radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Society and Politics

Кусок жизни: нагота в Инстаграме

Иван Кудряшов 🔥
+7

Инстаграм — особый мир, в котором мало, что понятно стороннему наблюдателю. Какие-то люди озабоченно выкладывают селфи, фотки еды, своих ног и каких-то элементов быта, чтобы затем другие навязчиво листали простыни фотографий на своих гаджетах, пролайкивая все, что заставляет дрогнуть палец. И все–таки это тоже способ бытия, и в тенденциях фотографировать то или это, так или иначе, полно смыслов и значений.

Об этом я и хочу порассуждать на примере одного новомодного явления под названием Cheekyexploits.

#Cheekyexploits — это тренд в Инстаграме, который легко описать, но не просто объяснить. Под этим тегом люди выкладывают свои фотографии, на которых один или несколько участников («моделей») демонстрируют оголенный зад на фоне природы, общественного места, реже интерьера. На сегодняшний день это довольно «молодой» тег, которому посвящено всего несколько групп, однако количество подписчиков в этих группах уже перевалило за 200 тысяч. Причем несмотря на явный оттенок хулиганства в этом жесте, как правило для фотографии избирается красивый или интересный (с художественной точки зрения) фон, а не что угодно.

На первый взгляд это похоже на один из многих флеш-мобов в Сети, не несущий дополнительных смыслов помимо заявленного. Да и мало ли какими глупостями люди занимаются в интернете просто для развлечения (just for fun or for lulz)? Но я все–таки думаю, что это по-своему интересный и сложный феномен (подобно фуд-порно), способный кое-что рассказать о современной культуре и людях.

Первый смысл этого явления, лежащий на поверхности, заключается в самом названии: Cheeky exploits — это что-то вроде «озорных подвигов» или «нахальных достижений». Поэтому может показаться, что ничего кроме хвастовства мелкой проделкой — в виде легкого нарушения правил — в этом нет. Но если приглядеться, то можно увидеть ряд несоответствий подобному мотиву. По большей части это скорее алиби поступка, а не его причина или смысл. Именно очевидные прочтения этого тренда промахиваются мимо.

Во-первых, его участники в своих комментариях и описаниях не делают какого-либо нажима на факт нарушения норм, скорее наоборот, многие видят в этом что-то нормальное и весьма позитивное. Например, аккаунт в Инстаграме с названием cheekyexploits содержит следующий девиз: Making the world happier through butts. `Spread the love`! При всей возможной ироничности подобного сообщения, стоит все–таки учесть отсутствие какой-либо протестной риторики (кстати, довольно частой во многих реальных и виртуальных объединениях). Во-вторых, нагота на природе ничего не оскорбляет, да и в общественном месте эти фотографии скорее эстетизируют происходящее, а не скандализируют. По характеру большинства таких фото (и это в-третьих) можно установить, что цель демонстрации — быть не схваченным и даже не замеченным. Поэтому это не акт нахальства в чей-либо адрес, это скорее заговорщический жест — подмигивание зрителю, «наслаждение под одеялом» (т.е. род тайного удовольствия, которое якобы остается неизвестным Другому). И поскольку эти фото изначально предназначены для выкладывания в Сеть, то сам участник такого фото в значительной части ассоциируется себя со зрителем: он представляет себя не только (и не столько) в позиции видимого, но и видящего, подсматривающего.

По сути здесь правила используются для дополнительного удовольствия — удовольствия скопического, даже вуаеристского. Нахальство cheekyexploits не несет и порнографических коннотаций: несмотря на некоторое сходство с жанрами порно (например, public porno, т.е. съемок в общественных местах) ни визуально, ни по смыслу данный тренд не наследует им. В некотором смысле предшественником cheekyexploits можно считать другой тренд Инстаграма — белфи (belfie — фото самого себя с акцентом на ягодицах, однако в большинстве случаев с включением лица). Однако позже я покажу, что между ними есть и значительная разница.

Слово cheeky для описания этого тренда выбрано довольно удачно. Это безобидное слово для характеристики не самого нормального, непочтительного или придурковатого поведения. Англичане склонны пользоваться этим словом для описания неприятного/аморального, но при этом по-своему ловкого или даже милого поведения, а австралийцы и новозеландцы намного чаще используют это слово для флирта. Подобные коннотации как раз и позволяют избежать слишком прямого прочтения демонстрации зада как агрессии или подчеркнутого неуважения. В то же время многозначность этого сленгового словечка порождает разнообразие трактовок, проявляющихся в самих фотографиях.

