superette (представлено Catbox Contemporary), Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Fog Palace», Филип Хинга и Club Superette (представлено Catbox Contemporary), Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

Что такое Plague? Как бы вы описали вашу деятельность человеку, не знакомому с современным искусством?

В первую очередь, Plague — это кураторский коллектив, по крайней мере, такова была наша первоначальная идея. Со временем мы осознали себя как арт-группу, а в декабре исполнился год, как у нас существует также и выставочное пространство. Plague можно назвать сложно собранным объектом, который развивается и движется в различных направлениях, будь то участие в выставках, их курирование или производство и показ выставок других художников. В самом начале мы просто хотели делать выставки, которые, как вспышки вируса (сегодня это, правда, уже может звучать несколько зловеще), появлялись бы в разных местах и пространствах, не предназначенных для показа искусства (бары, подпольные клубы, заброшенные здания и т.д.), создавая при этом сеть из единомышленников, художников, кураторов, музыкантов и представителей других сфер культуры, интересующихся актуальными течениями в современном искусстве.

Расскажите, откуда возникла идея открыть в Краснодаре выставочное офлайн-пространство. Был ли у вас до этого опыт ведения подобных проектов?

Наша кураторская группа возникла как реакция на то, что нам хотелось заниматься искусством, а мест для реализации этого стремления у нас не было. В результате мы начали делать выставки (сначала свои собственные групповые проекты, работая в них как художники) в тех местах, где просто могли «разместить» искусство. Тогда мы еще даже не знали о слове off-site, которым можно описать эту деятельность.

Можно сказать, что пространство Plague Space возникло случайно благодаря одной довольно забавной истории. У нашей группы есть общий чат, в который один из участников по ошибке прислал сообщение, предназначенное для другого чата. Речь в сообщении шла о создании выставочного пространства. Эта ошибка спровоцировала бурное обсуждение, несколько недель мы прикидывали возможные варианты, пытались рассчитать расходы и прочие издержки (включая наше время и силы), начали искать подходящее место, составлять что-то вроде выставочного плана. Но вообще, мы давно думали об открытии своего пространства, это довольно очевидный следующий шаг в такой деятельности, как наша, но это были очень абстрактные мысли, и никто из нас не представлял, что это произойдет так скоро. В частности, мы постоянно откладывали принятие финального решения как раз по причине того, что опыта подобной работы до этого у нас не было.

«Dezicions», Пауль Барш и Тильман Хорниг, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Dezicions», Пауль Барш и Тильман Хорниг, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

Пространству Plague Space в декабре 2021 исполнился год. С какими трудностями и неожиданностями вы столкнулись за этот год? Какой приобретенный за это время опыт считаете наиболее ценным?

Трудностей было и остается довольно много, как, наверное, в каждом независимом художественном проекте. Из самых очевидных, если не говорить о финансовых вопросах, — это как таковая работа над пространством, которая требует довольно много времени и сил, и учитывая, что у всех участников группы есть полноценная «дневная» работа, иногда это действительно сложно совмещать. Можно еще многое сказать о различных организационных моментах, связанных с выставками, расширением зрительской аудитории, поиском поддержки и т. д., и так как никто из нас ранее не занимался ничем подобным, мы учимся всему этому прямо в процессе работы.

К примеру — из прикладных сложностей, которые обычно остаются за кадром, — неожиданностью для нас стало то, что многие художники хотят тем или иным образом разрисовывать стены в нашем пространстве, а к каждой следующей выставке мы раз за разом подготавливаем максимально чистое и белое помещение.

Мы пока совсем не понимаем, как искать какую-то финансовую поддержку в Краснодаре, поэтому самым благоприятным фактором для нас является наличие большого количества друзей и знакомых, готовых поддерживать нас в различных ситуациях, вроде рассылки анонсов в локальные СМИ, одалживание инструментов и техники под конкретный проект, иногда помощь с монтажом. И это, наверное, самая рабочая стратегия при отсутствии больших бюджетов — имея сеть единомышленников, можно сделать очень многое, и мы в этом убедились на собственном опыте.

Вообще, Plague Space стал для нас экспериментом, который дал нам понять, что на каком-то этапе своей работы ты уже преодолеваешь тот момент, когда можно было двигаться на одном энтузиазме. Мы все яснее осознаем, что для дальнейшего развития нам нужно разрабатывать новые, более профессиональные подходы к своей деятельности.

