radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Prose

Ханс Юрген фон дер Вензе — Погода

Peter Rempel
Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Погода — единственная мирская сила, власть которой я терплю над собой.

Погода как судьба, и наша судьба как погода. Наша жизнь тоже проясняется… Сельский дождь нашего долга… В лёгком, звонком ветре летнего утра уже чувствуется гроза полудня и судьба дня, которую он проживает с полной невинностью.

Всё вокруг и внутри нас — погода. Природа возбуждает нас; давление воздуха, свет, ветер, тепло, цвет возбуждают нашу душу, нашу идею; постоянно искушает, бросает вызов, поражает судорогами, вспышками… вечно напрягается и снова распрямляется.

У каждой эпохи свой климат человеческой души, особый образ Бога, героя, юноши, женщины… Образы, впитавшиеся в нас, вечно вибрируют, они циркулируют в нас, и вся история — это шествие призрачных явлений, полёт теней — отбрасываемых нами теней на завесу мира, за которой скрывается от нас божество, бесконечная истина.

Погода — это смена воздушных масс: история воздуха.

Это относится и к климату, который создаётся частотой смены воздушных масс на полюсах, в тропиках, океанах и континентах.

Есть также новые и иные явления, например, гром юрского периода имел иной тон, чем силурийский.

Появятся облака с чешуёй, и другие, отражающие землю, как море, нависшее над нами. Соберутся дожди с чувственными ароматами, гром завоет непрерывно в течение нескольких дней, нависая над землёй, и дождь будет подобен пыльце, и радуги растворятся, образуя сферу, которая всплывет и покатится над землей, как огненные колёса парами. Новый ветер приходит, как будто выстрел, вертикально, большими очередями… С завыванием ветра!

Молодые и старые: люди всегда хотят нового…

По-латвийски: «Большой отец, толстая мать, толковый сын и слепая дочь» = небо, земля, погода, ночь

Погода как здоровье и болезнь воздуха, восприимчивость и ипохондрия этой стихии. Недостаточность азотистых веществ.

В погоде есть много чудесностей, а также немощь.

Погода сама чувствительна к погоде

Очарование погоды в том, что она всегда новая — казалось бы, всё одно и то же на новый лад и только вариации — но она обновляется.

Утверждение и отрицание воды

Тёмные небеса, которые несут нас, есть нрав земли, а погода — настроение или каприз, при помощи которого она переживает или забывает его. Погода — это состояния, воздействия, которые решаются и интерпретируются эфемеридами. Погода — это созвездие, т.е. призыв.

Погода — как женщина, только угрюмая и очень чувствительная. Она принимает наши слова — можно поносить её, можно льстить ей: всё равно она реагирует на нас по-разному.

«Природа принимает зло» (Клавдий)

В дополнение к своим теориям метеорологам следует также держать пауков, кошек и пчёл, ведь они уверены: когда пчелы держат сильную прелюдию, летают высоко и оживлённо жужжат, приближается дождь. Или: чем раньше они отправятся по своим делам среди цветов, тем скорее пойдет дождь. Если пчёлы колеблются и не спешат, метеорологи жизнерадостны. Это стало известно через случай генерала Пичегау. В 1794 году Пичегау вышел в поле против Голландии; вся страна была под водой. Его пленный адъютант, Кватремер д'Изжориваль, ворожил погоду на пауках. Он замёрз, и они победили. Так пауки однажды предали или завоевали Голландию.

Полезность метеорологии: индийской музыкой ведических и классических времён мы обязаны Феликсу Экснеру, который записал 68 примеров во время своей метеорологической экспедиции в Индию в 1904 году с помощью учёных индийцев — они находятся в Венском архиве фонограмм: Sb Wien 170, VII (1912). Из них 8 — старые индийские записи — самая древняя музыка на Земле, возраст которой 3000 лет!

Парадоксы и истерии погоды. Когда, например, в июле начинается осень — между мучительными депрессиями, дикими страстными солнечными днями с кобальтовым небосводом и кристально чистым небом: бесплодный север обретает подобие великолепия…

— Если вы заметили, что у людей на улице — например, у носителей угля — зудят зады, можно с уверенностью заключить, что погода меняется.

— Она меняется, когда я ложусь в кровать, а та скрипит и поёт, ведь железный матрас деформируется.

— И ещё когда пианино затуманивается, клавиши становятся сырыми, звук уплощается и блокируется, он уже не «естественный», а вынужденный, необъективный.

Прелесть погоды в том, что она формирует образы природы, радующие наши чувства: струйки леса и освежённый дождём луг, раскрывающий перед нами свои краски — лёгкая белизна маленьких облаков на свинцово-серой стене, услада для нашего чувства тяготения.

Магометане никогда не говорят о погоде — потому что им не разрешается критиковать Аллаха и миропорядок

Погодные условия непременно воюют с воздухом. Правила ведения войны преподаются атакующим низам: как они обходят высшее, окружают его, пробиваются сквозь него, изматывают его, формируют побочные низы для фланговой атаки, обманывают высшее или даже пересиживают его, охватывают его основные силы, восстанавливаются…

Так называемая «хорошая погода» городских жителей: без каких-либо вызовов и интеллектуальных стремлений. Эгоистичная погода. Лишает всё цвета и рельефа, внутренней резкости, даже самый великолепный горный пейзаж становится картоном и фоном, ослепительный серебряный блеск гасит и выпивает всё живое, остаётся лишь дрожащая бледность, в которой всё становится трусливым и расплывчатым.

Характерно, что люди помнят только бури, град, который уничтожает урожай и который они ежегодно поминают в покаянных службах, или вспышки облаков и удары молний — но не помнят светящиеся ночные облака, опаловые ланцеты, паргелии и лунные радуги, вулканические вспышки и те золотые восходы солнца зимой, которые все проспали — в постели или в бюро. Великие северные сияния должны стать памятными днями для народов, и даже падения метеоров должны стать местами священного паломничества, а избранный мог бы призывать на помощь их как чёрные снаряды.

В погоде есть что-то от сна; это самое быстротечное, что есть на свете. Колебание снов. Поэтому почти угнетает то, что её можно изучать через карты.