Стоит помнить и учитывать политику соцсети Инстраграм, на основании которой сурово банят и за эротику, и за любые проявления оскорбления или насилия (даже символического). Инстраграм рассчитан на людей разных возрастов (14+) и вероисповеданий, поэтому не то, что порно, но самая легкая эротика может вызывать негативную реакцию у администрации. И многие наслышаны о том, сколь неразборчивыми и формалистичными могут быть решения модераторов. В виду этого лояльность в отношении cheekyexploits — это факт, указывающий на неоднозначность самого явления.

Весьма любопытно прояснить и какую роль выполняет в этих фотографиях фон, чья значимость подчеркивается в самих описаниях. Почти все описания таких фото устроены так: «тег ФОН|ЗАД (BUTT)». Под фоном обычно понимается место, реже явление или действие, он выделяется большими буквами, иногда указаны два и более мест (например, «cheekyexploits WOODS|BUTT», «DOWNTOWN|BUTT», «IBIZA|BEACH|BUTT», «SKYDIVING|BUTT» и т.п.).

Озорные подвиги такого рода, конечно, служат какому-то удовольствию: как минимум от легкой формы эротизации и эстетизации повседневности. Представьте на минуту, что в привычном публичном месте кто-то оголяет зад именно в тот момент, когда вы смотрите в другую сторону. Для участника такой игры это удовольствие от тайного знания, подобно тому, что вызывало улыбки авгуров друг другу. Однако для других людей, знающих об этом, но не участвующих — это может быть не только забавной мыслью, но и поводом к несколько параноидальным переживаниям (а возможно и тревоге, если чужое удовольствие нестерпимо, даже при чисто теоретическом присутствии). И все–таки подобные сценарии скорее индивидуальны: каждый по-своему выстраивает и своего Другого, и отношения с ним.

Если вас попросят нарушить правило, то ваш выбор (и самого правила для нарушения, и способа это сделать) будут глубоко неслучайны. Точно так же дело обстоит и с модными трендами: они способны увлечь только тех, кто находит в них что-то от своего симптома, от своих идентификаций, желаний и удовольствий. В случае с cheekyexploits определенное значение могут играть как сам объект (зад), так и характер предлагаемых действий (фотографирование, демонстрация, рассматривание, самовыражение и т.д.). По поводу фиксаций на частичных объектах и их значения в психопатологии повседневной жизни многое написано и сказано, как у Фройда (например, его работа «Характер и анальная эротика»), так и у его последователей. Поэтому я обращусь ко второму аспекту, тем более что он связан не только с психологией, но и с медиа (предлагаемые сценарии, включенные в организацию медиума).

За играми с запретом и Другим, есть еще два тесно переплетенных мотива. Эти мотивы, на мой взгляд, как раз позволяют объяснить, что находят в подобных фото как те, кто выкладывает их, так и те, кто смотрит. С одной стороны, показ зада — это род сообщения, агрессивный перформативный акт в адрес зрителя. С другой стороны, демонстрация оголенных частей тела — это род отношений со взглядом и образом, в которых значимую роль играют нарциссический и часто эротический мотивы. Собственно, жесты, действия человека, а также его тело всегда в западной культуре порождали эту двойственность: в одних и тех же проявлениях можно видеть физический акт и сообщение, субъекта и объект. В первом случае «модель» выступает как субъект (субъект высказывания), а в другой — скорее, как объект (под взглядом Другого). В соответствии с гендерными стереотипами западного общества мужчинам приписывается позиция субъекта, а женщинам — и субъективная позиция, и роль объекта.

И в самом деле из–за этих стереотипов фото мужчин с cheekyexploits обычно выглядят проще и площе — в основном как заявление о себе. Женские фото напротив вариативны: от нейтральных (документальных) изображений фигуры на природе они колеблются как в сторону вызывающих желание, почти порнографичных, так и создающих ощущение статуарной красоты, чисто эстетических достоинств.