«¡el siguiente!», KOTZ, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«¡el siguiente!», KOTZ, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«¡el siguiente!», KOTZ, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«¡el siguiente!», KOTZ, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

Весь год вы очень интенсивно делали выставки и показывали в основном только иностранных художников. Как бы вы сформулировали свою кураторскую повестку? Какая задача в течение года стояла перед вами как перед кураторами пространства? Можете ли вы сказать, что эта задача оказалась реализована?

Своей главной задачей в течение первого года работы Plague Space мы видели показ в Краснодаре работ наших иностранных коллег, со многими из которых мы уже успели поработать до этого, и чьи художественные практики кажутся нам важными в контексте актуальных движений в искусстве. У нас прошли выставки Кеннета Алме, Филипа Хинга и Club Superette, коллектива KOTZ, Пауля Барша и Тильмана Хорнига, Боры Акинчитурка, Бернхарда Холашке, Underground Flower, Джо В. Спейера. У нас также прошли две выставки российских художников — Виталия Безпалова и Вани Венмера, а в конце 2020-го мы открыли пространство выставкой «Happy New Year», в которой приняли участие российские художники. С помощью такой стратегии мы стремимся одновременно развивать локальную художественную среду и становиться все более узнаваемыми за пределами России. И если говорить об итогах, то мы очень довольны прошедшим сезоном.

Все показанные нами в 2021 году авторы являются представителями новейших движений в искусстве и помимо непосредственно своей художественной деятельности развивают различные artist-run инициативы: кураторские проекты, различные физические площадки, галереи, блоги. Выбирая для показа таких художников, мы со своей стороны хотим наглядно показать и рассказать краснодарским зрителям, что существует множество различных и часто неожиданных подходов как к производству искусства, так и к его презентации. К примеру, художник Джо В. Спейер, чья выставка «Ленивый and старательный» открылась у нас в прошедшем ноябре, делает проект Sinkhole Project — регулярно проходящие групповые и сольные выставки на заборах и оградах в разных городах, каждый раз курируемые разными людьми. Американский художник Филип Хинга является основателем двух выставочных площадок: это DarkZone, она находится в подвале в частном доме в Нью-Джерси, и Catbox Contemporary — кошачий домик, в котором уже не первый год проходят сольные и групповые выставки художников со всего мира. А немецкие художники Тильман Хорниг и Пауль Барш — основатели проекта New Scenario, в рамках которого они реализуют экспериментальные и довольно радикальные выставочные проекты, поднимающие вопрос о способах показа искусства за пределами белого куба.

Каждый из вас также работает как художник. Повлияла ли ваша активность в рамках Plague Space на работу группировки Plague и деятельность каждого из вас как автора?

Как мы упоминали выше, пространство отнимает много времени, и это немного затормозило нас в других процессах. Например, в 2019-м году мы закурировали 8 выставок, а в 2021-м — всего две, и из–за загруженности нам также пришлось отказаться от участия в некоторых интересных выставках и проектах. Много времени отнимает работа над онлайн проектом G.O.D., который мы организовываем уже второй год подряд в сотрудничестве с artist-run инициативами из разных стран. В последнем проекте из этой серии, над которым мы работали почти весь 2021 год и который был показан на платформе OFluxo в декабре, G.O.D.2: Garden of Dreams, приняли участие группа художников из Праги, кураторская платформа Underground Flower, арт-группа MRZB, выставочная площадка DarkZone, основатель и главный редактор OFluxo, а также выставочный проект Sinkhole Project под нашим кураторством в ЦСИ Смена в Казани.

В следующем году мы немного изменим стратегию: планируем больше работать как кураторская и арт-группа, сосредоточиться на формировании более четкого визуального и концептуального стиля Plague, задать более узкие рамки для тем, с которыми мы работаем.

За год работы Plague Space у нас было много новых знакомств и предложений к нам как к художникам и кураторам, но скорее это связано со всей нашей деятельностью в целом, а не только с открытием пространства. Появилось гораздо больше знакомых в российской художественной среде, с которой в этом году мы хотим начать взаимодействовать более интенсивно. Сейчас по приглашению от художника из Дании мы работаем над выставкой, которая будет первой в открывающемся artist-run пространстве, более подробно мы сможем анонсировать этот проект чуть позже.

«Quintessence ll», Виталий Безпалов, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Quintessence ll», Виталий Безпалов, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

Расскажите о двух наиболее ярких, на ваш взгляд, проектах, осуществленных в Plague Space на текущий момент. Почему именно эти проекты вы выделяете для себя?