Погодные карты, как и геологические, показывают только поверхность — тропосферу — но не глубины!

Нужно быть цельным, потому что погода — одновременный процесс во всей атмосфере Земли! Я могу правильно описать местную грозу в Грёвенвисбахе, только если знаю, как она выглядит в тот же час над Южным полюсом. Короткий ливень над озером Лаах зависит от состояния воздуха в Индии или Огненной Земле… «Корреляционные исследования».

Наибольшая высота, достигнутая радиозондом у Сен-Сира 26.11.1938 — 35465 м.

См. китайскую живопись — там изображён не пейзаж, а имеется сама живопись погоды: воздух, атмосфера как воплощение «дау» — тумана, из которого растворяется иллюзорный мир. Вся метеорология превращается в житейскую мудрость. Поэтому отрабатывайте погоду на картинах Дун Цзюаня (1000 p), Го Си (1020-90), Ми Фе (1100), Ся Гуэя (1200), У И Сяня (XVI век).

Человек как метеоропат. Когда приближается депрессия, мы ведём себя как жители тропиков, как некто из Санта-Марты — в дни сухого материкового воздуха мы похожи на тибетцев. Погода делает немца космополитом, гражданином мира. А какая погода немецкая, зюйд-вест и дождь?

Мицкевич: Фаддей IX. Начало: волнующая картина бури. Его дождь — это физический дождь, человек мокнет во время чтения, тучи слов.

стр. 222: «Небо и земля лежат как в тёмном валу, / укрытые ночью и бурей, которая чернее ночи / иногда окружность разрывается от одного шва до другого / ангел бури сияет, как гигантское солнце в пространстве.»

Замечательные сводки погоды в старых томах журналов, таких как «Анналы гидрографии», которые уже никто не читает. Одно из лучших сообщений о шторме было сделано студентом Антонио Гарсиа в газете El Imparcial в Гватемале о разрушении города Белис 15.9.1931 г.

Классические описания погоды в «Анналах физики» Гильберта

Запись 1809 г. № 421, описание урагана 1792 г. в Новом Орлеане: «Ураган дул в течение трёх часов с неописуемой стремительностью. После этого наступило полное затишье, в котором было что-то ужасное, ибо казалось, что природа готовится отступить в хаос. Чувствовалась необычайная вялость, желание лечь на землю, и казалось, что душа больше не способна ни на какие другие ощущения, кроме отчаяния.»

линь-тай / линь: магическая сила, призраки + тай: галерея, терраса, место ожидания = терраса призраков, место ожидания призраков. Оттуда наблюдались природные явления (Ши-цзин: Ода Да-жа, Линь-тай). ДеГрут: оттуда также эти вызванные духи, космические элементальные силы.

Комментарий Дзэн Чуаня к Ши-цзин и этой оде: «Сын Неба имел линь-тай для наблюдения за всеми значительными небесными природными явлениями и исследования зловещих и благоприятных предзнаменований.»

Основы климатологии.

Прежде очень поощрялись наблюдения энтузиастов за погодой, потому что они более основательны и увлечены, чем простые сотрудники института. Стоит принять добровольную помощь в наблюдениях за местными погодными условиями, особенно за грозами в тропиках. В Гватемале этим занимались фермеры Э. Хокмайер и Франц Термер… Измерения дождя — целые районы были под их присмотром и исследованием.

Ведение книги погоды. В соответствии с созвездиями.

Август Шмаус: «Самостоятельность атмосферы делает её гораздо более интересным объектом изучения, чем если бы она рабски подчинялась командам созвездия».

[соединение Венеры с Сатурном] Дождь создаёт к тому же такие условия, что тёплый и влажный субтропический воздух в D встречается с холодным континентальным воздухом, нагнетается на него и примерно в это же время с северо-запада проникает холодный воздушный поток, и тропический воздух снова поднимается, итак, три этажа воздушных масс с разной температурой…

Понижения следуют друг за другом, как воздушные шары.

Необходимо гораздо больше исследований местной погоды. Откуда приходят грозы, какие точки в округе они привлекают; где они ударили по несколько раз? Над реками или отдельными горами, например, образуются и протекают облака? и так далее…

Метеослужба как генштаб фронтов, как разведка на границах воздушных масс

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

У всего есть свой климат, у любого пейзажа, у любого города, на любой его улице, в каждом доме, у каждого человека и даже у каждого волоса…

Климат в городе похож на климат пустыни. Почва лишена влаги, все дожди попадают в каналы, а воздух слишком сух. Каждый город — это карстовая воронка. Известняковые ландшафты, особенно Цехштайн, выглядят как вытоптанные или окаменевшие города…

Дождь, падающий на улицу, так же беспомощен, как животное с поля, забредшее на неё. Он хочет проникнуть, испариться, но одурачен на этих плитах, его захватывают и всю армию капель уводят, замыкают в шахту. Только на стенах он находит ландшафт, известь, в которую может соскользнуть, просочиться, он растворяет её, но солнце её снова всасывает, и там она отделяет то, что растворила: штукатурка дома затвердевает, превращается в корку, кристаллизуется, а прямо за ней всё полыхает, осыпается — это точно так же, как соляная эффлоресценция в пустынях. На стенах нашего дома тоже есть каналы и воронки.

Когда приближаешься к большому городу, кажется, что ты погружаешься в глубину: воздух становится всё плотнее и плотнее, а небо теряет свою голубизну… Город делает вас затуманенным и ограниченным: на местности вы можете видеть на 8 ½ км, в городе в два раза ближе…

Город лежит на витрине из дымки высотой 700 м. Лишь порывы, налетающие на этот тёмный чепец, рассеивают его. Юные проказники достигают большего, чем тяжёлые старые бури.

Центр города всегда темнее всего. Вот почему прекрасно, когда город строится вокруг церкви, стоящей на возвышении. Там есть яркость.

План Гамбурга создавался с учётом облаков над горами Гарбурга, но они гораздо выше, к тому же более чёткие. Поэтому сам город выглядел как гряда высот с лесом.