модные тренды способны увлечь только тех, кто находит в них что-то от своего симптома, от своих идентификаций, желаний и удовольствий

Начнем с разбора первого мотива. Среди самых разных культур и народов жест демонстрации ягодиц обычно понимается довольно схоже — как выражение оскорбления в адрес собеседника, а также как вариант протеста или непристойной шутки. И все же особого ощущения агрессии в свой адрес зритель не испытывает от фото с cheekyexploits. Пожалуй, это связано не только с тем, что там нет объектов/поводов для протеста, но и с выстраиванием коммуникации со зрителем. Размещение фото в Инстаграме предполагает полную свободу зрителя — смотреть, подписываться, оставлять лайки (а также жаловаться на контент). В силу этого и контекст, и композиция фото выстроены так, что даже возможный элемент инвективы не затрагивает зрителя: он соучастник, а не адресат сообщения. Эта общность, воображаемая линия идентификации устанавливается довольно легко, ведь (скорее всего) они оба — пользователи Инстаграма, что предполагает сходства интересов и мотивов (приведших их в эту соцсеть). Как я уже заметил, каждый пользователь соцсети прежде всего зритель/созерцатель, именно поэтому авторы фото явно или не вполне цензурируют агрессию подобного жеста.

Непристойность и агрессия оказываются как бы заретушированы, однако остается сам посыл. В качестве содержания такого посыла проступает то, что объединяет едва ли не всех участников Инстаграма, а именно они сами в качестве рассказчиков своей жизни. По большому счету голый зад здесь сведен до простого сообщения — жеста саморепрезентации «Я есть». Это простое повествование о себе, за счет легкой скандальности придающее убедительности сказанному. «Я есть и вам сложно будет игнорировать этот факт», поскольку есть то, что подчеркивает эту саморепрезентацию — а именно деталь, обычно скрываемая в любом представлении себя. К этому сообщению выкладывающий фотографию волен додумывать другие означающие о себе, которые (якобы) увидит другой, например, смелость, раскованность, естественность и т.п.

Кстати, учитывая гендерные различия, можно отметить, что мужчины на фото cheekyexploits гораздо чаще поворачивают лицо в сторону зрителя (в четверть, в профиль, реже на три четверти или целиком). На мой взгляд это как раз указывает на желание высказывания, заявления о себе как субъекте. Это желание заставляет рефлекторно стремиться к привычной позе (визуальный контроль лицом к камере/зрителю/собеседнику), а также возможно испытывать укол сомнения (правильно ли прочитано сообщение?).

Получается весьма ироничное переворачивание привычных смыслов: традиционно представить себя — значит, дать что-то для отличия меня от других (за подобную узнаваемость в нашей культуре отвечают имя и лицо), здесь же в этой роли выступает прямо противоположная часть тела. Зад и лицо часто рифмуются именно за счет оппозиций «верх-низ», «узнаваемость-безликость», «выразительность-нейтральность» и «открытость-скрытость». Собственно, большинство людей (например, в Рунете) в осмыслении данного феномена не пойдут дальше этого богатого на шутки поля, на разные лады посмеиваясь над тем, что подобными вещами могут заниматься только те, у кого зад заменил голову и в других функциях.

Пожалуй, за попыткой заявить о себе фотографией оголенного зада может скрываться и шутка (современное продолжение комической традиции противопоставления) или даже определенная доля самоиронии в отношении своего представительства в соцсетях. Соцсети сами порождают обыгрывание происходящего в них в различных мемах и флеш-мобах, однако ирония над стремлением инстаграмеров выложить в Сеть свою жизнь вплоть до интимных подробностей лишь позволяет не замечать свои мотивы и оставить все как есть. Пожалуй, одним из первых выразил эту тенденцию (предвосхитив cheekyexploits) Бэнкси в своей версии Моны Лизы. Но на мой взгляд определенной части тренда cheekyexploits характерно нечто, что можно назвать эмансипацией пятой точки. В духе культурной терпимости постмодерна и оправдания тела вполне логично появление представления о том, что человеческий зад — это такое же произведение не только природы, но и культуры, характера человека и эпохи, как и его лицо. А потому зад ничем не хуже, чем любая другая часть тела свидетельствует об уникальности человека и, следовательно, может служить средством для саморепрезентации. Об этом свидетельствует тот факт, что задолго до появления cheekyexploits модные фотографы и художники уже на разные лады обыгрывали эту тему.

