radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Philosophy and Humanities

Гегель и искусство ферментации… (гонзо-размышление о духе)

Иван Кудряшов

История философии обычно прививает внимание и уважение к тексту автора, однако, в её цели не входит рабство и несамостоятельность мышления. Поэтому иногда нужно обращать внимание не только на то, что сказал автор, но и то, что сказал язык, буквально, сказалось благодаря смысловым и ассоциативным связям. Пусть даже они возникли намного позже самого текста. Именно в подобном ключе и появилось это гонзо-рассуждение.

И&nbsp;почему&nbsp;бы не&nbsp;привести сложную мысль философа к&nbsp;<nobr>чему-то</nobr>&nbsp;красивому и&nbsp;лаконичному&nbsp;— например, к&nbsp;бокалу с&nbsp;чудесным напитком?

И почему бы не привести сложную мысль философа к чему-то красивому и лаконичному — например, к бокалу с чудесным напитком?

Всё-таки Гегеля невозможно читать. Не только потому что язык его порой сложен (на деле он умел писать очень ясно, прочтите, например, его «Кто мыслит абстрактно»). Но также и потому что порой он использует очень сложные образы, никак не поясняя их. Углубляясь в эти метафоры (а я уверен, к ним в философии нужно быть максимально чутким), мы обнаруживаем, что говорят они намного больше чем ожидаешь. Лично меня они просто уносят далеко от темы, хотя при этом позволяют лучше прочувствовать общий дух умопостроений.

Вот одна такая находка, о которой я хочу порассуждать. В «Философии религии» Гегель предлагает крайне необычную на первый взгляд метафору духа:

«…дух есть вечное познавание себя, он рассыпается на конечные искры отдельных сознаний и вновь собирает себя и постигает себя из этой конечности по мере того, как в конечном сознании рождается знание о его сущности и, таким образом, божественное самосознание. Из брожения конечности, превращающейся в пену, рождается благоухание духа».

Сравнение духа и познания истины с брожением встречается и в других его работах (например, в Предисловии второго издания «Энциклопедии философских наук»). Возможно это не должно нас удивлять: в самом деле мыслитель, придумавший бесконечное спекулятивное суждение, сталкивающее кажущиеся противоречия (в духе «Дух есть кость»), будь он русскоязычным, наверняка бы поигрался с тем, что «дух — это душок», а «спирит подобен парам спирта». Впрочем, это был бы уже Василий Васильевич Розанов, а не Гегель. Хотя…

однако там&nbsp;где сложность, там&nbsp;и&nbsp;мера&nbsp;— не&nbsp;как&nbsp;морализаторство умеренности, но&nbsp;как&nbsp;поиск предела

однако там где сложность, там и мера — не как морализаторство умеренности, но как поиск предела

Однако я бы хотел здесь отметить, именно сложность, символическое богатство этого образа. Ведь если представить себе бокал пива или вина, то незашоренное мышление здесь увидит не развлечение и пьянство, а историю (столь дорогую Гегелю) — историю, породившую как многообразные культурные практики, так и вполне себе конкретный вкус, аромат и даже цвет (который тоже оказывается глубоко символичным — от золота до пурпура и темного дерева).

Надо отметить, что на мой вкус образ «брожения конечности» намного сильнее «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда» Ахматовой. Вдумываясь в вязь ассоциаций, я обнаруживаю, что это действительно очень тонкий образ духа, который превзошёл знания автора и его эпохи. Дело в том, что если внимательно приглядеться к метафорам, которые используют спиртуалисты и читатели Гегеля, то в них дух пытаются представить предельно возвышенно — как всепоглощающий свет или огонь, как проникающий всюду эфир, как всеобъемлющую Мировую Душу или преисполненный полнотой знания не-человеческий, бесплотный Разум. И вдруг великий Гегель, наблюдающий за брожением.

Право, вот мыслитель, что способен увидеть чудесное и сложное в простом, В том, как из разложения, окисления и гниения прежней целостности медленно и с множеством нюансов вызревает нечто, что может оказаться просто отходом, а может дать прекрасный вкус и аромат, а также другие эффекты (например, если речь идёт об алкогольном напитке). Перед нами буквально на пальцах представлена логика гегелевского снятия (Das Aufhebung): нечто конкретное, порождает свое противоречие, которое отрицается и превосходится, чтобы из него вызрело что-то совершенно новое (тоже конкретное и невозможное без негации старого). Это мне намного дороже и ближе всей возвышенной гигантомании, навороченной вокруг Гегеля. Которая по сути лишь мешает увидеть сказанное.

Какую же вязь ассоциация и смыслов задевает это якобы нечаянно брошенное «брожение»?

Брожение — это хлеб наш насущный. Эти процессы веками кормили человечество хлебом, сыром и вином, они сохраняли продукты (молочнокислые продукты, квашенье, силос) и создавали новые сложные ароматы/вкусы (сыры, алкоголь, соусы и блюда различных кухонь). Мы порой даже не представляем, как много в культуре — от религии до технологии — значат эти процессы и их продукты. Смена состояний сознания и гурманство, национальные кухни и культурные идентичности, доместикация и эпидемии, путешествия и масштабные миграции народов, технологические контуры структуры обществ и полит.режимов и многое другое немыслимы без тех или иных проявлений процессов брожения. Быть может поэтому и возникла метафора брожения, одинаково применимая к юному сознанию и народным массам, и значачащая равно как разложение порядка, так и зарождение прорывов в области духа.