У каждого города свои особенные облака: в Гамбурге они торопливые, в Касселе вулканические, торжественные, в Эссене часто вырываются, будто пар из пушки, в Праге угрожающие, в Брюсселе пророческие.

На окраинах города всегда выпадает больше осадков, чем в его центре. С подветренной стороны от наиболее частого ветра, то есть с востока. Поэтому богатые люди не так страдают от облаков, как бедные.

Каждый большой город испускает пар, как вулкан. Он всегда находится в дымоходе. Именно это делает Хемниц таким прекрасным: в него въезжают с высоты, как в болотный костёр, в тлеющую фиалку… Утром, когда ночной туман сползает с полей, город затуманивается; он закипает в полумраке, как кузница… Водяной пар говорит: здесь работают только для того, чтобы производить эту пыль и получать ядра, сбивающие меня с ног. Они трудятся только ради меня. Когда я становлюсь туманом, они говорят, что мы продвинулись (далеко).

Не хватает только климатического атласа городов: когда в городе темнее всего, теплее всего и где? Их микроклиматы. Например, какая каменная мостовая сохраняет тепло до утра.

Город темнее, но в нём теплее, громкими, меняющимися скачками. Я часто ходил по городам с чувствительным термометром, который находился в постоянном движении. Я писал в блокноте характеристики температуры, душевного состояния кварталов и улиц. В Граце летом на узкой улице днём было на 6° холоднее, чем на широкой, на которую она выходила, а ночью на 4° теплее, чем на открытом пространстве, в которое она вела. В Шверине на улицах возле озера на 2° холоднее.

Городской воздух, слишком тёплый, лёгкий, поднимается вверх, и под ним — как за любым высокомерным существом — образуется небольшая впадина: множество «другого» воздуха торопливо и раздраженно падает в эту пустоту, «городской ветер» предпочитает резвиться на хорах и контрфорсах соборов («ветер — смеющаяся ватага детей»), поэтому в готических церквях гораздо больше сквозняков, чем в романских. Вы скорее простудитесь в соборе, например, Хальберштадта, чем в Либфрауэнкирхе… Внезапные порывы в незнакомом нам городе часто возвещают о близком присутствии собора. (Все истины, слишком неловко доказанные или доведённые до крайности, в конце концов превращаются в шутку. Всякая организация заканчивается безбожием)

Ветер теряется в городе — грохочет, как (застрявший) тормоз, который хочет продолжить движение.

Цирростраты — это кухни штормов, лаборатории гроз.

Молния питает Землю: она всё катится и катится в свои глубины, преображается, снова вырастает, становится непокорной, разрывает землю так, что та дрожит и снова превращается в лаву. Вулканические извержения — это рецидивы гроз. Мы топим ископаемым солнцем; мы мостим базальтом, окаменевшими молниями.

Лава — это гной, перебродившая земля. Вулканы — её экзема.

Когда гремит гром, земля становится рыхлой. Я думаю, какие грозы были в третичном периоде, что долины были расколоты громом.

Просветы погоды — улыбки погоды

«Колокол зазвонил слишком поздно, непогода уже в лесу», — сказала мне жена пекаря в Пинцгау. «Виднелась вспышка молнии»

(Лошадиные головы, лошадь ревёт и мечет. Многие символы происходят из звуков)

Каменный топор в боковом нефе Хальберштадтского собора, до сих пор служащий защитой от молнии.

Китайский дух, деус, бог прежде = гроза!

Египет. Бог = молния, гроза. Тор. Электричество — самый древний бог.

Гроза как музыкальное произведение, композиция облака, оратории воздуха, мадригалы электричества. Рассматривать грозу как музыку, её исполнение, отсутствие ритмики, реплик, усиления и структуры. Стремительная и богатая инструментовка басов. Пассажи фагота, валторны in В и приглушенные трубы.

«Вертящееся дерево» = гром, «тянущиеся ножницы» = молния. Арабские поэты сравнивают молнию — а также мерцание звезд — с руками игрока в кости или «как молотки, которые игроки / раскачивают в руках туда-сюда» (аль-Хамдани) — также меч сравнивается с молотками.

Гром и молния — древнейшее откровение Господне

šǝn: «протянуть», затем молния, бог, дух! ~ Тор, Зевс.

Самое интересное в шторме то, что он становится личным. Это волнует меня, меня самого… Молния словно тянется к нам… «Изгоняющие лучи для грешника» (Жан-Поль, «Титан»). Вот почему именно эгоисты боятся грозы, но те, у кого чистая совесть, смотрят на неё свысока, они принимают её как похвалу.

Моцарт, Дон Жуан: последняя сцена! Гроза как зрелище, событие, грандиозная опера, предлагающая многое; судебный акт, «суд присяжных» природы, награда и наказание для праведников или грешников под деревьями, корабли, дома, частицы пыли, (насекомые) и люди.

У японцев также есть выражение «смазанная молния» — inasuma. ni abura tsuketa jō.

В пасторали всегда сначала гремит гром, а затем сверкает молния. Это то, что мы называем натурализмом.

«Заикающийся гром» — и всё же это тот великий «тон», из десяти «напряжений», настоящих напряжений. У каждой грозы есть свой тон.

Гром бросает стволы на землю и заставляет их преклонить перед ним колени.

Гроза похожа на большой океанский корабль, который всасывает воздух, а затем отбрасывает его в сторону волнами. Всасывание грома…

Гроза как шедевр. Мы смотрим на него робко и восхищенно, как на дирижабль.

— Гроза вкапывает в землю свой мерцающий штандарт.

Сердобольность, мигающая. Приглушённые трубы… Вспыхивает маленькая ящерица, ливни, не достигшие земли, задохнулись в воздухе.

Если верить Уэйли, слово «молния» раньше писалось как «schen», «дух»: но это означало «растягивать» (у Леона Вигера этого нет), потому что духи умерших «растягивают» материнскую утробу: «Schen» использовалось для обозначения «души» в течение почти 2000 лет и до сих пор. Аналогично у Вильгельма в «Тайне золотых кровей»: «schen» на самом деле означает растягиваться, работать. Древнейшее написание двойного меандра = молнии.