Так, например, Спенсер Туник (Spencer Tunick) создал арт-проект «Обнаженный город», в котором приняли участие сотни добровольцев в Барселоне, Брюгге, Ньюкасле и других городах. Туник снимает большие группы обнаженных людей со спины на фоне интерьеров оперного театра, торгового центра или улиц города. По его мнению, этот проект призван изменить традиционные представления об обнаженной натуре и границах частной жизни. Впоследствии его стиль будет использовать тела скорее, как элемент специфической палитры. Схожими проектами занимались десятки художников (к примеру, Erica Simone с арт-проектом Nue York, Evelyn Bencicova в фотосерии Ecce Homo и др.). Однако сразу заметим, что толпа анонимна и порождает эффект коллективной дозволенности, в то время как cheekyexploits — это поступок одного или небольшой компании. Поэтому действительно в проектах Туника нет ни секса, ни эксгибиционизма, но индивидуальное фото может вернуть и то, и другое. Другие современные авторы, исследуя границы ню, цифрового коллажа и ландшафтной фотографии, часто используют прием, в котором нагота (в т.ч. отдельной части тела) выступает в роли пятна или фокальной точки. В одних случаях это гламурная фотография, в других — реалистические, сосредоточенные на объекте фотоработы. Мне особенно интересна третья линия, исследующая границы визуального комфорта и нарушения конвенций. К таковым относятся необычные композиции, в которых присутствие человеческого тела дестабилизирует кадр интерьера или панорамы. Например, работы Кристины Корал (Cristina Coral), которые через отношения тела и окружения отсылают к происходящему внутри этого тела. Или фотоциклы семейной пары художников, известных как Форменто и Форменто (BJ и Richeille Formento), а также работы Грегори Крюдсона (Gregory Crewdson) — создающих сюрреалистичные ощущения от того, как человеческое тело нарушает пустынный пейзаж или интерьер.

Конечно, работы фотохудожников в большинстве случаев используют тело или какую-то его часть для выражения своих идей. В то время как модель в cheekyexploits высказывается от своего имени и только о себе. Формат Инстаграма подразумевает и весьма ограниченный спектр ответов на такое высказывание: симпатия или признание в виде лайка, возможно краткий комментарий (причем шанс на то чтобы сохраниться имеют в основном хвалебные комментарии). И похоже этого вполне достаточно тем, кто выбирает подобный способ заявить о себе.

В иронической смене ролей лица и зада можно увидеть и культурную реакцию на чрезмерную эксплуатацию лица в современном медийном пространстве. Красивое лицо, многократно тиражируемое в рекламе и сетевых фотографиях, а также бесконечно редактируемое косметикой, пластической хирургией и инструментами Photoshop`а, превращается в объект или маску. Эта маска, манипулируя нашим восприятием, со временем его расщепляет и вызывает парадоксальные эффекты — симпатию без узнавания, желание без симпатии и реагирование без желания. Став общим местом, лицо больше не отвечает за успешность установления контакта и заявления о себе. В такой ситуации самым простым решением становится усиление сообщения за счет новых раздражителей, в т.ч. через смену объекта, исполняющего функцию представителя личности.

Стоит также заметить, что, выступая в качестве сообщения, и зад, и его носитель могут быть восприняты двусмысленно. Как всякое сообщение оно может быть диалектизировано, а также превратно понято. В данном случае я бы обратил внимание на вот какую двойственность: с одной стороны, конечно, в этом жесте есть элемент дерзости (мол, «я смог, вы — нет»), но с другой стороны, голая кожа скорее читается как знак беззащитности. Особенно природный фон (скалы, леса, травы) и индустриальные пейзажи контрастно подчеркивают тот факт, что человек — существо слабо адаптированное к миру. Более того, часто беззащитное и перед иной силой — перед взглядом Другого.

Лицо, ставшее растиражированной маской, вызывает парадоксальные эффекты — симпатию без узнавания, желание без симпатии и реагирование без желания

Именно взгляду посвящен второй мотив, который я собираюсь проанализировать. Сложно не заметить, что любое изображение самого себя в каком-то отношении всегда связано с Другим, причем оно непосредственно направленно на создание/поддержание какого-то отношения с его стороны. Иными словами, демонстрируя себя, мы можем сколько угодно фантазировать о том, что это значит, но всегда налицо будет сам факт демонстрации кому-то тела как объекта. И эта демонстрация в основе своей направлена либо на разглядывание себя (дабы убедиться в соответствии этого образа тем идеальным представлениям о себе, которые есть у каждого из нас), либо на соблазнение желания Другого, признание с его стороны (из–за чего он и будет относиться к нам так, как мы запланировали).

Нарциссический аспект в Инстаграме, да и в Сети вообще — общее место, уже не единожды проанализированное на самом разном материале. И без сомнения он гораздо более явно представлен в селфи (и все его тренды — «утиные губки», «рыбий зевок» и др.), а также в таких явлениях как #Thighbrow («Бедроброви» — манера съемки своего тела, при которой видно складки на бедрах) или #BikiniBridge («Бикини-мост» — фотографирование пустого пространства между бикини и телом, появляющегося в лежачем положении). В отличие от них cheekyexploits-фото скорее ориентированы на определенного рода признание со стороны Другого.