Мы очень благодарны участникам всех прошедших в Plague Space выставок, каждый проект был для нас интересен и важен. Если выбирать именно два, то мы бы, пожалуй, выделили две выставки, контрастно разные по работе с пространством и объектами: «¡el siguiente!» от арт-группы Kotz и «Dezicions» художников Пауля Барша и Тильмана Хорнига. Эти выставки — хороший пример того, что, вопреки распространенному мнению, искусство, с которым мы работаем, является очень разнообразным. В «¡el siguiente!» мы видим изобилие объектов, их нарочитую материальность, сложность, различные состояния и фактуры, как в голландском натюрморте. Выставка как будто преподносит нам себя в качестве извергнутого продукта какого-то материального (а, может быть, и концептуального) перепроизводства, захватывающего все пространство и использующего всевозможные материалы и состояния, вовлекая зрителя внутрь своей избыточности. Вопреки первому впечатлению, она является сложно собранной как физически, так и концептуально. В «Dezicions» все наоборот — простота и лаконичность, как будто перед нами рендер, а не реальность, и зритель как будто наблюдает выставку через экран, даже присутствуя на ней физически. Если присмотреться, все три работы представленные на выставке, распечатаны на офисной бумаге формата А4 и приклеены на картон, а по полу разбросаны маленькие, еле заметные цветы. Материальность здесь не так важна, она скорее говорит нам о доступности и простоте физического производства этих работ и о том, как даже такая простота может быть обманчива.

«The Forcefield», Бора Акинчитурк, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«The Forcefield», Бора Акинчитурк, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

Какие выставочные планы у вас на 2022 год? С чем вы хотите войти в 2023 год как основатели независимой выставочной площадки?

В следующем году мы планируем активнее работать с российскими художниками и кураторами. В ближайшее время мы объявим open call для художников из Краснодара, по итогам которого хотим сделать выставку, и, возможно, не одну, под кураторством Plague. На наш взгляд, это еще один хороший способ взаимодействия с краснодарской арт-средой. А в 2023 хотелось бы войти без необходимости оплачивать жизнедеятельность Plague Space из своего кармана (хотя это почти утопическое желание) — это помогло бы нам справиться со многими трудностями и упростить рабочие процессы.

Зачем делать пространства, подобные Plague Space? Что бы вы посоветовали тем, кто только планирует запустить выставочный проект?

Самая очевидная и насущная причина делать подобные проекты — отсутствие в стране достаточного количества выставочных пространств, благодаря которым молодые художники и кураторы могли бы начинать свою профессиональную карьеру. В регионах практически нет подобных пространств, за исключением редких институций, у которых, как правило, уже есть свои планы и повестка, в которые могут вписаться далеко не все начинающие художники. Существующие в регионах галереи, в свою очередь, редко подходят для показа современного искусства. Наличие собственного пространства позволяет экспериментировать, быть более свободными, самим решать, с каким искусством и с какими авторами работать. К тому же, очевидно, что чем больше в городе различных галерей, институций, выставочных площадок и других инициатив, тем это лучше для локальной сцены — это подталкивает ее к развитию, усиливает диалог между ее участниками, помогает обмену опытом. В конечном итоге, это то, что и создает в городе живую и энергичную художественную среду.

Что мы могли бы посоветовать тем, кто, как и мы еще год назад, только думает об открытии выставочного пространства, так это не начинать сразу с больших проектов — это уже на старте потребует ощутимых финансовых затрат, серьезного выставочного плана и организационного навыка. Несоразмерный масштаб может напугать новичков и навсегда отбить у них желание заниматься искусством. Наш опыт, опыт наших коллег и друзей показывает, что сегодня можно делать выставки где угодно за пределами пресловутого белого куба, именно с этого и стоит начинать. Вы можете снять в аренду помещение на несколько дней или использовать семейный гараж, какой-то сарай, заброшенный дом, балкон — все что угодно, главное, относиться к этому серьезно и продолжать работать.

«Garden of Dreams: a Portal Fantasy», Underground Flower, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Garden of Dreams: a Portal Fantasy», Underground Flower, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Ленивый and старательный», Джо В. Спейер, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Ленивый and старательный», Джо В. Спейер, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Ваня Венмер

«Ok boomer, 3+1», Plague, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Лина Венмер

«Ok boomer, 3+1», Plague, Plague Space, 2021. Краснодар. Фото Лина Венмер

Author