Музей — единственное место, где мне становится страшно во время грозы…

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

В опере, с другой стороны, человек чувствует себя в безопасности, но преисполняется иронично-ворчливым презрением к искусству, спектакли сокращаются, становятся (неудобно) глупыми, автора мучает совесть, а критики недовольны премьерой и неправильно оценивают её.

В янтаре мы находим разорванные мембраны, лопнувшие, взорвавшиеся клетки: разряды молний доисторических времен! Так и в доломитовых конкрециях угольных пластов: стенки клеток разрушены.

Молния истребляет, потому что бьёт в основном в гнилые деревья, мёртвые ветки. (Обычно она не отмечает живые деревья).

Должна ли она привлекать только тех, чьи души сокрушены?

— Тлеющая гроза, болотные пожары в воздухе.

— Прибой гремит, но гром — ещё и огонь.

Они — рычание бога с головой овна.

Местная тепловая буря вызывает недоумение. Следите внимательно за ней в мелких крестьянских дворах: нижний воздух сильно прогревается с большим количеством водяного пара, но потом он перестраивается, без притока холодного воздуха, и проникает в них — какая внутренняя система и нестабильность с самого начала.

Грозы возникают при вертикальном смещении больших масс воздуха. Сильно нагретые слои холодного воздуха выталкиваются вверх. Влага конденсируется, образуя грозовую ячейку — чёрную тучу. Температура падает, поднимается гроза, идет дождь. Ежедневно на земле 44000 гроз. Молния разряжается от облака к облаку — только каждая 9-я долетает до земли и всегда по кратчайшему пути, т.е. в башни, деревья.

В Вене есть «Музей молний» со множеством курьезов, потому что у молнии есть чувство юмора: она может расплавить ваши часы и не причинить вам никакого вреда.

Гроза зимой — как наблюдение за звездами средь бела дня

Видеть землю и небо: звук грома, когда небо удаляется от земли, потому что оно рассержено или обижено

Шаровая молния проходит по водосточным трубам, карнизам домов, через закрытые двери, часто оставляя лишь лёгкий след от ожога.

Красные гаснут в дыму и испарениях, оставляя запах серы. Белые взрываются.

Я всегда воспринимал град как оскорбление. Я часто бросал замки в огонь, чтобы они почувствовали жжение.

Град — сила и бич.

Он ворчит. Альпийский крестьянин говорит: это гнев старой женщины. Если вы посадите его в мешок и понесёте в поле, он всё равно причинит вред.

Тепло-холод. Пруина покрывает виноград, который созревает рядом с углем.

Патина холода

Паргелии как троица в ореоле, произведения искусства света. Они подобны зову и откровению полюса света, самым священным событиям в истории народов. Пусть вся работа отдыхает. Отвечайте на них с помощью музыки.

Литургия явлений.

Гало — это церемония, явление морали; отсюда его женственность. Подобно циррокумулам атмосферы, оно поначалу придаёт украшению оттенок культуры… Луна держит суд, как и женщина, которая является её двойником.

И если природа повсюду представляет нам образы, знаки, которым мы даём обозначения и названия, то это образ «любезности», любви и нежной благосклонности.

Красота гало в том, что они мягко тянутся, ускользают. Что они странствуют. Одно исчезает, а другое светится.

«… Каждая форма часто становилась другой; казалось, что она превосходила себя по красоте, когда менялась…» (Высшие ступени)

Это голоса, которые мы только воспринимаем, но не слышим. Это сами цвета, которые начали петь!

Не являются ли многие явления природы, но в основном явления света, символическими церемониями?

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Гало полно утонченности, его осеннее качество — знак того, что воздух увядает. Именно поэтому оно появляется перед дождем.

Гало в комнате

Самым редким из всех явлений был бы паргелий противоположного солнца.

Из–за гало небо становится хрустальным, китайским.

Праздник. Солнце в центре круга своих цветов или ангелы устраивают гастроли.

Гало и на Молуккских островах = смерть великого; вокруг луны: уважаемой женщины (Кройт: Бангаянские исследования, 1932)

Часто упоминается в хрониках, например, в Аннале фон Пёльде 7 марта 1179 года на закате солнца, с иллюстрацией в рукописи — «Светило маленькое солнце, от которого к солнцу изогнулась дуга, над которой была другая, а над ней третья, так что они касались друг друга противоположными сторонами» — из этого можно сделать вывод о встрече трёх князей, «епископа Кёльна, герцога и императора».

Особенно часто в анналах Ксантен, так в лето Господне 841 28/7 три солнечных кольца «и небольшое облако на востоке и севере светились в виде одинаковых колец, вдали от них и всегда на одном месте… В том же году власть слуг возросла. Она намного превысила власть их господ, и они приняли имя Стеллинг и наделали много плохого. Так вельможи той земли были сильно уязвлены и унижены слугами».

В дни сентябрьского поста на небе были видны два больших кольца, похожие на радугу. Большее из них сперва было красивее на севере, но потом устало, как бы уступив свою полноту южному; меньшее, окружавшее солнце, сияло в полном блеске на крайних концах прочих. Они возникли около 3-го часа, продолжались до 9-го и исчезли. В то же время в Саксонии видели, как огонь летал по воздуху со скоростью стрелы, широкий, как стог сена, как железная масса в плавильной печи, рассыпая искры, и вдруг на глазах у многих превратился в некий дым. Но только Господь знает значение этого.

Элиза Кутц-Кретчмер: «Сафва в Восточной Африке, 1 часть» (1926):

«Нтенго — это пространство близ солнца и луны. Если люди его видят, они говорят: «Война!» Вождь собирает вокруг себя всех своих людей. Они обсуждают вопросы войны. Как солнце посреди Интенго, так и вождь находится среди своего народа, они советуются друг с другом по поводу выбора вооружения.»

Наскальные рисунки: солнечные колёса, вырезанные в скалах

— долина, окутанная туманом

— вредоносный туман

— разъятое яркой ядовитой дымкой. Дымка хочет растворить землю, стать воздухом.

— льстивая полоса тумана

— Полосы туманных облаков, словно пар, над самой землёй, окрашены в неподражаемые цвета.