Мы можем заявить о себе, продемонстрировав зад, но вместе с тем мы нуждаемся в том, чтобы это было понято в правильном свете — в свете тех идентификаций, которыми описываем самих себя. Здесь возникает раскол между тем, что вкладывает автор в фотографию и тем, что она позволяет увидеть/прочесть. В большинстве случаев подписи под фото, позы и фон намекают на позитивное мышление, радость жизни и естественность. Большая часть этой риторики позаимствована из натуризма и является довольно логичным развитием целого ряда современных дискурсов — таких как экологизм и забота о природе, забота о своем здоровье и самочувствии, толерантность и повышенная чувствительность к правам меньшинств.

В действительности лишь очень шаблонные композиции успешны в подобном прочтении: именно потому, что они ничего, кроме однозначных отсылок не содержат. Гораздо интереснее смотрятся фотографии, вызывающие ощущение остранения: это и эффект странности, абсурдности зрелища, а также эмоционально нейтральные композиции, сводящие фигуру человека до красивого объекта (зад возведенный в ранг вещи, произведения искусства — подобно впечатлению от античной статуи в парке). Эти отклоняющиеся впечатления как раз показывают нечто истинное: эстетически зад — это либо пятно, дестабилизирующее взгляд, либо отдельный объект (это уже не тело, а часть тела — словно рукотворный предмет, фрагмент статуи, руина). Тело или часть тела — это своего рода неустойчивый объект, который нельзя однозначно вписать в какую-то логику прочтения. Просто потому что у каждого своя история того, как его тело было схвачено желаниями, удовольствиями и знаками.

Поэтому можно заключить, что природа и другой фон в cheekyexploits — это алиби, позволяющее рационализировать выставление себя под взгляд Другого. Точно таким же смысловым оправданием является и само название, уводящее акцент с пассивной демонстрации себя на (воображаемую) активную позицию субъекта, хвастающегося своими легкими проделками или своей продвинутостью (позитивность, естественность, отсутствие комплексов и т.п.).

Если бы мотив демонстрации себя был слишком ясным для человека, то он порождал бы сильную тревогу, вызываемую вопросом «Каким видит меня Другой?» (или еще точнее «Что я за объект во взгляде/желании Другого?»). Чтобы завуалировать подобный мотив и нужна культура, вписывающая наши бессознательные стремления в более-менее оформленные ритуалы и практики. Фотографии природы, красивых мест и себя в них, а также чисто эстетически ориентированные изображения наготы — общее место культуры, поэтому любому, кто занимается подобными вещами нет особой нужды задаваться вопросами о том, зачем он это делает. Эта самоочевидность (мол, делаю, потому что это красиво, а не потому что в этом есть какой-то личный мотив) как раз и позволяет сделать следующий шаг — вписать свое тело или его фрагмент в уже привычную практику.

Кстати, характерная поза в cheekyexploits (спиной к зрителю, стоя в полный рост, руки вдоль тела или на пояснице, но избегая эротических поз) — это поза статуарная, отсылающая либо к классической эстетике, либо имитирующая повседневные позы и жесты. Эту позу можно понять, как стремление слегка завуалировать индивидуальность (парадоксальный жест: показывая себя, скрывать свое желание), но можно понимать и как эффект зачарованности и скованности под взглядом Другого. Со временем, видимо приобретя некоторый кредит доверия у администрации Инстаграма, среди фото cheekyexploits стали появляться более сложные, интересные, играющие на грани фола (прежде всего явно эротические), но наиболее популярными стали позы радости/ликования — уверенная стойка, руки в стороны или вверх. «Каноном» и алиби этого визуального тренда остаются нейтральная или радостная поза, голый зад и красивый фон, тщательно избегающий лишних деталей или ассоциаций (нарушающих конвенции «красивости» пейзажа). Несложно представить, как изменилось бы восприятие этих фотографий, если бы в них стали доминировать эротические позы, слишком частые и явные взгляды в камеру или элементы фона, намекающие на другие смыслы (например, вместо леса, моря или гор — интерьер спальни, или вместо естественных или приглушенных тонов — гламурные цвета и другие фотофильтры).

Еще одним важным изменением в рамках этого тренда становится все более частое появление коллективных фото. И это, пожалуй, важное отличие от белфи, которое ограничивается самолюбованием, в то время как cheekyexploits может стать тем, что заявлено в названии — немного придурковатым, но безобидным преодолением себя или способом повеселиться. Возможно поэтому порой есть ощущение, что этот тренд способен не только порождать самоповторы, но и какие-то интересные события в жизни. Хотя даже в случае фото с небольшими компаниями рамка восприятия легко смещается от одного прочтения к другому.