Более того, Гегель в цитате настаивает на том, что именно конечное сознание живого индивида — единственное место духа. И его образ это своеобразно подтвердил, хотя сам Гегель вероятно не знал этого. Всё дело в том, что в его времена брожение понимали как сложный химический процесс, в котором основную роль играет заложенная в вещества склонность к определённым трансформациям. Однако химики того времени ещё не знали, что важнейшую роль в этой реакции играет жизнь, микроорганизмы-бродильщики (это будет изучено и доказано в 30-70е гг. XIX в.). Не прямолинейная закономерность, а Жизнь, создающая фермент, позволяющий трансформацию — красивый образ. К тому же перед тем, как Гегель уподобил дух горению («искры») и брожению, он писал о об общине как вечном становлении. Отсюда занятно представить себе, что на уровне мировой истории каждый индивид может оказаться полезным одноклеточным грибком дрожжей, а может быть просто мёртвым наполнителем.

быть может и&nbsp;сам философский труд подобен ферментации, создающей устойчивый продукт с&nbsp;новым вкусом?

быть может и сам философский труд подобен ферментации, создающей устойчивый продукт с новым вкусом?

И сверх того, современная наука обнаружила и ещё одну важную деталь: мы сами организованы вокруг брожения. Как очень сложные организмы люди существуют за счёт довольно любопытного симбиоза. То, что ранее представлялось учёным как очень простой механизм, сегодня вырастает в комплексную систему, которую некоторые уже окрестили «вторым мозгом». Я говорю о кишечнике, который также связан с гнилостным брожением. Благодаря его тонкой регуляции мы не только существуем, но и чувствуем, мыслим. Поскольку кишечник не только добывает полезные элементы, но и влияет на гормональную структуру, то он сильно влияет на настроение — буквально на то, каким мозгу представляется и окружающий мир, и собственное Я.

Кишечник и микробиота внутри, как оказывается, обладают существенной автономией. Более того, те самые колонии микроорганизмов, что живут в нас и с нами — не только помогают получить элементы, которые мы сами не способны извлечь из продуктов, но также и способны влиять на здоровье и поведение организма в целом (от уровня счастья до степени общительности). Думаю, Гегелю бы понравилась такая двойственность, напоминающая разуму и мозгу о том, как и на основе какого брожения они сами стали возможны.

Ну и, наконец, брожение — это очень тонкий процесс, со множеством нюансов, что также отлично иллюстрирует идею Гегеля о том, что история развивается одновременно и по неким законам Мирового Разума, и путём случая, негарантированного поиска, локального изобретения. Ведь и в создании хлеба, сыра, вина и пива, или каких-нибудь комбучи, ачара и темпе — можно опираться на научную теорию (которая, кстати, носит название броматология), а можно превратить процесс в настоящее искусство практика. Ошибка, идущая от непонимания процесса или торопливости, всегда ведёт к тому, что вместо чудесного продукта перед нами оказывается бурда. И как замечает Гегель, некоторые «незрелые и самонадеянные умы» упиваются подобным, не в силах отличить гнозис от научного мышления, а сивушную бормотуху от богатого цветом, ароматом и вкусом напитка, провоцирующего полёт мысли и воображения.

на&nbsp;аверсе этой афинской тетрадрахмы (прозванной «глаукс», т.е. «маленькая сова») как&nbsp;будто нарочно мы видим два символа, имеющих отношение к&nbsp;Гегелю: первый хорошо известен, а&nbsp;о&nbsp;втором&nbsp;— я&nbsp;и&nbsp;попытался рассказать

на аверсе этой афинской тетрадрахмы (прозванной «глаукс», т.е. «маленькая сова») как будто нарочно мы видим два символа, имеющих отношение к Гегелю: первый хорошо известен, а о втором — я и попытался рассказать

В каком-то смысле именно образ вина (или любого другого продукта брожения) — отличный символ Гегелевской философии, ничуть не хуже «совы Минервы» или «окровавленной головы и белого привидения» (из Йенских лекций). И если когда-то биологи провозглашали «omne vivum ex ovo», то в отношении подлинно нового в развитии я бы осмелился предложить модель «ex fermentatio». Ведь новое возникает через и посредством живых существ, которые одновременно и материал, и место реакции, и сам катализатор (фермент).

***

P. S.: Способность жизни что-то изменить никогда не стоит недооценивать. Вот уже 40 лет все продолжают сходить с ума, от того, что мол пластик всюду, а он не разлагается. Ужас-ужас, мы сломали планету… А жизнь (прежде всего микроорганизмы), обнаружив, что пластик становится постоянным, а не случайным ресурсом в природе, активно эволюционируют в известном направлении — они вырабатывают ферменты, способные его переработать. Гегель бы только посмеялся над таким поворотом событий.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author