— оригинал Ни Дсань (1301-1374), собиратель старых книг и картин, застенчивый, необщительный, раздал своё состояние бедным и жил в уединении, странствуя, подавая всем, кто попадался на пути, ценители искусств прогнали его. Он изображал, в основном, бамбук и камни. Так, в Музее в Гиме — бамбуковая роща с туманными облаками, выполненная тушью на шелке…

— в дымке даль слепнет, она лишь пар.

— дымка развоплощает мир, как морок…

— «туман с серебряным веретеном, направляемым лунной женщиной». (Людвиг Дерлет)

— поднимающийся утренней дымкой, словно оттягивая очень тонкую кожу, затемняя все цвета, только намек на цвет…

как по весне завеса первой листвы… Одно из самых изысканных воплощений нежности.

Джезуальдо… Осторожный налёт на ценности зала, великолепно сверкающий влажным блеском, как декаль — этот аромат — лишь утренняя дымка, что поднимает и затягивает.

фиолетовый тяжёлый слой, как противосияние тайно зашедшего Солнца или паргелий — утренняя дымка

— Когда дымка рассеивается, она смотрит в глаза. Она подталкивает глаза к той ясности, от которой они бегут. Каждое осознание — это разочарование! Дымка обращена к расстоянию, которое глаза находят порочным. Она призывает их к ответу, лукавая, как женщина.

— Дымка — как расстроенный орган, всегда звучит в секунду.

Великие художники тумана:

Дзау да Ньян (ок. 1100), «Зимний туман» из коллекции Хара. Ивы, вороны, ели в меланхолии осенней песни Малера. Утки, вторгшиеся в камышовое озеро, — настолько скромные, как того требует туманный мир.

Ми Фе (1051-1107): «Горы в тумане» — довольно мягкие, матовые, без линий, будто влажные, ароматные — за ним целая школа тумана. Мягкая глубина дымки, воздушная лёгкость — никто не испытывал такого ощущения воздуха!

Позднее был Гау Ко Гунг (около 1300 года), гораздо более художественный, более эффективный — без предощущения и пиетета к воздуху, как те старцы.

Туман — это видимый воздух, или, как первобытный туман, свёртывание в материю. Конденсация, непостижимое Небытие становится объектом, земным. Это потеря или обретение? Стирание цвета… Наилучшее зрение.

Они рисовали только воздух, погоду! Не ландшафт как таковой.

«В дымном небе тают / Призраки гор отдалённых» (Гёте, «На озере»)

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Непрозрачный снег, в конце концов, представляет собой сгусток прозрачных кристаллов (заполненные воздухом промежутки между ними ослабляют свет).

«Снег должен быть холодным, он поклялся в этом: прежде чем потеплеет, он растает». Холод в снегу — это природа, т.е. воля.

Каждая снежинка — это облако, а точнее «влага», и является «мошкой».

Зимой тёплый водяной пар над Гольфстримом конденсируется в снег и парит над морем безо всякого ветра.

Лавины: даже если их не будет в течение 50 лет, у них всё равно есть свои пути… Поэтому ни одна железная дорога не может быть построена без совета с местными жителями, так как чужаки не знают их путей в этих краях.

— Много видов и много истоков.

— Вулканы: пепел выпадает как снег. Белая пемза — как снежный пейзаж.

— Снег — это пыль холода

Бурлящее аллегретто снега напоминает увертюру «Волшебной флейты»

вокзал, снежный шквал

Это решетчатые кристаллы гексагональной системы, но не собственно кристаллы, а скелеты только по горизонтальным осям. Такими решетчатыми кристаллами являются и сетчатые структуры серебряного блеска: тессеральная (прямоугольная) решетка в полном обнажении; золото, медь в искаженных, запутанных формах также являются такими скелетами. Кристаллы выстраиваются по плоскостям и прямым линиям, но не так, как по осям. У этих скелетов нет «формы», это «уменьшенная форма, вытянутая в сторону».

— Магнетическая тишина пейзажа в снегу. Cнег холоден, см. выше!

Геродот пишет в рассказе из Внутренней Азии: «воздух там полон перьев»

Сугробы — это следы от снега.

Снег все еще мало изучен, в последнее время Вильгельм Паульке, профессор в Карлсруэ, исследователь лавин («Опасности Альп», Мюнхен 1933) и морозов, который сфотографировал великолепные кристаллы мороза, исследовал их различные формы и причины. (Паульке: «Практическая наука о снеге и лавинах», Берлин 1938).

Малларме в раннем стихотворении «Soleil d’hiver» сравнивает снежинки с бумажной стружкой (ему было 20 лет). — Точно так же в Багдаде визирь Аль-Мухаллаби, поэт-дилетант и подражатель Ас-Санаубари («Шишка»), первого поэта природы у арабов, называл снег в своих снежных песнях («Снег в Багдаде!»): «Снег падает как конфетти» (Джатима, «Благородная жемчужина II» 26). — Из маленькой вещи мы узнаем целые эпохи.

Снежный кристалл — это магическая руна, которая, однако, означает разрушение для противника, катастрофу. А для немецкого мужчины — фахверковое строительство.

Чудо на наших глазах, как водяной пар свёртывается, застывает и, подчиняясь закону шести, кристаллизуется в звезду…

Самые крупные хлопья имеют толщину 7 мм, а то и 12 см.

По форме снежинки можно судить о состоянии воздушных слоёв воздуха, через которые она падает. Таким образом, они приобретают особо острые лучи и становятся похожими на цветы в очень богатом водородом воздухе. Если водорода не хватает, они становятся только гексагональными незамысловатыми пластинками. Водород — волшебник цвета, очень образный и живописный. Он окрашивает облака, создает самые нежные хлопья.

Они увеличиваются за счет теплого воздуха во второй половине дня. Холодная погода угнетает их. Ниже 10° они становятся более игольчатыми. При температуре -20° снежинки перестают образовываться, потому что в воздухе нет воды.

Так что крупные хлопья представляют собой переплетённые маленькие звезды, как наши самые большие липы — 7 саженцев, которые выросли вместе и образовали ствол.