Пожалуй, именно из–за подобных неопределенностей, возникающих при появлении тела, в Инстаграме гораздо большей популярностью пользуются совсем другие, эстетически более однородные и однообразные тренды. Это, во-первых, тематически заданные селфи (например, #ThePowerOfMakeup, селфи в тренажерном зале, только проснувшись или после развода), которые более четко определяют, что и как снимать. Во-вторых, вполне типичная для потребительского общества попытка рассказать о себе через вещи и аксессуары — шелфи (shelfie — своего рода портрет личности автора или его текущего настроения, собранный из важных для него предметов), фото еды и элементов личного стиля (прическа, одежда). В обоих случаях изображения представляются менее спонтанными, контролируемыми, а потому и тщательно лелеемому образу себя почти ничто не угрожает. Границы того, что, как и с кем снимать в cheekyexploits намного менее конкретны и поэтому позволяют протиснуть туда что-то еще кроме воображаемого образа, что-то более живое, своё.

________________________________________________________________________________

Но что все–таки заставляет людей выкладывать свою жизнь на обозрение других, в том числе превращая себя в объект взгляда (несмотря на тревожность и неопределенность подобных действий)?

Выбор тематики для фотографий всегда по-своему симптоматичен. И в Инстаграме мы видим это буквально во плоти, потому как в нем почти все популярные темы и тренды напрямую или косвенно связаны с телом. Доля чисто художественных фотографий (живописные виды, необычные ракурсы на привычные вещи, неклишированные композиции) весьма мала. И напротив еда, одежда, части тела (иногда с навязчивой детализацией, как в уже упомянутом BikiniBridge) — это то, что эмоционально и визуально близко к телу. К телу, которого не хватает пользователям Сети. В конечном счете все эти тренды — это лишний повод о чем-то поговорить, но так уже сложилось, что любим мы поговорить о том, чего у нас нет или нам не хватает. Причем в ряде других соцсетей эта нехватка порой «заполняется» еще более радикально — разного рода насилием, прежде всего видео с телесным взаимодействием (драки, издевательства, ссоры и т.д.). Соцсеть лишь для нашего мышления является местом, где мы общаемся, для большей же части психики — это одинокое взаимодействие с экраном. И где-то внутри у каждого есть понимание того, что весь этот опыт — лишь форма общения с самим собой. Однако все мы появляемся и формируемся в тесной связи с реальными (телесными) другими. Полностью лишенные общения с живыми людьми дети не выживают, взрослый как-то способен справиться с такой нехваткой, но и для его психики это не обойдется без последствий. Одиночество — это то, что заставляет пользователей Инстаграма рассматривать что-то «про тело» и искать других, предлагая части своего тела. Стоит, впрочем, заметить, что это одиночество — не пафосная категория из словаря экзистенциалиста, а банальная нехватка эмоциональных связей с теми, кто отвечает на наши чаяния. Так что Инстаграм — место, где эту проблему можно как-то выразить, но не решить (хотя время от времени кто-то все–таки использует соцсети для общения и знакомств в реале). Типичный случай лекарства, которое в итоге становится заменой излечения, зависимостью и собственно самой проблемой.

Cheekyexploits в этом смысле как раз и интересен своей двойственностью и даже двусмысленностью. С одной стороны, это заявление о себе через кусок плоти, демонстрируемый другим. С другой стороны, это высказывание, которое оказывается во власти других, что превращает подобное фото не столько в презентацию воображаемого образа, сколько в подобие коммуникации (с непрогнозируемым исходом). Приближаясь к этому разрыву, мы можем что-то понять о том, что и зачем делаем. В добавок к этому cheekyexploits удачно демонстрирует ироническое отстранение и от гламурного/рекламного фото, и от строго заданных трендов, и от сугубо нарциссических образов. Конечно, никакой революции в мотивах, заставляющих людей навязчиво фотографировать себя и выкладывать это в Сеть, данный тренд не совершит. Но все–таки мне кажется, что у него чуть больше шансов на то, чтобы кого-то подтолкнуть к мысли о том, что хватит заботится о том, как рассказать о себе запечатленными кусочками собственной жизни. И может стоит попробовать урвать кусок жизни в настоящем взаимодействии с людьми и миром.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+7

Author