Свежий снег всегда жёсткий, потому что в холодном сухом воздухе хлопья сцепляются и зацепляются друг за друга, вырастают всё больше и, наконец, превращаются в пластинки и хлопьевидные массы — рыхлый «порошкообразный снег», поэтому его особенно много на склонах, обращенных к северу. Снег превращается в пыль.

Солнечное тепло и ночной мороз борются за снег

Лавину вызывает очень простой, невидимый изнутри процесс движения воды в снегу: талая вода не просто опускается на дно, а скапливается на твердых горизонтах снега, залегающих в нем в виде крупнозернистых прожилок, и медленно всасывается в лежащие под ней мелкозернистые слои, которые она размазывает и которые приобретают способность к движению, скольжению и сползанию. Это стало заметно благодаря окрашиванию анилином; но человек, раскрывший этот секрет, должен был умереть за это.

Вилли Вельценбах о Гималаях. Другими словами, геологическая тайна, подобная выходу родников в Рёте и Мушелькальке: горизонт родника.

В этом виновато крупное зерно. (см. 8 симфонию Брукнера, где это явно положено на музыку — таяние и скольжение).

Не следует ли «производить» лавины путем экспериментов? Вельценбах делал это, он создавал искусственные профили, готовил лавины.

Таким образом, существует геология снега. Снег — это уже не вода и ещё не земля.

Снег также имеет хлопчатый снос, очень быстро истончается, а именно снежные плиты с подветренной или наветренной стороны, сильно вдавленные, но пустотелые, как напряжённый свод — аналогично карстовым воронкам.

Примечательно то, когда снег сдувается перед скалой или препятствием, между ним и грудой снега образуются впадины — вероятно, из–за вихрей воздуха, играющих и набегающих на скалу.

Снег как известь: при таянии наклонной снежной поверхности талый снег образует (не лунки, как на плоской, а) воронки и кратеры, как в карсте.

Странно, но тающие участки вокруг деревьев, возможно, быстрее тронуты оттепелью, или слабее в своей защите в целом. Осмотрите, со всех ли сторон они тают или больше в сторону солнечной стороны. Наконец, ствол также нагревается; из многих причин это самая незначительная, наименее заметная, но самая интимная!

Александр фон Виллерс пишет о снеге 3 декабря 1871 года, что он художник, «и то, что он тает — это зависть Солнца». Оно не смогло бы так осветить самый густой куст в лесу, как эта небесная пыль с ее мягким спокойствием. Черный дрозд напуган и знает, что его предали, он не был готов к тому, что темнота способна сиять, а маленький крапивник показывает, насколько он светел, ведь хлопья не шевелятся, когда он проскальзывает по веткам… О том, какими бывают ели, узнаешь только тогда, когда снег сгибает их ветви и эта тяжесть может сделать изящным…

Ничто не может так примирить человека с судьбой, так взбодрить, поднять настроение, как вид собаки, резвящейся на снегу. Японское: Juki wa inu no obassan: «снег — дядя собаки».

Снег как белая тарелка. Чем он угощает нас? Метеоритной пылью!

Все сущности, лёгкие, как хлопья, из облаков звездных мы выпали, кувыркаемся и испаряемся; и облака, и сущности, и звёзды — детская игра…

Художник, изображающий снег в его тяжести и при таянии: Гау Цзан Хуэй (около 1300 г.). Возмутительно чувствительная картина: «Весенние горы» (коллекция Ссакай, Токио) = как будто промочил ноги, но без всякого эффекта, только по вдохновению «ткси», в дыхании этого явления, атмосферы.

Снежинки показывают, как хранятся молекулы воды.

Каждые хлопья имеют собственную форму: Уильям Скорсби исследовал их на китобойном судне.

Густав Хелльманн разделил их на 2 класса: расположил по стержням.

Ледяные цветы: созданы пением — см. полярное сияние

безмятежное тяготение снежных ливней, проносящихся над землей.

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

Фотография Ханса Юргена фон дер Вензе

ВЕТЕР

— он скрёб по балкам, он был из миллиона частиц, затаившимся…

— небо пронзительно и бурно

— ветер скрежещет, он вздымает землю своими рогами.

— хитрый, но упрямый ветер

— окутанный ветром

— волочащийся ветер — змеевидный ветер

— ветер стонал вокруг дома

— ветер стихал, обдувая всё ещё светящуюся ото дня землю.

— мерцающий шторм

— ветры связали крылья (легли)

— ветер, разбивающий образы на воде, зеркало в осколках…

— Гамхарат: «много пустынь, на которых видна ткань ветров» — [арабский глагол: плетение, пересечение — от вихря, который приводит в беспорядок сухие листья.]

— ветер, похожий на спазм кашля…

— нежный земной ветер знойной летней ночи…

Идти против ветра почти всегда неправильно. Но не запрещено. Ибо это указание: он велит деревьям наклониться, он повелевает морем, на котором пишет.

Ветер — это упрямство, противоречие. Он — господин.

Отдавать себя на волю ветра. Я помещаю себя в него и становлюсь заслоном, препятствием, неприступным для силы, которая уже привела в смятение океаны и пожрала корабли; буря, преодолевшая половину земного круга, находит берег на моем лице.

Ветер не приходит без знака. Он посылает вперёд своих посланников — цирровые облака…

Дельфины поднимаются на поверхность — ртуть падает… Восстание.

— Мистика ветра забрела далеко, но в искаженном виде, только одноногий выдаёт его; так африканские негры-рабы, а также потомки португальцев рассказывают о нём, о «Саси» на юге Бразилии, и когда местная кукушка Diplopterus naevius поёт, то насмехается над ним: «Моя Саси, Saçy Saperé, моя нога, моя нога, мне больно…» и до сих пор на юге Чили находят его следы (но многое достается и Ориону, другому одноногому).

Ураган — это всего лишь рёв Тескатлипоки (огненного зеркала Майя), как рёв ягуара под землёй.

Ветры Андерсена в «Райском саду» имеют атрибуты гомеровских, но то, как они играют с облаками, — нордично, они — дикие люди.

Направления ветра — см. немецкий трактат К. Таллквиста в «Studia Orientalia» (1914).

Буря — это танец, ибо глубина — это вихрь. Танцевальный праздник духов со священными песнями на забытом языке, с барабанами и трещотками, чтобы поддерживать жизнь в бодрствующем состоянии при её создании и заклинать её.

Глубина как странница, следовательно — молодость и преображение. Каждая буря — это восстание и свержение. Ни один элемент не имеет такой богатой и дикой истории, как воздух. Высоты — это династии, и каждая новая хорошая погода — наследница престола, тогда как любая низина — бунт и смена короля… Насколько простираются пути бури, настолько простирается и воздушное государство, ибо весь воздух разделён на империи и континенты. Колониальная история воздушного ветра

В воздухе повсюду аллювий. Наши ракеты или воздушные шары проникают в слои воздуха и достигают своего альгонкиума, своей прежней массы. Эфир — ядро.

Южный ветер смягчает ландшафт местности.

Kan fēng — «ветер победы», южный ветер, фактически победоносное возвращение домой.

«Светлый ветер» — путь светлой силы подошел к концу. Тёмное и светлое пересекаются друг с другом. Все вещи созрели и имеют меру, предел и конец.

В арабской легенде, южный ветер — коричневые кудри и красные крылья, юноша, — в то время как северный ветер — старик.

В Вавилоне он был губителен: «Мор дует на них, как южный ветер». Точно так же в Египте от южного ветра — болезни и усталость, а при северном ветре — здоровье и прохлада. (Рёдер: «Документы», стр. 53)

Фён < favere: благоприятный ветер, потому что он приносит весну.

Также трубопроводы. Одурманиватель ветров.

Миксе (Мексика): красный ветер

Коринф: «Праздник Кайзера в Гамбурге», 1911 г. — нарисован юго-западный, немецкий ветер. На фотографии представлена вся эпоха. В ней есть что-то вроде великого начала.

Можно также открывать ветра: греческий капитан Гиппалос открыл зюйд-вест Монсум, с тех пор идёт оживлённая торговля с Индией — здесь можно увидеть большое влияние буддизма на христианство, позднюю античность, через Александрию как торговый центр.

Ветер Лянь: «прохладный ветер». Он управляет землей, «которая своей силой топит и захватывает всё сущее». 6-й месяц. Глиняная трубка Линь Цчун: «лесной колокол» — силы, ведущие все существа к смерти, густы, как деревья леса. Все совершенные вещи имеют вкус!

Ветер Куан Мо, «широкое небытие» — сила Ян ширится, Инь разрушается. Зимой светлая сила скрыта в пустоте. Глиняная трубка Хуан Чунг, «жёлтый колокол» — сила света ширится, вещи начинают течь, размножаться в глубине с помощью действующей силы света. С его помощью все вещи получают фиксированные размеры и направление.

до первой октавы — стандартный тон, который Хуанг Т., Владыка Жёлтой Земли, зафиксировал со своим министром Линг Луном. Он нашёл его в горах Кун-Лун на северо-западе Китая в определенном виде бамбука; 11 других тонов, т.е. бамбуковых тростей, были получены из него. Хуан Цчун был длиной 9 дюймов = 23 см.

до — соль — ре — ля — ми — си — фа-диез — до-диез — соль-диез — ре-диез — ля-диез — ми-диез — квинтовый круг удивительно похож на систему Птолемея.

В арабской легенде ветер — беловолосый старик — белый как снег. Север всегда = старик.

В египетских долинах он здоровый и свежий, всеми любимый ветер.

Миксе в Мексике (см. направление компаса) — тёмно-зеленый ветер

Пу Цчоу, «несовершенный» — он работает над убийством жизни, падая в глубину (куй)

силы света… Глиняная трубка Йинг Чунг, «эхо-колокол». — 10-й месяц

Пробуждающий ветер! Он поглощает облака, он приходит как вестник. Он провозглашает пир! Он превращает небо в танцплощадку. Он — песня свободы!

Ветер полон стремительных порогов и водоворотов.

Каждый ветер имеет свой запах. Северный пахнет морем и водорослями.

Я всё ещё чувствовал это на Зинтфельде!

острый и сухой ветер — названиями полей, лаар — выражение из геологии, используемое также для обозначения ветра! Сухая отчётливость.

В арабской легенде ветер — рыжеволосый с крыльями, жёлтыми от пыли пустыни.

Его сухой зной — см. «Одиссея», 19, 205

«Я победил силой восточного ветра, а враг погиб от западного ветра» (араб.).

На арабском языке, ṣabā — восточный ветер, это весенний ветер, прославляемый поэтами, потому что пахнет гвоздиками.

Ветер Минг Шу («Ясный набор»): все сущности приходят к ясности. К нему относится глиняная трубка Киа Цчунг, «давленый колокол»: тёмная и светлая сила поедают друг друга. Все вещи становятся пышными, прорывают свои оболочки, выходят на свет. Они разразились «как скрип колёс». (Си-Ма Цзян)

Миксе: «старый тёмно-синий ветер»

Во время мировой войны для газовых атак на западе использовался восточный ветер, а на востоке — западный, и это всего лишь две диковинности!

Лёсс: восточные ветра обрушили на нас лёсс, и наши высоты получили стороны дождя на западе и стороны лёсса на востоке.

Гёльдерлин: «Норд-ост, самый дорогой для меня ветер». Почему? Он — злой, бешеный пёс, который спускается из кривой пещеры космоса, и, стоя за нами, воет и пускает слюну…

Ветер Цьяо, «полосатый ветер», т.е. все существа появляются по порядку, это упорядоченное появление на свет… Глиняная трубка Цьай Цзу, «великий союз» — все существа появляются на свет объединенными и начинают изгибаться, они появляются, как кончик хвоста (в честь созвездия «Ве», т.е. «Хвост», которое находится на юге).

Итальянцы называют его vento greco, а греческие моряки переняли это слово: greos = норд-ост, что само по себе бессмысленно.

Ветры также имеют своё «время», когда они преобладают. Например, рост норд-оста в Центральной Европе в последние годы. Или зюйд-вест в Амстердаме, который в последнее время становится всё более и более зюйд-зюйд-вестом.

Восточный и западный ветра в «Западно-восточном диване»: оба стихотворения Марианны Виллемер: «Что значит движение? Принесёт ли восток мне радостную весть» — ибо восточный ветер в персидской поэзии является вестником любви, как птичка в наших народных песнях.

Версия Гёте намного хуже, потому что он записал стихотворение из головы. «И ты можешь теперь идти дальше, служить счастливым и страждущим» — у него там «друзьям и подругам», что не имеет никакого смысла… «Ах, за влажные крылья твои, Запад, как я завидую тебе», написано 9.10.1815… В тот же день она пишет Буассере: «Западный ветер вступил в свои права и принёс нам дождь». Одно написано в стихотворении «Песня восточного ветра» в вагоне по дороге из Франкфурта в Гейдельберг, а другое — на обратном пути.

Сказка Андерсена о четырёх ветрах в мешке.

Борейский — северо-восточный ветер:

«Как ясен и светел купол небесный

свод; когда Борей из той щеки,

из которой он дует мягче,

дует весной,

так что небо освобождается от унылого стремления

тумана и становится ярким и прекрасным

со всем своим воинством…».

Ветер носит лицо смерти.

Ветер Цзинг Минг — «чистый и ясный» — «ветер, который дует на все вещи», все вещи получают «покачивание», движение, становятся пернатыми и крылатыми. Сейчас четвертый месяц. Глиняные трубки: Чунг Лей, «средняя основная труба»… Число света завершается семёркой.

Турецкие мореплаватели называют зюйд-ост странным именем keʃīʃleme, «монах», от keʃīʃ dagy, «Олимп близ Брусса», от персидского keʃīʃ, «христианский монах» — потому что в византийские времена эта гора была полна монастырей и скитов.

Еурус — наглец, так начертано на Фюрстенбергской эпитафии [надгробии Дитриха фон Фюрстенберга в Падерборне], центральная часть, справа.

Чанг Хо — «ветер закрытия» (ведение + возвращение). Светлая сила ведет всех существ вниз и укрывает у жёлтых источников. Тёмная сила преследует их. Они борются за жизнь. Они призваны и должны «войти»… Тёмная сила властвует. Глиняная трубка Ву Й: Завершение. Созвездие К'уй, управляет ядом и отравляет всё. Это ветер разрушения.

В Италии вся тоска по дому заканчивается, когда хотя бы раз подует наш западный ветер, он стирает краски, снимает грим с земли — и идёт дождь.

В арабских легендах западный ветер — белокурый, с мокрыми крыльями, приносящий дождь, см. Лука 12, 54: «когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет, и бывает так». — см. Царств 1, 18 Илия на горе Кармил, приближается чёрная туча с запада. С дождём.

Цефирос — с «добродушно-озабоченным» лицом старика

Ветер как скульптор — ледяные стены хребта, встречающиеся только в Андах и Гималаях — высеченные восходящими потоками, пилястры (предварительно облицованные столбы), поддерживающие хребет как горизонтальный карниз

Ханс Юрген фон дер Вензе во&nbsp;время странствия

Ханс Юрген фон дер Вензе во время странствия

Как часто природные зрелища заканчиваются очень быстро, словно по велению высокой призрачной руки: тучи расплываются, и шум дождя сменяется великолепным солнцем…

Когда я представляю себе Бога, то всегда как барометр.

Почувствуйте погоду как целое, ведь воздухом, которым мы дышим, можно страдать…

великая притча для всего мира: всё меняется — всё погода!

«природа не делает скачков» — чепуха, лучшая погода — осенняя, внезапная перемена

Погода как непрерывная продолжающаяся история.

Чего не хватает: изображений облаков. Нужно, чтоб они были как фильм, в движении

Можно лишь предположить направления, которые примет ветер, но не их меру и степень (фронтальный сдвиг). Самые сложные моменты, конечно, когда погодная ситуация меняется, например, западная погода, смещенная к северу из–за наступления Азорского максимума — переходная ситуация. Смелость и чувствительность.

Карта погоды делает космополитом. Читайте ежедневно, не замечая государственных границ. Атмосфера охватывает всех.

Карта погоды — картины великих сражений, настоящие Илиады, происходящие над человечеством, которое, однако, читает в пыли, а не в облаках и звёздах.

Карты погоды становятся все более красивыми и обгоняют Рафаэля. Роман с продолжениями

Для чего я жил? Ради гроз. Против чего направлено всё искусство. Последнее, что я хотел бы пропустить: первые падающие капли серым утром после знойной ночи.

«Готовность к грозам» — условием является достаточно сильная неустойчивость воздуха и определённая волатильность.

Гроза — это олицетворение природы. Затем — божественного.

Молния — покушение. Действует как осуждение. Определение. Молния запечатывает вечность, нормы нет.

Больше всего гроз в Абиссинии, в Камеруне — 215 в год. 30 у нас. 62 млн в год на Земле.

Внутри облака гораздо больше молний, чем между облаками и землёй! Многие из них нам не видны.

Длина молнии от 150 м до 3 км.

равнодушна, как луна в грозу

Туман — солнце прищурилось

Туман — бездушный, оторванный от жизни, негативная бесконечность, нигилизм, суматошное начало, хаос

Звук приближающегося дождя, для этого нет слов. Чувствительность — внутреннее сладострастие воздуха.

«Небо пробивает свои плотины» — я сижу, как осаждённый голландец.

Ничто в природе не выглядит так призрачно, как снег, стелющийся по земле.

Я бы тоже очень любил снег, если бы только он был зелёным.

В снегопаде есть что-то детское, как мечта маленького ребёнка.

Сцены бури и шторма были модными во французской опере после Люлли (Кампра, Коласс и другие).

Ветер в кукурузном поле, тащит за собой землю, но сильно тормозит. Им ли измеряется скорость ветра?

Земля становится водой. И волнами. — Заметное движение?

ветер во всём — текучесть, очарование

даже ветер может простудиться, дрожать и кашлять

Облака, погода — мысли Земли; всегда смотреть, наблюдать прежде всего…


Перевод — Петер Ремпель

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author